Монастыркам при выпуске 1842

0

Владимир Бенедиктов
«Монастыркам при выпуске 1842»

Вот он, муз приют любимый,
Храм наук, обитель дев,
Оком царственным хранимый
Вертоград страны родимой,
Счастья пламенный посев,
Юных прелестей рассадник,
Блага чистого родник,
Неземных даров тайник,
Гроздий полный виноградник,
Небом дышащий цветник!

Это – мир, где жизнью вешней
Веет, дышит круглый год;
Это – мир, но мир не здешний,
В нем гроза цветов не рвет,
Вихрь не зыблет сей теплицы,
Терн не входит в сей венец, –
Чисты белые страницы
Этих бархатных сердец.
Здесь тлетворное страданье
Не тревожит райских снов,
Здесь одно лишь – обожанье,
Тайнам неба подражанье.
. . . . . . . . . . . . .

Срок придет, и под крылами
Разлучительных минут
Пред несметными очами
Многоцветными лучами
Девы белые блеснут;
Группой радужно летучей
Промелькнут, волшебный клир
Морем трепетных созвучий
Обольет прощальный пир;
И из райского чертога
Разлетится племя роз,
Оставляя у порога
В благодарность перлы слез.

Так, до дня миросозданья,
В слитный сплавлено венец,
Рдело божие сиянье,
Но едва изрек творец,
И творения убранство,
Звезды, перлы естества,
Вспыхнув, брызнули в пространство
С диадемы божества;
И, простясь одна с другою
И облекшись в благодать,
Стали розно над землею
Миру темному сиять;
И во мгле земного быта
Есть для каждого одна, –
Тайна жизни в ней сокрыта
И судьба заключена.

Так, но грозный миг разлуки, –
Чуя славу впереди,
Сжаты огненные звуки
В поэтической груди;
Зреют, спеют молодые,
Долго на сердце лежат –
Срок наступит, и родные
Крупным хором задрожат,
Хлынут звонкою слезою,
И, рассыпаны певцом,
Эти звуки под грозою
В мир уходят за венцом!

Срок настал: из врат науки,
Из священной глубины
Излетайте, божьи звуки,
Звезды русской стороны!
Свет проникнут ожиданьем, –
Взвейтесь, дивные, в эфир
И негаснущим сияньем
Очаруйте бедный мир!

Произведения классической поэзии и прозы
Владимир Бенедиктов. Стихотворения


www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика









0

Напрасные жертвы. Владимир Бенедиктов. читает Павел Беседин

0




Декламации Павла Беседина. Классика Мировой Поэзии и Прозы. Читаем. Слушаем. Наслаждаемся.




Владимир Бенедиктов
«Напрасные жертвы»
читает Павел Беседин

Степенных мудрецов уроки затвердив,
Как вредны пламенные страсти,
С усилием я каждый их порыв
Старался покорить рассудка грозной власти;
С мечтой сердечною вступая в тяжкий спор,
Я чувству шёл наперекор,
И может быть порой чистейшее участье
Созданий, милых мне, враждебно отвергал,
И где меня искало счастье –
Я сам от счастья убегал.

Рассудок хладный! – долго, строго
Я не без горя, не без слёз
Тебе служил, и много, много
Кровавых жертв тебе принёс;
Как в тайну высшего искусства,
Я вник в учение твоё –
И обокрал святыню чувства,
Ограбил сердце я своё;
И там, где жизнь порывом сильным
Из тесной рамы бытия
Стремилась выдвинуться, – я
Грозил ей заступом могильным,
И злой грозой поражена
Стихала грустная она.

За жертвы трудные, за горькие лишенья
Ты чем мне заплатил, холодный, жалкий ум?
Зажёг ли мне во тьме светильник утешенья
И много ли мне дал отрадных светлых дум?
Я с роком бился: что ж? – Что вынес я из боя?
Я жизнь вверял тебе – и не жил я вполне:
За жизнь мою ты дал ли мне
Хотя безжизненность покоя?
Нет, дни туманные мои
Полны, при проблесках минутных,
Печальных гроз, видений смутных
И тёмных призраков любви.



Произведения классической поэзии и прозы
Владимир Бенедиктов. Стихотворения

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика









0

Улетевшим мечтам— Владимир Бенедиктов

0

Нервы жизни – где вы? где вы?
Где ваш светлый, легкий рой?
Обольстительницы девы,
Обожаемые мной?

Что за ветер вас развеял?
Как я нежил вас в тиши,
Как, прияв в чертог души,
Целомудренно лелеял!

Где ж вы, райские цветы,
Неба утреннего звезды,
Пташки сердца – мечты!
Где ж теперь вы свили гнезды?

Полетел бы я вам вслед,
Но – напрасные усилья!
Оковал желаний крылья
Строгий опыт тяжких бед.

В хладном сердце – лед и вьюга;
Вы же, – в теплые края
Унеслись на лоно юга,
Перелетные друзья!..

0

Упоение— Владимир Бенедиктов

0


Упоение— Владимир Бенедиктов

Взором твоим я утешен,
Жадно смотрю тебе в очи;
С блеском полудня в них смешан
Мрак соблазнительной ночи.

Пью я блаженство и муку,
Слушая детский твой лепет;
Страстно схватив твою руку,
Чувствую жар я и трепет;

Вырваться сердце готово;
Грудь и томится и млеет;
Хочется вымолвить слово:
Сохнет язык и немеет.

Нету ни воли, ни силы!
Нет ни мольбы, ни заклятий!
Мертвый – хочу из могилы
Кинуться в пламень объятий.


0

Улетела Владимир Бенедиктов

0


Улетела Владимир Бенедиктов

Эх, ты молодость – злодейка!
Ты ушла от старика,
Что заветная копейка
Из кармана бедняка.
Для чего ж, себе на горе,
Сохранил я чувства пыл?
Для чего при милом взоре
Трепетать я не забыл?
Лучше б вымер этот пламень!
Лучше б, взвесив лет число,
Обратилось сердце в камень,
Да и мохом поросло!

Будь-ка ты еще со мною,
Вихорь – молодость моя,
Как с тобой , моей родною.
Погулял бы нынче я!
Этим юношам степенным
Дал бы я какой урок!
Этим с молоду растленным
И потом нейдущим впрок,
Этим с детских лет привыкшим
И к лорнетам и очкам
И над книгами поникшим
Малолетним старичкам!

В премудреные вопросы
Углубились их не тронь!
Жгут сигары , папиросы:
Дым – то есть , да где ж огонь?
Что им девы – чародейки?
Нет им дела до любви;
Лишь журнальные статейки
В их вращаются крови.
Не сердечные тревоги
Занимают мысли их,
А железные дороги,
Цены акций биржевых,
Механическая ловля
Орденов, чинов и мест
И свободная торговля
Хоть сперва – на счет невест.
В каждом видишь человека,
Что с расчетцем на уме
Ищет теплого местечка
Где-нибудь, хоть в Чухломе.
Он родился дипломатом,
Талейран – глядишь – точь в точь,
Даже смотрит и Сократом –
От цикуты б только прочь!
Русь считает он деревней;
Весь и новый мир и древний
Изучил он вперебор,
И учен, учен без меры:
Знает, что и как – гетеры,
Говорит насчет амфор
И букета вин фалернских;
В новизне же , наконец,
После Очерков губернских. –
Окончательный мудрец:
Он в провинции размножить
Хочет свет своих идей,
Хочет взятки уничтожить
К утешению людей;
А потом, поднявши брови,
Заберется как туда,
Да войдет во вкус – беда!
Чуть лизнет тигренок крови –
Станет тигром хоть куда.

Но зачем я так обидно
Нападаю на тебя,
Юный друг мой? – Знать завидна
Старцу молодость твоя.
Не сердись! Не мсти поэту!
Так я брежу и шучу,
Чем я начал песню,
Тем ее и заключу:
Эх, ты молодость – злодейка!
Ты ушла от старика! –
Что последняя копейка
Из кармана бедняка.

