Норби-необыкновенный робот—Айзек Азимов —Мир фантастики










ОПАСНОСТЬ
Норби-необыкновенный робот—Айзек Азимов1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14

Джефферсон Уэллс сидел перед главным компьютерным экраном, пытаясь сосредоточиться на земной истории.
— Эй, Норби,— позвал он.— Надеюсь, ты исправил кухонный компьютер, не испортив ничего? Олбани Джонс и мой брат Фарго скоро будут здесь, и я не хочу отрываться от истории Римской республики только для того, чтобы перевернуть цыплят на сковородке.
Ему никто не ответил.
— Норби?
Джефф был довольно высоким и длинноногим для четырнадцатилетнего подростка. Он быстро прошёл на кухню и обнаружил, что никто не чинит компьютер и не присматривает за едой.
Мальчик покачал головой. У многих людей имелись личные роботы, но Джефф был единственным, кому выпало счастье обладать роботом-путаником . Джефф торопливо перевернул цыплят и полил их соком, недовольно ворча про себя. Потом прошёл через гостиную в спальню.
Там, перед терминалом главного компьютера, с плотно закрытыми задними глазами стоял Норби. Судя по тусклому отражению на экране, передняя пара его глаз оставалась открытой. Глаза эти смотрели на строчки, которые бежали по экрану с такой скоростью, что почти сливались в одно целое: робот мог читать быстрее, чем большинство людей думать. Это было особенно эффективно, когда он закрывал одну пару глаз и полностью сосредоточивался на другой.
Корпус Норби — металлическая бочка сантиметров шестьдесят в высоту — раскачивался взад-вперёд на полностью вытянутых ногах с симметричными двусторонними ступнями. Его много суставчатые руки, тоже выдвинутые на всю длину, имели двусторонние ладони. Одна из рук была драматически прижата к бочкообразному торсу; другая неожиданно отлетела в сторону жестом, привычным политикам и актёрам.
— «Друзья, сограждане, римляне… — нараспев произнёс робот. Его высокий голос звучал немного неестественно. Слова как будто доносились из микрофона, скрытого в его куполообразной шляпе, которая как бы была головой. Норби всегда говорил через свою шляпу, приподнимавшуюся лишь настолько, чтобы две пары его глаз, удивительно похожих на человеческие, могли все видеть. Сейчас он указывал поднятой рукой на компьютерный терминал, словно тот был его аудиторией.— Внимайте мне: я пришёл похоронить Цезаря, а не восславить его…»
— Я похороню тебя , если ты сию минуту не починишь кухонный компьютер,— пригрозил Джефф.
Робот приподнят свои задние веки и уставился на мальчика.
— Это такая скучная железка! Она совершенно не знает Шекспира.
— Значит, ты ещё не выяснил, как починить её?
— И она мне не нравится,— продолжал Норби.— Она считает меня чужаком.
— У кухонного компьютера нет чувств и практически нет мозга. Нет необходимости хвастаться перед ним и рассказывать ему о своём инопланетном происхождении.
— Понятно,— грустно сказал робот.— В таком случае, не кажется ли тебе, что мне не стоит иметь дела с низшими механизмами? Может быть, мне стоит улучшить качество своей базы данных, изучая историю?
Джефф застонал:
— По крайней мере, ты мог бы изучать настоящую историю. Пока ты развлекаешься Шекспиром или пытаешься вспомнить, как попасть в то место, откуда взялись твои инопланетные части.
— Но тебе и этого не удалось. Вы, земляне, не обустроились в собственной Солнечной системе и не смогли развить телепатические способности…
— Великие звезды! Какая польза от твоих телепатических способностей, если ты не используешь их, чтобы помочь мне быстрее выучить историю?
Джефф вернулся на кухню и стал сбивать картофельное пюре. Он занялся работой, которую должен был выполнять кухонный компьютер.
Норби засеменил следом. Его телескопические ноги почти полностью втянулись в туловище, так что он казался очень маленьким и неуклюжим.
— Кажется, ты не оценил меня за то, что я помог тебе сдать экзамен по марсианскому суахили,— заметил робот.
