Куролесов и Матрос подключаются—Юрий Коваль — читает Павел Беседин

Юрий Коваль Куролесов и Матрос подключаются   Часть первая. Место преступления Глава первая. Заместитель председателя Гражданин Лошаков бежал босиком по голому снегу. Он направлялся в город Курск. В чистом поле, кроме снега, не было ни души. На левую пятку гражданин Лошаков натянул беспалую варежку, а правую укутал носовым платком и подвязал верёвочкой. От частых подпрыгиваний Читать дальше …

Красная сосна—Юрий Коваль

Красная сосна—Юрий Коваль Тогда-то, в феврале, на набережной Ялты, в толпе, которая фланирует меж зимним зеленым морем и витринами магазинов, я увидел впервые этого человека. В шляпе изумрудного фетра, в светлом пальто с норковым воротником, очень и очень низенького роста, в ботинках на высоких каблуках, он брел печально среди толпы, опустив очи в асфальт, а Читать дальше …

Колышки—Юрий Коваль

Колышки—Юрий Коваль Ночью в лесу у костра на меня напал страх. Я глядел в огонь и боялся поднять голову: казалось, кто-то смотрит на меня из темноты. Костёр медленно загасал, и в лесу было тихо. Только вдруг в тишине слышался тоненький треск и короткий шёпот. Кто-то шептался обо мне, и казалось, я даже разбираю одно слово: Читать дальше …

Колобок—Юрий Коваль

Колобок—Юрий Коваль Я пошёл на рыбалку, а за мною увязался дядя Зуй. — Ушицы похлебаю с тобой, и ладно, — сказал он. У ивы, склонившейся над омутом, я закинул удочки, а дядя Зуй сел у меня за спиной — глядеть. Дело шло к вечеру, и солнце спокойно плыло над лесом. Но потом из-за бугра выкатилась Читать дальше …

Козырек—Юрий Коваль

Козырек—Юрий Коваль Высоко в горах − пограничная застава. Там совсем не растут деревья. Даже ни одного кустика нигде не видно − всё серые скалы и красные камни. Круглый год над заставой дует ветер. Летом он несёт мелкие камешки и пыль, весной и осенью − пыль, смешанную с дождём и снегом, а зимой − снег, снег, Читать дальше …

Когда-то я скотину пас—Юрий Коваль

Когда-то я скотину пас—Юрий Коваль Завернутая в крафт, натертая крупной желтой солью, в рюкзаке моем лежала нельма. Было жарко, и я часто развязывал рюкзак, принюхивался — жива ли? Кроме нельмы в рюкзак вполне вмещался небольшой корабельный штурвал. Нельма и штурвал да несколько этюдов — достойные приметы путешественника, возвращающегося домой из плаванья по северным озерам. Билет Читать дальше …

Картофельная собака—Юрий Коваль

Картофельная собака—Юрий Коваль Дядька мой, Аким Ильич Колыбин, работал сторожем картофельного склада на станции Томилино под Москвой. По своей картофельной должности держал он много собак. Впрочем, они сами приставали к нему где-нибудь на рынке или у киоска «Соки-воды». От Акима Ильича по-хозяйски пахло махоркой, картофельной шелухой и хромовыми сапогами. А из кармана его пиджака торчал Читать дальше …

Караси—Юрий Коваль

Караси—Юрий Коваль Километрах в пяти от Чистого Дора, в борах, спряталась деревня Гридино. Она стоит на высоком берегу, как раз над озером, в котором водятся белые караси. В самом большом, в самом крепком доме под красною крышей живёт дядизуев кум. — Кум у меня золотой. И руки у него золотые и головушка. Его дядей Ваней Читать дальше …

Капитан Клюквин—Юрий Коваль

Капитан Клюквин—Юрий Коваль На Птичьем рынке за три рубля купил я себе клеста. Это был клёст-сосновик, с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещённым, как два кривых костяных ножа. Лапы у него были белые, − значит, сидел он в клетке давно. Таких птиц называют «сиделый». − Сиделый, сиделый, − уверял меня продавец. − С Читать дальше …

Железяка—Юрий Коваль

Железяка—Юрий Коваль Безоблачной ночью плавает над Чистым Дором луна, отражается в лужах, серебрит крытые щепой крыши. Тихо в деревне. С рассветом от берега Ялмы раздаются глухие удары, будто колотит кто-то в заросший мохом колокол. За вербами темнеет на берегу кузница — дощатый сарай, древний, закопчённый, обшитый по углам ржавыми листами жести. Отсюда слышны удары. Рано Читать дальше …

Елец—Юрий Коваль

Елец—Юрий Коваль На одной заставе жил пёс, которого звали Елец. Это был уже старый пёс. Настоящую службу он нести не мог. − Что поделать, − говорил сержант Кошкин, − собаки быстро стареют, не то что человек. Но конечно, дело было не только в этом. Чуть не десять лет охранял Елец границу. И за это время Читать дальше …

Дубы—Юрий Коваль

Дубы—Юрий Коваль Наступила осень. Вспыхнули берёзы, осины. Только дубы, как зелёные острова, стояли посреди леса. Кончилась осень. Опали листья. Лес почернел, помрачнел. Только дубы светились в нём, как острова старого золота. Долго не приходила зима, а когда пришла, на деревьях не осталось и листочка. Поржавели, поредели листья дуба и всё-таки держались на ветках до самой Читать дальше …

Гроза над картофельным полем—Юрий Коваль

Гроза над картофельным полем—Юрий Коваль Был странный августовский туман. Он клубился оранжевым и так занавесил ручей, что трудно было разобрать, где же солнце. Но оно взошло и подсвечивало влажные валы тумана, а от ручья по низкому лугу тянулся запах таволги и хвоща. Я шёл берегом, надеясь поднять уток, но видел только сплетенья тумана и метёлки-языки Читать дальше …