❅ Владимир Бенедиктов Стихотворения ❅


0

Ты мне все— Владимир Бенедиктов

0

Воздуха чистого в легком дыхании
Мне твоей поступи веянье слышится;
На море, белой волны колыхании
Все мне волна твоих персей колышется,
Тополя стройного в лиственном шелесте
Чудится топот твой нежный, таинственный, –
В целой природе твои только прелести
Я созерцаю, о друг мой единственный.
Ты – мое сердце в полудне высокое,
Месяц серебряный, звездочка скромная;
Ты – моя радость и горе глубокое,
День мой блестящий и ночь моя темная.

Владимир Бенедиктов. Стихотворения

0

Ты холодна— Владимир Бенедиктов

0

Авдотье Павловне Гартонг

Тебе не нужно звонких слов,
Ни гимнов жертвенных поэта,
Ни звуков лестного привета –
Нет! И клянусь огнем стихов, –
С тех пор, как я тебя завидел
И петь и славить возлюбил, –
Тебя я лестью не обидел,
Пустой хвалой не оскорбил!
Чуждаясь неги бесполезной,
Тебе был внятен и не дик
Мой тяжкий ямб, мой стих железный
И правды кованый язык.
Я не хотел к тебе приблизить
Любви лукавую мечту
И вялой нежностью унизить
Суровой думы высоту.
Небес заветных в край лазурный
Себе полет я воспретил
И стон – порою слишком бурный –
Не раз в груди остановил.

Ты жизнь уму, а сердцу – кара, –
Знать, так назначено судьбой!
Ты холодна… но холод твой
Милей полуденного жара.
Устав от душной суеты,
Отрадно горю и томленью
Найти приют под свежей тенью
Твоей разумной красоты.
Тому, кто вырвется из ада
Житейских дел, где тяжело
Проклятьем сдавлено чело, –
Сладка эдемская прохлада!
Но если – к раю приведен –
Проникнуть вдаль помыслит он,
Отколь блаженства воздух пашет, –
Твой острый взор тогда над ним
Подъят, как меч, которым машет
Привратник рая – херувим!
Спасен, кто в сфере испытанья,
Испив твой взор, вкусивши речь,
Успел от вечного страданья
Остаток сердца уберечь!
Ты холодна… Так видит око!
Ты вся как мраморный кумир,
Но сердце женщины глубоко, –
В нем можно спрятать целый мир.
Трудна извитая дорога
К тому, что скрыто в этой мгле.
Тайн много на небе у бога,
Но тайны есть – и на земле!

0

Илюха— Михаил Шолохов читает Павел Беседин

0





OCR Гуцев В.Н.
I

Началось это с медвежьей охоты.
Тетка Дарья рубила в лесу дровишки, забралась в непролазную гущу и едва не попала в медвежью берлогу. Баба Дарья бедовая,- оставила неподалеку от берлоги сынишку караулить, а сама живым духом мотнулась в деревню. Прибежала – и перво-наперво в избу Трофима Никитича.
– Хозяин дома?
– Дома.
– На медвежью берлогу напала… Убьешь – в часть примешь.
Поглядел Трофим Никитич на нее снизу вверх, потом сверху вниз, сказал презрительно:
– Не брешешь – веди, часть барышов за тобою.
Собрались и пошли. Дарья передом чикиляет, Трофим Никитич с сыном Ильей сзади. Сорвалось дело: подняли из берлоги брюхатую медведицу, стреляли чуть ли не в упор, но по случаю бессовестных ли промахов или еще по каким неведомым причинам, но только зверя упустили. Долго осматривал Трофим Никитич свою ветхую берданку, долго “тысячился”, косясь на ухмылявшегося Илью, под конец сказал:
– Зверя упущать никак не могем. Придется в лесу ночевать.
Поутру видно было, как через лохматый сосновый молодняк уходила медведица на восток, к Глинищевскому лесу. Путаный след отчетливо печатался на молодом снегу; по следу Трофим с сыном двое суток колесили. Пришлось и позябнуть и голоду опробовать – харчи прикончились на другой день,- и лишь через трое суток на прогалинке, под сиротливо пригорюнившейся березой, устукали захваченную врасплох медведицу. Вот тут-то и сказал Трофим Никитич в первый раз, глядя на Илью, ворочавшего семнадицатипудовую тушу:
– А силенка у тебя водится, паря… Женить тебя надо, стар я становлюсь, немощен, не могу на зверя ходить и в стрельбе плошаю – мокнет слезой глаз. Вот видишь, у зверя в брюхе дети, потомство… И человеку такое назначение дадено.
Воткнул Илья нож, пропитанный кровью, в снег, потные волосы откинул со лба, подумал: “Ох, начинается…”
С этого и пошло. Что ни день, то все напористей берут Илью в оборот отец с матерью: женись да женись, время тебе, мать в работе состарилась, молодую бы хозядку в дом надо, старухе на помощь… И разное тому подобное.
Сидел Илья на печке, посапливал да помалкивал, а потом до того разжелудили парня, что потихоньку от стариков пилу зашил в мешок, топор прихватил и прочие инструменты по плотницкой части и начал собираться в дорогу, да не куда-нибудь, а в столицу, к дяде Ефиму, который в булочной Моссельпрома продавцом служит.
А мать свое не бросает:
– Приглядела тебе, Ильюшенька, невесту. Была бы тебе хороша да пригожа, чисто яблочко наливное. И в поле работать, и гостя принять приятным разговором может. Усватать надо, а то отобьют.
В хворь вогнали парня, в тоску вдался, больно жениться неохота, а тут-таки, признаться, и девки по сердцу нет; в какую деревню ни кинь поблизости – нет подходящей. А как узнал, что в невесты ему прочат дочь лавочника Федюшина, вовсе ощетинился.
Утром, кое-как позавтракав, попрощался с родными в пешкодралом махнул на станцию. Мать при прощании всплакнула, а отец, брови седые сдвинув, сказал зло и сердито:
– Охота тебе шляться, Илья, иди, но домой не заглядывай. Вижу, что зараженный ты кумсамолом, все с ними, с поганцами, нюхался, ну в живи как знаешь, а я тебе больше не указ…
Дверь за сыном захлопнул, глядел в окно, как по улице, прямой и широкой, вышагивал Илья, и, прислушиваясь к сердитому всхлипыванию старухи, морщился и долго вздыхал.
А Илья выбрался за село, посидел возле канавки и засмеялся, вспоминая Настю – невесту проченную. Больно на монашку похожа: губки ехидно поджатые, все вздыхает да крестится, ровно старушка древняя, ни одной обедни не пропустит, а сама собой – как перекисшая опара.
II

Москва не чета Костроме. Вначале пугался Илья каждого автомобильного гудка, вздрагивал, глядя на грохочущий трамвай, потом свыкся. Устроил его дядя Ефим на плотницкую работу.
…Ночью, припозднившись, шел с работы по Плющихе, под безмолвной шеренгой желтоглазых фонарей. Чтобы укоротить дорогу, свернул в глухой, кривенький переулок и возле одной из подворотен услышал сдавленный крик, топот и звук пощечины. Ускорил Илья шаги, заглянул в черное хайло ворот: возле мокрой сводчатой стены пьяный слюнтяй, в пальто с барашковым воротником, лапал какую-то женщину и, захлебываясь отрыжкой, глухо бурчал:
– Н-но… позвольте, дорогая… в наш век это так просто. Мимолетное счастье…
Увидел Илья за барашковым воротником красную повязку и девичьи глаза, налитые ужасом, слезами, отвращением.
Шагнул Илья к пьяному, барашковый воротник сграбастал пятернею и шваркнул брюзглое тело об стену.
Пьяный охнул, рыгнул, бычачьим бессмысленным взглядом уперся в Илью и, почувствовав на себе жесткие по-звериному глаза парня, повернулся и, спотыкаясь, оглядываясь и падая, побежал по переулку.
Девушка в красном платке и потертой кожанке крепко уцепилась Илье за рукав.
– Спасибо, товарищ… Вот какое спасибо!
– За что он тебя облапил-то? – спросил Илья, конфузливо переминаясь.
– Пьяный, мерзавец… Привязался. В глаза не видала.
Сунула ему девушка в руки листок со своим адресом и, пока дошли до Зубовской площади, все твердила:
– Заходите, товарищ, по свободе. Рада буду…
III

Пришел Илья к ней как-то в субботу, поднялся на шестой этаж, у обшарпанной двери с надписью “Анна Бодрухина” остановился, в темноте пошарил рукою, нащупывая дверную ручку, и осторожненько постучался. Отворила дверь сама, стала на пороге, близоруко щурясь, потом угадала, пыхнула улыбкой.
– Заходите, заходите.
Ломая смущение, сел Илья на краешек стула, оглядывался кругом робко, на вопросы выдавливал из себя кургузые и тяжелые слова:
– Костромской… плотник… на заработки приехал… двадцать первый год мне.
А когда ненароком обмолвился, что сбежал от женитьбы и богомольной невесты, девушка смехом рассыпалась, привязалась:
– Расскажи да расскажи.
И, глядя на румяное лицо, полыхавшее смехом, сам рассмеялся Илья; неуклюже махая руками, долго рассказывал про все, и вместе перемежали рассказ хохотом молодым, по-весеннему. С тех пор заходил чаще. Комнатка с вылинявшими обоями и портретом Ильича с сердцем сроднилась. После работы тянуло пойти поси деть с нею, послушать немудрый рассказ про Ильича и поглядеть в глаза ее серые, светлой голубизны.
Весенней грязью цвели улицы города. Как-то зашел прямо с работы, возле двери поставил он инструмент, взялся за дверную ручку и обжегся знобким холодком. На дверях на клочке бумаги знакомым, косым почерком: “Уехала на месяц в командировку в Иваново-Вознесенск”.
Шел по лестнице вниз, заглядывая в черный пролет, под ноги сплевывал клейкую слюну. Сердце щемила скука. Высчитал, через сколько дней вернется, и чем ближе подползал желанный день, тем острее росло нетерпение.
В пятницу не пошел на работу,- с утра, не евши, ушел в знакомый переулок, залитый сочным запахом цветущих тополей, встречал и провожал глазами каждую красную повязку. Перед вечером увидал, как вышла она из переулка, не сдержался и побежал навстречу.
IV

Опять вечерами с нею – или на квартире, или в комсомольском клубе. Выучила Илью читать по складам, потом писать. Ручка в пальцах у Ильи листком осиновым трясется, на бумагу бросает кляксы; оттого, что близко к нему нагибается красная повязка, у Ильи в голове будто кузница стучит в висках размеренно и жарко.
Прыгает ручка в пальцах, выводит на бумажном листе широкоплечие, сутулые буквы, такие же, как и сам Илья, а в глазах туман, туман…
Месяц спустя секретарю ячейки постройкома подал Илья заявление о принятии в члены РЛКСМ, да не простое заявление, а написанное рукою самого Ильи, со строчками косыми и курчавыми, упавшими на бумагу, как пенистые стружки из-под рубанка.
А через неделю вечером встретила его Анна у подъезда застывшей шестиэтажной махины, крикнула обрадованно и звонко:
– Привет товарищу Илье – комсомольцу!..
V

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

– Ну, Илья, время уже два часа. Тебе пора идти домой.

– Погоди, аль не успеешь выспаться?
– Я вторую ночь и так не сплю. Иди, Илья.
– Больно на улице грязно… Дома хозяйка-то лается: “Таскаешься, а мне за всеми вами отпирать да запирать дверь вовсе без надобности…”
– Тогда уходи раньше, не засиживайся до полночи.
– Может, у тебя можно… где-нибудь… переночевать?
Встала Анна из-за стола, повернулась к свету спиной. На лбу косая, поперечная морщина легла канавой.
– Ты вот что, Илья… если подбираешься ко мне, то отчаливай. Вижу я за последние дни, к чему ты клонишь… Было бы тебе известно, что я замужняя. Муж четвертый месяц работает в Иваново-Вознесенске, и я уезжаю к нему на днях…
У Ильи губы словно серым пеплом покрылись.
– Ты за-му-жня-я?
– Да, живу с одним комсомольцем. Я сожалею, что не сказала тебе этого раньше.
На работу не ходил две недели. Лежал на кровати пухлый, позеленевший. Потом встал как-то, потрогал пальцем ржавчиной покрытую пилу и улыбнулся натянуто и криво.
Ребята в ячейке засыпали вопросами, когда пришел:
– Какая тебя болячка укусила? Ты, Илюха, как оживший покойник. Что ты пожелтел-то?
В коридоре клуба наткнулся на секретаря ячейки.
– Илья, ты?
– Я.
– Где пропадал?
– Хворал… голова что-то болела.
– У нас есть одна командировка на агрономические курсы, согласен?
– Я ведь малограмотный очень… А то бы поехал…
– Не бузи! Там будет подготовка, небось выучат…
x x x

Через неделю, вечером, шел Илья с работы на курсы, сзади окликнули:
– Илья!
Оглянулся – она, Анна, догоняет и издали улыбается.
Крепко пожала руку.
– Ну, как живешь? Я слышала, что ты учишься?
– Помаленьку и живу и учусь. Спасибо, что грамоте научила.
Шли рядом, но от близости красной повязки уж не кружилась голова. Перед прощанием спросила, улыбаясь и глядя в сторону:
– А та болячка зажила?
– Учусь, как землю от разных болячек лечить, а на энту…- Махнул рукой, перекинул инструмент с правого плеча на левое и зашагал, улыбаясь, дальше, – грузный и неловкий.


Михаил Шолохов . Рассказы


Яндекс.Метрика

















Рейтинг@Mail.ru

0

Я. П. Полонскому—Владимир Бенедиктов

0



Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅



Между тем как на чужбине
Лучшим солнцем ты согрет,
в холодах проводим ныне
Мы одно из наших лет.
У Невы широководной
В атмосфере непогодной,
И отсюда наш привет
Шлем тебе, наш превосходной,
Драгоценнейший поэт!

Говорят, что ты оставил
Баден – Баден и к местам
Приальпийским путь направил,
И теперь витаешь там.
Воздух сладостный Женевы,
Как дыханье юной девы,
Да влечет тебя к мечтам
И внушит тебе напевы
Новых песен, милых нам.

Коль наладит с русской кровью
Воздух тот – ему и честь.
Пусть он даст прилив здоровью
Твоему. – Ты ж нам дай весть:
Как живешь вдали и вчуже?
Мы ж поем все песню ту же:
где ж нам новую завесть?
Прозябаем в летней стуже;
А ведь все ж отрада есть.

В шубах ездим мы на дачу
Под приветный кров спеша
К тем, которых я означу
Здесь начальной буквой Ш…
Догадайся, – к тем знакомым,
Что живут уютным домом,
Где сидишь, легко дыша,
И радушным их приемом
Согревается душа,

К согреванью ж плоти грешной
Есть камин и чай гостям;
И вчера у них успешно
Побеседовалось нам;
Был Щербина, Сонцов; снова
О тебе метали слово –
Знаешь – с бранью пополам;
Вспоминали Соколова
И фон – Яковлева там.

И стихи твои читали,
И казалось мне: в тиши
В них оттенки трепетали
Подвижной твоей души,
И – не надобно портрета, –
Личность светлая поэта
Очерталась: поспеши
Дать еще два, три куплета –
И подарок доверши


0

Я помню—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Я помню—Владимир Бенедиктов

Я помню: была ты ребенком;
Бывало – ни в вихре затей,
Ни в играх, ни в хохоте звонком
Не слышно тебя меж детей.

Как звездочка в белом тумане –
Являлась ты в детстве, мила,
И тихо, как Пушкина Таня,
Без кукол его провела.

Бывало – в коротеньком платье,
В домашнем своем уголке,
Всегда ты в смиренном занятье –
С иголкой иль книжкой в руке, –

В гостях же – с опущенным взглядом,
Стыдливо склонясь головой,
Сидишь себе с маменькой рядом
Да щиплешь передничек свой.

Когда ты лишь жить начинала –
Уж молодость я доконал,
Еще ничего ты не знала,
Когда я уж многое знал.

Лет тридцать я взял уже с бою,
И, вольно, небрежно, шутя,
Бывало – любуюсь тобою
И думаю: «Прелесть дитя!

Да жаль, что мы пущены розно
В дорогу, – малютка, прости!
Зачем ты родилась так поздно?
Тебе ль до меня дорасти?»

И гордо, спокойно, бесстрастно
Я мимо тебя проходил,
Я знал, что ты будешь прекрасна
Тогда, как я буду уж хил.

Но мог ли я думать в то время,
Что после, как в виде цветка
Распустится чудное семя, –
С ума ты сведешь старика?