Выстрел— Юрий Коваль—Рассказы детям —читает Павел Беседин

Выстрел—Юрий Коваль Школа у нас маленькая. В ней всего-то одна комната. Зато в этой комнате четыре класса. В первом — одна ученица, Нюра Зуева. Во втором — опять один ученик, Федюша Миронов. В третьем — два брата Моховы. А в четвёртом — никого нет. На будущий год братья Моховы будут. Всего, значит, в школе сколько? Читать дальше …

Вишня—Юрий Коваль

Вишня—Юрий Коваль Во дворе зоотехника Николая стояла лошадь, привязанная к забору. Здесь же, на заборе, висело снятое с неё седло. Николай и бригадир Фролов стояли рядом. — Что случилось? — спросил я. — Да вот, — кивнул Николай, — погляди. На боку лошади была рваная рана. Сильно текла кровь, капала в крапиву. — Понимаешь, — Читать дальше …

Весенний вечер—Юрий Коваль

Весенний вечер—Юрий Коваль Солнце повисело в осиновых ветках и пропало за лесом. Закат расплылся в небе. Низко, в половину берёзы, над просекой пролетел большой ястреб. Он летел бесшумно, совсем не шевеля синими крыльями. Я стоял на поляне, снега на которой почти не было. Только под высокими деревьями ещё холодели сугробы. Дрозды-дерябы трещали и голосили на Читать дальше …

Весеннее небо: Чибис—Юрий Коваль

Весеннее небо: Чибис—Юрий Коваль Над сырым, заливным полем, в том месте, где особенно много весенних луж, весь день с криком летают чибисы. Они яростно машут широкими крыльями, ныряют в воздухе вправо, влево, кувыркаются. Кажется, что сильный ветер мешает им лететь. Но нет в поле ветра. Светит солнце, отражается в гладких сверкающих лужах. У чибиса необыкновенный Читать дальше …

Весеннее небо: Как я съел жаворонка—Юрий Коваль

С утра в деревне пекли жаворонков из сдобного теста. И по дороге в школу ребята размахивали печёными жаворонками, протягивали их в небо и кричали: Жаворонки, Прилетите, Весну принесите! Зима надоела, Весь хлеб поела! Кое-кто даже привязывал жаворонков к длинным палкам, чтоб повыше поднять их в небо. Но было ещё холодно, птицы не прилетали. А я Читать дальше …

Весеннее небо: Жеребчик—Юрий Коваль

  Скворца у нас любят больше всех. Недаром в каждой деревне, у каждого дома висят на деревьях скворечники. Когда прилетают скворцы, хорошо становится на душе. Теперь точно знаешь: кончилась зима и впереди много весёлого — сморчки, половодье, серёжки на вербе. Тёмные перья скворца играют на солнце всеми цветами радуги. А песня у него звонкая, разнообразная. Читать дальше …

Весеннее небо: Грач—Юрий Коваль

Весеннее небо: Грач—Юрий Коваль Зимнее небо — это ворона, одиноко летящая в серой мгле. Летнее небо — это стрижи и ласточки, рассекающие знойный воздух над соснами. Печально осеннее небо — стаи галдящих галок по окраинам городов и где-то далеко над сжатым полем караван улетающих на юг журавлей. И только весной небо наполнено птицами до краёв. Читать дальше …

Веер—Юрий Коваль

Веер—Юрий Коваль На рябине, что росла у забора, неведомо откуда появилась белка. Распушив хвост, сидела она в развилке ствола и глядела на почерневшие гроздья, которые качались под ветром на тонких ветвях. Белка побежала по стволу и повисла на ветке, качнулась — перепрыгнула на забор. Она держала во рту гроздь рябины. Быстро пробежала по забору, а Читать дальше …

В березах—Юрий Коваль

В березах—Юрий Коваль Мокрый берёзовый лес. С голых веток стекают капли тумана, падают глухо на землю. За тёмными берёзами я увидел рыжее пятно — и медленно, неслышно вышла на опушку оранжевая лошадь. Она была такая яркая, будто вобрала в себя всю силу осени. Опавшие листья вздыхали под её шагами. Верхом на лошади сидел человек в Читать дальше …

Бунькины рога—Юрий Коваль

  Пастуха чистодорского звать Васька Марей. Он ходит в резиновых сапогах, носит на плече сумку, в руках — кнут. Настоящий пастух. Когда на закате он пригоняет стадо, за ним бегут братья Моховы и кричат: Васька Марей! Не корми Комарей! — Да как же не кормить-то их? — отвечает Васька. — Они же ведь кусаются. Хозяйки Читать дальше …

Букет—Юрий Коваль

Букет—Юрий Коваль Я вошел в дом и застыл на пороге. По полу разливалось молочное озеро. Вокруг него валялись осколки чашек, бутылка, ложки. — Кто тут?! Кто тут, чёрт подери! В комнате всё было вверх дном. Только букет стоял на столе целый и невредимый. Среди разгрома он выглядел как-то нагловато. Показалось, что это букет во всём Читать дальше …

Белозубка—Юрий Коваль

  В первый раз она появилась вечером. Подбежала чуть ли не к самому костру, схватила хариусовый хвостик, который валялся на земле, и утащила под гнилое бревно. Я сразу понял, что это не простая мышь. Куда меньше полевки. Темней. И главное — нос! Лопаточкой, как у крота. Скоро она вернулась, стала шмыгать у меня под ногами, Читать дальше …