Во многом дожив до изъяна,
Теперь не могу не тужить,
Зачем я родился так рано,
Зачем торопился я жить.

Посмотришь на юность – завидно!
Судьбой всё не так решено, –
И всё бы я плакал, да стыдно,
И всё бы рыдал, да смешно.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Я не люблю тебя—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Я не люблю тебя—Владимир Бенедиктов

Я не люблю тебя. Любить уже не может,
Кто выкупал в холодном море дум
Свой сумрачный, тяжёлый ум,
Кого везде, во всём, сомнение тревожит,

Кто в школе опыта давно уж перешёл
Сердечной музыки мучительную гамму
И в жизни злую эпиграмму
На всё прекрасное прочёл.
Пусть юноша мечтам заветным предаётся!
Я продал их, я прожил их давно;
Мой ум давно уж там смеётся,
Где сердцу плакать суждено.

Что б не сбылось с душой моею,
Какой бы ни горел огонь в моей крови,
Я не люблю тебя, я именем любви
Стремленья тайного знаменовать не смею,

Но ты мила моим очам,
Очам души моей мила, как день
блаженный,
И взора твоего к божественным лучам
Прикован взор мой упоенный.
Язык мой скован – и молчит;
Его мой скрытный жар в посредники не
просит,
А сердце внятно говорит,
Чего язык не произносит.

Когда – то жизни на заре
С душой, отверстою к приятию святыни,
Я разводил свой огнь на алтаре
Минувших дней моих богини.
Тогда в мечтах заповедных
Повсюду предо мной сияла бесконечность,

И в думах девственных своих
Я сочетал любовь и вечность;
Но вскоре дал суровый рок
Мне охладительный урок:
Он мне открыл, что и любовь хранится
Не доле милого цветка,
Что вечность целая порой в неё ложится,

Но эта вечность – коротка.
Теперь, сим знаньем просвещённый,
Я верить рад, что грудь моя
Объята вспышкою мгновенной,
Последним взрывом бытия.
На хладный свой язык мне разум
переводит,
Что втайне чувство создаёт;
Оно растёт, оно восходит,
А он твердит: оно пройдёт!
Но что ж? На грудь, волнуемую тщетно,
Он хочет наложить свинцовую печать:
Душе ль насильственно изгнать,
Что в душу рвётся так приветно?

Я не люблю тебя; – но как бы я желал
Всегда с тобою быть, с тобою жизнию
слиться,
С тобою пить её фиал,
С тобой от мира отделиться!
И между тем как рыцарь наших дней
Лепечет с лёгкостью и резвостью
воздушной
Бездушное «люблю» красавице бездушной
Как сладко было б мне, склонясь к главе
твоей,
И руку сжав твою рукою воспалённой,
И взор твой обратив, отрадный, на себя,

Тебе шептать: мой друг бесценной!
Мой милый друг! я не люблю тебя!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Я знаю—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Я знаю—Владимир Бенедиктов

Я знаю, – томлюсь я напрасно,
Я знаю, – люблю я бесплодно,
Ее равнодушье мне ясно,
Ей сердце мое – неугодно.

Я нежные песни слагаю,
А ей и внимать недосужно,
Ей, всеми любимой, я знаю,
Мое поклоненье не нужно.

Решенье судьбы неизменно.
Не так же ль средь жизненной битвы
Мы молимся небу смиренно, –
А нужны ли небу молитвы?

Над нашею бренностью гибкой,
Клонящейся долу послушно,
Стоит оно с вечной улыбкой
И смотрит на нас равнодушно, –

И, видя, как смертный склоняет
Главу свою, трепетный, бледный,
Оно неподвижно сияет,
И смотрит, и думает: «Бедный!»

И мыслю я, пронят глубоко
Сознаньем, что небо бесстрастно:
Не тем ли оно и высоко?
Не тем ли оно и прекрасно?


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Юной мечтательнице—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Юной мечтательнице—Владимир Бенедиктов

Милое созданье! Мечтая,
Веруешь ты в счастье. Каждый шаг
Для тебя – надежда золотая.
Думаешь: вот это будет так,
Это – эдак; думаешь: природа
Заодно с твоим желаньем; ждёшь.
Что часы, где нужно, сбавят хода,
День помедлит, если он хорош;
Ну, куда ему спешить? Догонит
Срок свой после! А уж он и прочь,
И глухая сумрачная ночь,
Как могила, всё в себе хоронит,
И смотря, как набегает тень
На твои слезящиеся очи,
Становлюсь я сам темнее ночи,
И досадно мне, что я – – не день:
Я бы медлил, как тебе угодно,
Или шёл скорей уж заодно,
Для меня же это всё равно:
И спешки и медлю я безплодно.
не свожу я глаз с очей твоих,
Слушая твои мечтанья сказки;
Кажется, с устами вместе, глазки
Мне твои рассказывают их;
Кажется, я слушаю глазами,
Понимая этот милый бред
Не умом, но сердцем прошлых лет,
И подчас расхлынулся б слезами.
Но – довольно! Их давно уж нет.
Понимаю этот лепет странный:
Он проникнут негой и огнём;
Понимаю – речь идёт о нём…
Имени не нужно… безымянный!
Он – да, он… кого твой ищет взор
Там и здесь. Все свойства неземные
Ты ему приписываешь… Вздор!
Всё пустое! – За мечты златые,
Может быть, заплатишь ты потом
Горько, существенностию… «Что же?
Не открыть ли истину ей? « – Боже!
Нет! Мне жаль. Пускай хоть райским сном
Насладится! – Нет! – И между прочим
Думаю: храни её, творец!
Что же я такое? – Не отец
Для неё, – однакож и не вотчим,
И не бич. – В развитии этих лет
Над кипучим жизненным истоком
Ощипать очарованья цвет
Ледяным, убийственным уроком!
И урок подействует ли? Нет!
Он её напрасно лишь помучит.
Осени поверит ли весна?
Мне ль учить? – Есть мачеха: она
Жизнию зовётся – та научит;
И кривая голова тогда,
Я рассказ мечтательницы милой
Слушаю, и шопотом: да, да –
Говорю, – а та с растущей силой
Продолжает – дальше, дальше все.
Слышится, как сердце у нее
Разбивает юных персей крепость,
И из уст рассказчицы блажной
Чудная, прекрасная нелепость
Неудержимой катится волной.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Южная ночь—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Южная ночь—Владимир Бенедиктов

Лёгкий сумрак. Сень акаций.
Берег моря, плеск волны;
И с лазурной вышины
Свет лампады муз и граций –
Упоительной луны.

Там, чернея над заливом,
Мачт подъемлются леса;
На земли ж – земли ж краса –
Тополь ростом горделивым
Измеряет небеса.

Горячей дыханья девы,
Меж землёй и небом сжат,
Сладкий воздух; в нём дрожат
Итальянские напевы;
В нём трепещет аромат.

А луна? – Луна здесь греет,
Хочет солнцем быть луна;
Соблазнительно – пышна
Грудь томит и чары деет
Блеском сладостным она.

Злая ночь златого юга!
Блещешь лютой ты красой:
Ты сменила холод мой
Жаром страшного недуга –
Одиночества тоской.

Сердце, вспомнив сон заветной,
Жаждешь вновь – кого-нибудь…
Тщетно! Не о ком вздохнуть!
И любовью беспредметной
Высоко взметалась грудь.

Прочь, томительная нега!
Там – целебный север мой
Возвратит душе больной
В лоне вьюг, на глыбах снега
Силу мыслей и покой.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чудный конь—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Конь мой, конь мой, – удивленье!
Как красив волшебный бег!
Как он в бешенном стремленьи
Мчит поэта – сына нег!
Нет путям его препоны;
Ни железа в пенном рте;
Ни хранительной препоны
На изнеженном хребте.
Мать – природа гладит, холит
Друга, полного огня,
И, беспечен, не неволит
Всадник чудного коня;
И не чуя острой шпоры,
Конь летает через горы,
Мчится вихрем по степям,
Мчится бурей по морям.
Он свободно, без усилья,
Скачет выше облаков,
Где пернатый сын громов
Утомляет мощны крылья.
Он могучею стрелой
По следам планет летает, –
Там из звезд венец златой
Гордый всадник похищает
С ткани неба голубой.
Конь земной травы не щиплет
И не спит в земной пыли:
Он все в высь – и искры сыплет
На холодных чад земли.
Так в туманный час вечерний
Над челом полночных гор,
Радость мудрых, диво черни, –
Мчится яркий метеор.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чувство—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чувство—Владимир Бенедиктов

Подумаешь: к чему все эти бури –
Гроза страстей? Мне так легко с тех
пор,
Как на тебя упал мой бедный взор
И плавать стал очей твоих в лазури.
Мне кажется – я так тебя люблю,
Так хорошо мне было бы с тобою,
Так по себе, что я с моей судьбою
Поладил бы, и на душу мою
Сошла бы та спокойная отрада,
То тихое довольство добрых душ,
Которого не трогай, не нарушь –
И ничего уж более не надо!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Что-то будет?—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Что-то будет?—Владимир Бенедиктов

Я предрассудков враг, но я не чужд
гаданья
Над тайной участью цветущего созданья,
Вступающего в свет с чувствительной
душой
И сердцем трепетным. Что будет? Боже
мой!
Что деву юную ждет в этом мире строгом,
Богатом в горестях, а в радостях
убогом?
Какой ей в жизни путь судьбой
определен?
Кто будет спутник ей? Кто будет этот
он?
И мне хотелось бы не пошлые приветы
Ей дать в приданое, но добрые советы,
И на далекий путь снабдить ее притом
Дорожной грамотой, хранительным листом.
«О рок земной! Смягчись, – рукою
всемогущей
Созданью нежному дай светлый день
грядущий! –
Так с теплой просьбою взываю я к
судьбе. –
Не изомни цветка, врученного тебе!
Злой бурей не обидь едва расцветшей
розы!»
А там, от тихих просьб переходя в
угрозы,
Я повелительно судьбе в глаза смотрю
И, пальцем ей грозя: «Так помни ж!» –
говорю,
Как будто бы она должна быть мне
послушна,
А та на всё глядит спокойно,
равнодушно.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Что шумишь?—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Что шумишь?—Владимир Бенедиктов

Что шумишь? Чего ты хочешь,
Беспокойный рифмотвор?
Нас ты виршами морочишь
И несешь гремучий вздор,
Воешь, тратишься на вздохи
Да на жалобы, чудак,
Что дела на свете плохи,
Что весь мир идет не так.
Ты все как бы тишь нарушить!
Как бы сердце растрепать!
Мы тебя не станем слушать:
Мы хотим спокойно кушать,
А потом спокойно спать.
Не тревожь покой наш сонный!
Не рычи, неугомонный!
Будь, как надо – человек!
Мы о призраках не тужим;
Мы действительности служим;
Положителен наш век.
Блеск твоих высоких истин
Нам несносен, ненавистен, –
Мы их знаем, верим им,
Только знать их не хотим:
Нам бы жить они мешали,
А ведь все хотим мы жить,
Так зачем бы вдруг мы стали
Этим истинам служить?
Что нам в них, когда их ложью,
Благ земных имея часть,
Можно славить милость божью,
И, чтоб духом не упасть,
Да и плоти не ослабить,
Иногда немножко грабить,
Иногда немножко красть?
Не смущая нашу совесть,
Не ворочая души,
Дай нам песню, сказку, повесть,
Позабавь нас, посмеши –
Так, чтоб было все пустенько,
Непридирчиво, легко,
И попрыгало б маленько
В смехе круглое брюшко,
Посреди отдохновенья,
В важный час пищеваренья!
Не ломись в число судей!
Не вноси к нам ни уроков,
Ни обидных нам намеков,
Ни мучительных идей,
И не будь бичом пороков,
Чтоб не бить бичом людей!
Если ж дико и сурово
Заревешь ты свысока –
Эко диво! Нам не ново:
Мы как раз уймем дружка.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Что ж делать?—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Что ж делать?—Владимир Бенедиктов

Что ж делать? – Судьба приказала
Им вечно друг друга терзать.
Их брачная доля связала,
Узла их нельзя развязать.

Сожительство тяжко обоим,
Где ж брака высокая цель?
А мучить друг друга легко им:
Всё общее – дом и постель.

И всюду они неразлучны,
Друг на друга злобно глядят,
Взаимно несносно-докучны,
Ревниво друг друга следят.

Им страшно, чтоб, рано иль поздно
От «вместе» успев ускользнуть,
Минуты блаженного «розно»
Из них не вкусил кто-нибудь.

Стараясь во всем поперечить
Друг другу и въявь и тайком,
Стремятся свой ад обеспечить,
Несчастье сберечь целиком.

И, скрежетом брани, проклятья
Наполнив и ночи и дни,
Печально смыкают объятья
И верны друг другу они.

Приходит уж старость и древность,
Уж искры угасли в крови,
А всё еще глупая ревность
Грызет их в насмешку любви.

Посмертного злого недуга
В томленье, средь мук без числа,
Две жизни изводят друг друга…
А брака законность цела.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чортов мост—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чортов мост—Владимир Бенедиктов

Страшно! Небо мглой объято,
И скала скалу гнетет.
Меж скалами круто сжата
Хлещет пена водоската,
Прыщет, воет и ревет.
Ветер рвет в ласкутья ризу,
Что туман горам соткал;
Я леплюсь по их карнизу,
Тучи сверху, тучи снизу,
Сверху, снизу – ребра скал
Муза! Дай мне голос барда –
Голос в божью высоту!
Я без крыл здесь на лету:
Я – на высях Сен-Готарда,
Я – на Чортовом мосту!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чесменские трофеи—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чесменские трофеи—Владимир Бенедиктов

Был то век Екатерины,
В море наши исполины
Дали вновь урок чалме,
Налетев на сопостата,
Нашей матушки ребята
Отличились при Чесме.

Наш орел изринул пламя –
И поникло турков знамя,
Затрещала их луна,
Флот их взорван – и во влагу
Брошен в снедь архипелагу,
Возмущенному до дна.

Пронеслась лишь весть победы

Взликовали наши деды,
В гуд пошли колокола,
Пушки гаркнули в столице:
Слава матушке царице!
Храбрым детушкам хвала!

Се добыча их отваги, –
Кораблей турецких флаги
В крепость вносятся – ура! –
И, усвоенные кровно,
Посвящаются любовно
Вечной памяти Петра.

Там – Невы в широкой раме
Есть гробница в божьем храме
Под короной золотой.
Над заветной той гробницей
С римской цифрой – I (единицей)
Русский выведен – П (покой),

Там – кузнец своей державы,
Дивный плотник русской славы,
Что, учась весь век, учил,
С топором, с дубинкой, с ломом,
С молотком, с огнем и громом,
Сном глубоким опочил.

По царицыну веленью
Те трофеи стали сенью
Над гробницею того,
Чья вся жизнь была работа,
Кто отцом, творцом был флота.
Возбудителем всего.

И гробница под навесом –
Под густым знаменным лесом –

Говорила за него…
Всюду честь воздать хотела
Продолжительница дела
Начинателю его.

Не умрут дела благие!
Там соборне литургия
Совершается над ним,
Там – сановные все лица
И сама императрица
С золотым двором своим.

И средь общего вниманья
Для духовного вещанья
Вышел пастырь на амвон, –
То был он – медоречивый
Славный пахарь божьей нивы,
Словосеятель – Платон, –

Тот, что посох брал, и, стоя
Перед паствой, без налоя,
Слух и сердце увлекал,
И при страшносудных спросах,
Поднимая грозно посох,
Им об землю ударял.

Вот он вышел бросить слово
При ниспосланных нам снова
Знаках божьих благостынь
И изрек сначала строго
Имя троичное бога
С утвердительным «аминь».

И безмолвье воцарилось…
Ждали все – молчанье длилось.
Мнилось – пастырь онемел.
Шепот в слушателях бродит:
«Знать, он слова не находит,
Дар глагола отлетел».

Ждут… и вдруг, к турецким стягам
Обратясь, широким шагом
Он с амвонного ковра
Устремился на гробницу
И простер свою десницу
Над останками Петра.

Все невольно содрогнулись,
И тайком переглянулись,
И поникшие стоят…
Сквозь разлитый в сфере храма
Дым дрожащий фимиама.
Стены, виделось, дрожат.

И, простертою десницей
Двигнут, вскользь над той гробницей,
Строй знамен, как ряд теней,
Что вокруг шатром сомкнулся,
Зашатался, всколыхнулся
И развеялся над ней.

И над чествуемым прахом
Ризы пасторской размахом
Всколебалось пламя свеч;
Сень, казалось, гробовая
Потряслась, и громовая
Излилась Платона речь.

И прогрянул глас витии:
«Петр! Восстань! И виждь России
Силу, доблесть, славу, честь!
Се трофеи новой брани!
Морелюбец наш! Восстани
И услышь благую весть!»

И меж тем как слов гремящих
Мощь разила предстоящих,
Произнес из них один
Робким шепотом, с запинкой:
«Что он кличет? – Ведь с дубинкой
Встанет грозный исполин!»


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чертова башня—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чертова башня—Владимир Бенедиктов

Старинного замка над Рейна водой
Остался владетелем граф молодой.
Отец его чтим был за доблесть в народе
И пал, подвизаясь в крестовом походе;
Давно умерла его добрая мать, –
И юный наследник давай пировать!

Товарищей много, чуть свистни – гуляки
Голодною стаей бегут, как собаки;
С утра до полночи, всю ночь до утра –
Развратные сборища, пьянство, игра…
Игра!.. Вдруг – несчастье… граф
рвется от злости:
Несчастного режут игральные кости.

На ставке последней всё, всё до конца –
И замок, и мрамор над гробом отца!
Граф бледен, мороз пробегает по коже…
Тайком прошептал он: «Помилуй мя,
боже!»
– «Эх, ну, повези мне!» – противник
воззвал,
Хлоп кости на стол – и хохочет: сорвал!

Остался граф нищим. Скитайся, бедняга!
Всё лопнуло. Отняты все твои блага.
Ты всё проиграл. Чем заплатишь долги?
И слышится вопль его: «Черт! помоги!»
А черт своих дел не пускает в отсрочку,
Он тут уж: «Чего тебе?» – «Золота
бочку!»

«И только? Да что тебе бочка одна?
Два раза черпнешь – доберешься до дна.
Счастливец ты, граф! Ты родился в
сорочке!
Не хочешь ли каждое утро по бочке?
Изволь! Расплатиться ж ты должен со
мной
За это душонкой своею дрянной…

Согласен?» – «Согласен. Твой ад мне не
страшен».
– «Так слушай: в верху высочайшей из
башен
Ты завтра же первую бочку повесь!
Увидишь, что мигом сосуд этот весь
Наполнится золотом высшего сорта.
Прощай же, да помни услужливость
черта!»

Контракт заключен. Граф остался один
И думает: «Буду ж я вновь господин!
Да только…» И дума в нем тяжкая
бродит,
И к предков портретам он робко
подходит.
Святые портреты! – Из рам одного
Мать с горьким упреком глядит на него,

Как будто сказать ему хочет:
«Несчастный!
Ты душу обрек свою муке ужасной!»
А он отвечает: «Родная! Спаси!
У бога прощенья ты мне испроси!»
И вдруг вдохновение мысли счастливой
Зажглось у безумца в душе боязливой.

На башне условный сосуд помещен,
Да только – открытый с обеих сторон.
Граф думает: «Дело пойдет в проволочку,
Сам черт не наполнит бездонную бочку.
Была бы лишь бочка – условье одно.
Вот бочка! Я только ей выломил дно».

И только луч утра над миром явился –
Над бочкою дождь золотой заструился,
Стучит и звенит, но проходит насквозь;
Чертовское дело не споро, хоть брось!
Однако до среднего скоро карнизу
Вся золотом башня наполнится снизу,

А там, как до верхнего краю дойдет,
Проклятым металлом и бочку нальет.
«Эй, люди! Лопаты и грабли хватайте
И адские груды сметайте, сгребайте!»
Измучились люди, а ливень сильней –
И башня всё кверху полней и полней.

Трудящихся дождь металлический ранит,
И звонко по черепам их барабанит,
И скачет по их окровавленным лбам,
И прыщет в глаза им, и бьет по зубам,
Те в золоте вязнут, его разметая,
И давит, и душит их смерть золотая.

И, видя успех дела чертова, граф
«Родная, спаси!» – повторил, зарыдав,
Часовня откликнулась утренним звоном,
И рухнулась, башня со скрежетом, стоном
И с визгом бесовским, – и был потрясен
Весь замок, а граф вразумлен и спасен.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Черный цвет—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Черный цвет—Владимир Бенедиктов

В златые дни весенних лет,
В ладу с судьбою, полной ласки
Любил я радужные краски;
Теперь люблю я чёрный цвет.

Люблю я чёрный шёлк кудрей
И чёрны очи светлой девы,
Воззвавшей грустные напевы
И поздний жар души моей.

Мне музы сладостный привет
Волнует грудь во мраке ночи,
И чудный свет мне блещет в очи,
И мил мне ночи чёрной цвет.

Темна мне скудной жизни даль;
Печаль в удел мне боги дали –
Не радость. Чёрен цвет печали,
А я люблю мою печаль.

Иду туда, где скорби нет,
И скорбь несу душою сильной,
И милы мне – приют могильной
И цвет могильный, чёрный цвет.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Черные очи—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Черные очи—Владимир Бенедиктов

Как могущественна сила
Черных глаз твоих, Адель!
В них бесстрастия могила
И блаженства колыбель.
Очи, очи – обольщенье!
Как чудесно вы могли
Дать небесное значенье
Цвету скорбному земли!

Прочь с лазурными глазами,
Дева – ангел! Ярче дня
Ты блестишь, но у меня
Ангел с черными очами.
Вы, кому любовь дано
Пить очей в лазурной чаше, –
Будь лазурно небо ваше!
У меня – оно черно.
Вам – кудрей руно златое,
Други милые! Для вас
Блещет пламя голубое
В паре нежных, томных глаз:
Пир мой блещет в черном цвете,
И во сне и наяву
Я витаю в черном свете,
Черным пламенем живу.
Пусть вас тешит жизни сладость
В ярких красках и цветах:
Мне мила, понятна радость
Только в траурных очах.
Полдень катит волны света –
Для других все тени прочь,
Предо мною все ж простерта
Глаз Адели черна ночь.

Вот – смотрю ей долго в очи,
Взором в мраке их тону,
Глубже, глубже – там одну
Вижу искру в бездне ночи.
Как блестящая чудна!
То трепещет, то затихнет,
То замрет, то пуще вспыхнет,
Мило резвится она.
Искра неба в женском теле –
Я узнал тебя, узнал,
Дивный блеск твой разгадал:
Ты – душа моей Адели!

Вот блестящая взвилась,
Прихотливо поднялась,
Прихотливо подлетела
К паре черненьких очей
И умильно посмотрела
В окна храмины своей;
Тихо влагой в них плеснула,
Тихо в глубь опять порхнула,
А на черные глаза
Накатилась и блеснула,
Как жемчужина, слеза.

Вот и ночь. Средь этой ночи
Черноты ее черней,
Дивно блещут черны очи
Тайным пламенем страстей.
Небо мраком обложило;
Дунул ветер; из – за туч
Лунный вырезался луч
И, упав на очи милой,
На окате их живом
Брызнул мелким серебром.
Девы грудь волнообразна,
Ночь тиха, полна соблазна…

Прочь, коварная мечта:
Нет, Адель, живи чиста!
Не довольно ль любоваться
На тебя, краса любви,
И очами погружаться
В очи черные твои,
Проницать в их мглу густую
И высматривать в тиши
Неба искру золотую,
Блестку ангельской души?


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Человечество—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Человечество—Владимир Бенедиктов

История раскрыта предо мной.
Мне говорят: «Взгляни на эту панораму!»
И я к ней подошел, как бы к святому
храму,
С благоговейною душой, –
И думал видеть я, как люди в век из
века,
В разнообразии племен,
Идут по лестнице времен
К предназначенью человека.
И думал видеть я, как человек растет,
Как благо высится, стирается
злодейство,
И человечество со всех сторон идет,
Чтоб слиться наконец в блаженное
семейство,

И что же вижу я? – От самых юных дней
Доныне, в ярости своей,
Всё тот же мощный дух, дух зла –
мирохозяин,
И тот же пир для кровопийц.
К началу восхожу, – там во главе убийц
Стоит братоубийца Каин,
Нависла бровь его и жилы напряглись,
Рука тяжелая подъята,
Чело темно, как ночь, и в сонный образ
брата
С кровавой жадностью зрачки его
впились, –
Быстробегущий тигр, при этом выгнув
спину,
Из лесу выглянул, остановил свой бег
И выкатил глаза на страшную картину –
И рад, что он – не человек!

И с той поры всемирное пространство
Багрится кровию, враждуют племена, –
И с той поры – война, война,
И каинство, и окаянство.
Война за женщину, за лоскуток земли,
Война за бархатную тряпку,
Война за золотую шапку,
За блестку яркую, отрытую в пыли,
И – чтоб безумия всю переполнить меру –
Война за мысль, за мнение, за веру,
За дело совести, – война из века в век!
О тигр! Возрадуйся, что ты – не
человек!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Человек—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Много жизненных вопросов
Тем решив, что всё пустяк,
Жил когда-то грек-философ –
Удивительный чудак.
Он ходил как жалкий нищий,
Полунаг и босиком,
И питался грубой пищей,
Сыт был брошенным куском;
В бочке жил; лучами солнца
Освещаем и согрет,
Он героя-македонца,
Покорившего весь свет,
И царя, и полубога,
Гордой просьбой удивил:
«Отодвинься, брат, немного, –
Ты мне солнце заслонил».
О, давно минувши лета!
Незапамятная старь!
Днем, при полной силе света,
Диоген зажег фонарь,
И в толпе народа шумной
Он идет, кругом глядит.
«Ищешь ты кого, безумный?»
– «Человека», – говорит.
Строгий циник видел грека
И в хитоне, и в плаще,
Но не видел человека
И искал его вотще.
Если б шел он в век из века
Вплоть до нынешних времен –
И доныне человека
Всё искал бы Диоген!

Ход веков мы видим ясно,
Нам истории скрижаль
Открывает беспристрастно
Дней давно протекших даль.
Что ж там? – Несколько сокровищ,
Много хламу жизни сей,
Много там людей-чудовищ,
Лжелюдей, полулюдей;
Всюду брани, козни, ковы,
Видны – римлянин суровый,
Грубый скиф и хитрый грек;
Много смертных полудиких,
Много малых, горсть великих…
Где же просто человек?
Был один. Он шел без грома,
Полон истины огнем.
Можно было «Ессе homo!» {*}
{* «Вот человек!» (лат.). – Ред.}
Смело вымолвить о нем.
Он на всех смотрел с любовью,
Всех к бессмертью, как на пир,
Призывал, и чистой кровью
Он своей опрыснул мир.
Этот мир был им испуган;
Он был схвачен, был поруган,
Был оплеван, был казнен
От ватаги фарисейской
Смертью крестного, злодейской,
И в венке терновом он
Оцет пил средь смертной жажды…
«Человек, однако, мог
Нам явиться хоть однажды?»
– Нет, о люди, то был – бог!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чатырдагские ледники—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чатырдагские ледники—Владимир Бенедиктов

Разом здесь из жаркой сферы
В резкий холод я вошел.
Здесь на дне полупещеры –
Снега вечного престол;
А над ним немые стены,
Плотно затканные мхом,
Вечной стражею без смены
Возвышаются кругом.
Чрез отвёрстый зев утёсов
Сверху в сей заклеп земной
Робко входит свет дневной,
Будто он лишь для расспросов:
Что творится над землёй? –
Послан твердью световой.
Будто ринувшись с разбега
По стенам на бездну снега,
Мох развесился над ней
Целой рощей нисходящей,
Опрокинутою чащей
Нитей, прядей и кистей.
Что ж? До сердца ль здесь расколот
Чатырдаг? – Сказать ли: вот
Это сердце – снег и лёд?
Нет бесстрастный этот холод
Сдержан крымскою горой
Под наружной лишь корой.
Но и здесь не без участья
К вам природа, и бесстрастья
В ней законченного нет:
Здесь на тяжкий стон не счастья
Эхо стонет нам в ответ;
Словно другом быть вам хочет,
С вашим смехом захохочет,
С вашим криком закричит,
Вместе с вами замолчит,
Сердцу в муках злополучья
Шлёт созвучья и отзвучья:
Вздох ваш скажет – ох, беда! –
И оно вам скажет – да!
Так глубоко, так сердечно!
Этот воздух ледяной
Прохладит так человечно
Жгучий жар в груди больной;
Он дыханье ваше схватит
И над этим ледником
Тихо, бережно покатит
Пара дымчатым клубком.
Этот мох цвести не станет,
До цветов ему – куда?
До зато он и не вянет
И не блекнет никогда.

А к тому ж в иные годы
Здесь, под солнечным огнём,
Бал таврической природы
Слишком жарок: чтоб на нём
Сладко грудь свежилась ваша,
Здесь мороженного чаша
Для гостей припасена
И природой подана.
И запас другого блага
Скрыт здесь – в рёбрах Чатырдага:
Тех ключей, потоков, рек
Не отсюда ль прыщет влага?
Пей во здравье, человек!
В этой груде снежных складов
Лишь во времени тверда
Тех клокочущих каскадов
Серебристая руда;
Но тепло её затронет,
Перетрёт между теснин,
Умягчит, и со стремнин
Подтолкнёт её, уронит
И струистую погонит
В область дремлющих долин.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Чатырдаг—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Чатырдаг—Владимир Бенедиктов

Он здесь! – В средину цепи горной
Вступил, и, дав ему простор,
Вокруг почтительно, покорно
Раздвинулись громады гор.
Своим величьем им неравный,
Он стал – один и, в небосклон
Вперя свой взор полудержавный,
Сановник гор – из Крыма он,
Как из роскошного чертога,
Оставив мир дремать в пыли,
Приподнялся – и в царство бога
Пошел посланником земли.
Зеленый плащ вкруг плеч расправил
И, выся темя наголо,
Под гром и молнию подставил
Свое открытое чело.
И там, воинственный, могучий,
За Крым он растет с грозой,
Под мышцы схватывает тучи
И блещет светлой головой.

И вот я стою на холодной вершине.
Все тихо, все глухо и темно в долине.
Лежит подо мною во мраке земля,
А с солнцем давно переведался я, –
Мне первому луч его утренний выпал,
И выказал пурпур, и злато рассыпал.

Таврида-красавица вся предо мной.
Стыдливо крадется к ней луч золотой
И гонит слегка ее сон чародейный,
Завесу тумана, как полог кисейный,
Отдернул и перлы восточные ей
Роняет на пряди зеленых кудрей.

Вздохнула, проснулась прелестница мира,
Свой стан опоясала лентой Салгира,
Цветами украсилась, грудь подняла
И в зеркало моря глядится: мила!
Роскошна! Полна красотою и благом!
И смотрит невестой!.. А мы с Чатырдагом
Глядим на красу из отчизны громов
И держим над нею венец облаков.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Цветок (Откуда милый гость? Не с неба ль брошен он?)—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Цветок (Откуда милый гость? Не с неба ль брошен он?)—Владимир Бенедиктов

Откуда милый гость? Не с неба ль брошен
он?
Златистою каймой он пышно обведен;
На нем лазурь небес, на нем зари
порфира .

Нет, это сын земли – сей гость земного
пира,
Луг – родина ему; из праха он рожден.
Так, видно, чудный перл был в землю
посажен,
Чтоб произвесть его на украшенье мира?

О нет, чтоб вознестись увенчанной
главой,
Из черного зерна он должен был родиться
И корень вить в грязи, во мраке, под
землей.

Так семя горести во грудь певцу
ложится,
И в сердце водрузив тяжелый корень
свой,
Цветущей песнею из уст его стремится.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Цветок (Есть цветок… его на лире)—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Цветок (Есть цветок… его на лире)—Владимир Бенедиктов

Есть цветок… его на лире
Вечно славить я готов.
Есть цветок… он в грустном мире
Краше всех других цветов.
То цветок не однолетний:
Всё милее, всё приветней
Он растет из году в год
И, дивя собой природу,
По семнадцатому году
Полной прелестью цветет.
Он подъемлется так статно,
Шейка тонкая бела,
А головка ароматна,
И кудрява, и мила.
Он витает в свете горнем,
И, пленительно живой,
Он не связан грязным корнем
С нашей бедною землей.
Не на стебле при дорожках
Неподвижно одинок –
Нет, – на двух летучих ножках
Вьется резвый тот цветок.
От невзгод зимы упрямой
Жизнь его охранена
За двойной ревнивой рамой
Светозарного окна, –
И, беспечный, он не слышит
Бурь, свистящих в хладной мгле:
Он в светлице негой дышит,
Рдеет в комнатном тепле.
Непонятное растенье!
Нежен, хрупок каждый сгиб:
Лишь одно прикосновенье –
И прелестный цвет погиб!

Увлекая наши взоры,
Слабый, ищет он опоры,
Но страшитесь! Он порой,
Томный, розово-лилейный,
Дышит силой чародейной,
Колдовством и ворожбой.
Полный прелести, он разом
Сердце ядом напоит,
Отуманит бедный разум,
Обольстит и улетит!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Христианские мысли перед битвами—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Христианские мысли перед битвами—Владимир Бенедиктов

Готовясь в бой с врагом и ополчась на
битву,
Произнесем, друзья, смиренную молитву
К отцу и богу сил! Не станем
возглашать,
Что мы идем дела святые совершать!
Не будем называть святыней пир
кровавый,
И славу божию с земною нашей славой
Безумно смешивать! – Под сению креста
Во имя кроткое спасителя-Христа
Не могут резаться и грызться
люди-братья,
Не обновляя язв честнейшего распятья, –
И, может быть, тому, кто со креста
поник
Главою мирною, наш предпобедный клик –
Клик с именем его,
воинственно-разгульный,
Под небом слышится насмешкой
богохульной.
Зачем же оскорблять учителя любви,
Взывая к кроткому: Се нож! Благослови,
Да в честь твою его поднимем на
убийство!
Уймем таких молитв кощунственных
витийство!
И, на врагов восстав, к владыке
воззовем:
Прости, о господи, мы много их побьем!
О, просвети своим небесным правосудьем,
Всевышний, их и нас! Мы служим лишь
орудьем
А явлению твоих таинственных судеб.
Ты правду зришь один, а бедный смертный
слеп.
Дай мир нам! Изжени дух злобы и
коварства,
Волнующий враждой земные наши царства!
В них братство водвори! Да с именем
Христа
Не меч подъемлется на злые состязанья,
Но умиренные смыкаются уста
Божественным ключом пасхального
лобзанья!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Холодное признание—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Холодное признание—Владимир Бенедиктов

Алина – нет! Не тем мой полон взор!
Я не горю безумною любовью!
И что любовь? – Коварный заговор
Слепой мечты с огне – мятежной кровью!
Я пережил дней юношеских жар,
Я выплатил мучительные дани;
Ты видела души моей разгар
Перед тобой, звезда моих желаний;
Ты видела… Теперь иной судьбе
Я кланяюсь, Иною жизнью молод,
И пред тобой я чувствую в себе
Один святой, благоговейный холод;
Снег на сердце; но то не снег долин
Растоптанный, под саваном тумана –
Нет, это снег заоблачных вершин,
Льдяной венец потухшего вулкана, –
И весь тебе, как солнцу, он открыт,
Земля в тени, а он тебя встречает,
И весь огнём твоих лучей блестит,
Но от огня лучей твоих не тает.


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Фантазия—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Фантазия—Владимир Бенедиктов

Нет, желанная, мой жребий непреложен –
И союз меж нами брачный невозможен.
Уз, которые б не рвались, не слабели,
Для чего нам не дано от колыбели?
Если б ты была мне близкою, родною,
Если б ты была мне милою сестрою,
Мы бы жили под одним домашним кровом, –
И никто б нас не задел недобрым словом,
И к тебе я, при блаженном, вечном
«вместе»,
Был бы нежен, как жених к своей
невесте.

А когда б ты на другого указала,
И «хочу его женою быть» сказала, –

Я б желанью твоему не прекословил
И приданое немедля приготовил:
Крупный жемчуг из очей моих бы выпал,
Шейку б нежную тебе я им осыпал.
«Вот, – сказал бы я, – на свадьбу, на
веселье
От меня тебе подарок-ожерелье!»
К белым ручкам, с их волшебными
перстами,
Я прильнул бы помертвелыми устами,
Эти пальцы и до локтя эти руки
Поцелуями закрыл бы при разлуке,
И промолвил бы: «Возьми, сестра, для
счастья
Скудный дар мой – эти перстни и
запястья!
Извини, что бедняком тебе надеты
Не иные многоценные браслеты!»
И потом, моею грустию святою
Осенив тебя, как брачною фатою,
Я бы молча на веселый пир венчальный
Проводил тебя улыбкою печальной,
И остались бы в удел мне без сестрицы –
Домик темный да сажень сырой землицы.
Не забудь, сестра, отпраздновавши
свадьбу,
Навестить мою последнюю усадьбу!


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Ф. Н. Глинке (Когда в какой-то мгле печальной)—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Ф. Н. Глинке (Когда в какой-то мгле печальной)—Владимир Бенедиктов

Когда в какой-то мгле печальной
Недобрый дух меня мутил,
Вдруг Иов твой многострадальный
Меня отрадно посетил.

Уже я чувствовал терзанье
Скребущих демонских когтей
В душе тоскующей моей
И звал творца на состязанье, –

Как вдруг до сердца моего
Дошли спасительные звуки,
И стихнул грешный ропот муки
В затворах сумрачных его.

Луч веры в грудь мою проникнул.
“Опомнись!” – мне вещал творец,
И, просветленный наконец,
Я вместе с Иовом воскликнул:
“Прости меня, прости, творец!”


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0

Ф. Н. Глинке (Здравствуй, деятель и зритель)—Владимир Бенедиктов

0

Владимир Бенедиктов


Ф. Н. Глинке (Здравствуй, деятель и зритель)—Владимир Бенедиктов

Здравствуй, деятель и зритель
Многих чудных жизни сцен,
Музы доблестной служитель,
Наш поэт и представитель
Славных дедовских времен!

Знал ты время, ведал лета,
Как людьми еще был дан
В мире угол для поэта
И певец пред оком света
Чтил в себе свой честный сан.

В лоне мира – песнью мирной
Он страдальцев утешал,
На пиры – нес клик свой пирный,
В бранях – благовестью лирной
Доблесть храбрых возвышал.

Нес в величье он спокойном
Тяжесть дольнего креста, –
Пел ли радость гимном стройным –
Он глумленьем непристойным
Не кривил свои уста;

И не мнил он обеспечить
Беззаконный произвол –
В русском слове чужеречить,
Рвать язык родной, увечить
Богом данный нам глагол.

И над этой речью кровной,
Внятной призванным душам,
Не был вверен суд верховный
Дерзкой стае суесловной-

Дел словесных торгашам.

Грустных новостей в пучине
Мы, поэт, погружены,
Но от прежних лет доныне
Честно верен ты святыне
Благородной старины.

И за то своим покровом
Сохранил в тебе господь
Эту силу – звучным словом,
Вечно юным, вечно новым,
Оживлять нам дух и плоть.

Помню: я еще мальчишкой
Рылся в книжках, и меж них
За подкраденною книжкой
Поэтическою вспышкой
Зажигал меня твой стих;

Слух и сердце он лелеял, –
И от слова твоего,
От семен тех, что ты сеял,
Аромат библейский веял –
Отзыв неба самого.

Ты Карелии природу
В метких ямбах очертил,
Ты Двенадцатому году
В радость русскому народу
Незабвенным эхом был.

И теперь, на нас лишь канул
Бранный дождь, твоя пора
Не ушла: ты вмиг воспрянул
И по-русски первый грянул
Православное «ура».

Средь болезненного века
Жив и здрав ты, – честь! хвала!
Песнь живого человека
И до серба, и до грека
Христианская дошла.

Крест – нам сила, крест – наш разум.
К нам, друзья! – Из-за креста
Мы весь мир окинем глазом
И «на трех ударим разом
Со Христом и за Христа!»


Владимир Бенедиктов. Стихотворения.❅


С предложениями пишите.Контакты.

www.reliablecounter.com
Click here



Яндекс.Метрика










эпохи дивное перо запечатлеть перо смогло

0