— Сейчас мне нужна помощь по истории,— отозвался кадет, работая так энергично, что кусок неразмешанной картошки взлетел вверх и упал ему на нос. Джефф раздражённо поднял голову и увидел, что ещё несколько кусков картофеля прилипло к потолку.— Для обучающего робота, каким ты должен быть, довольно странно совсем не разбираться в истории,— сердито сказал он.
— Но это неправда! Я докажу тебе…
Джеффу так и не удалось спросить Норби, что тот имел в виду, поскольку в этот момент зажужжал дверной звонок. Механический голос произнёс:
— Кадет Уэллс, вас хочет видеть адмирал Йоно.
— Он здесь, на Земле? Он хочет видеть… меня? Впусти его!
Мальчик устремился в гостиную, забыв о большом пластиковом переднике, надетом для работы на кухне. Норби, полностью втянувший свои ноги в бочку, включил личный антиграв и поплыл в воздухе следом.
Зацепившись ногой за коврик, Джефф свалился на пол. Робот, висевший над его головой, издал странный квохчущий звук.
— Ты смеёшься надо мной? — проворчал кадет сквозь стиснутые зубы.
— А что же я должен делать? — отозвался Норби.— Ведь у меня, в самом деле, есть эмоциональные контуры, а ты действительно выглядишь довольно смешно…
— Достаточно,— перебил Джефф, поднимаясь на ноги.— Роботы, изготовленные в этой Солнечной системе, не имеют эмоциональных контуров, а тем более искажённого чувства юмора. Я приказываю тебе отправиться в спальню и не выходить до тех пор, пока ты не выучишь историю… или не научишься готовить, как следует.
Норби возмущённо захлопнул пару глаз, обращённых к мальчику, удалился в спальню и закрыл за собой дверь.
— Здравствуйте, адмирал,— сказал Джефф, открывая дверь в прихожую.— Добро пожаловать.
Адмирал Йоно был огромного роста. Его чёрная лапа обхватила ладонь Джеффа в крепком рукопожатии, от которого у последнего выступили слезы на глазах.
— Кадет,— пророкотал адмирал,— ты не знаешь, куда запропастился твой брат? Я не могу связаться с ним.
Йоно снял плащ, представ в великолепном мундире, сверкающем рядами медалей и орденских планок, большинство из которых мог носить лишь глава Космического управления Солнечной федерации.
Джефф не сомневался, что адмирал не имеет привычки наносить визиты кадетам Космической Академии, даже сиротам, а также их старшим братьям, даже числящимся на тайной службе.
— Фарго будет к обеду, адмирал.
Йоно потянул носом воздух:
— Что бы у вас ни варилось, это пахнет лучше, чем синтетика, которой меня кормили на совещаниях за последнюю неделю. Если мы будем продолжать питаться подобным образом, то никогда не справимся с новой шайкой пиратов, объявившихся в Солнечной системе. У меня даже возникает искушение самому присоединиться к ним.
Он снова принюхался:
— В вашей земной пище нет той изюминки, к которой привыкли мы, выросшие под куполами марсианских колоний. Лично я не думаю, что вы умеете правильно использовать пряности. Может быть, я продемонстрирую…
— Еда уже почти готова, сэр,— заметил Джефф.— Слишком поздно вносить исправления.
Адмирал славился своими экзотическими вкусами. Было известно, что если блюдо ему нравится, то оно практически несъедобно для любого другого человека.
— Могу ли я узнать, чем мы обязаны вашему визиту? — осторожно спросил кадет.
— Похоже, пахнет жареными цыплятами,— пробормотал Йоно.
— Есть ещё мясной рулет. Кстати, Олбани Джонс тоже придёт.
— Мясной рулет можешь оставить себе, зато цыплята меня устраивают. Полагаю, вам следовало бы сначала поинтересоваться, почему я не позвонил заранее.— Йоно тяжело опустился на кушетку.— Насколько мне известно, ваш телефон прослушивается шпионами из Союза изобретателей. Это серьёзный противник, сильный и тщеславный. Они горят желанием овладеть секретом миниатюрного антигравитационного устройства, вроде того, какое есть у Норби. Поэтому я пришёл сюда тайно — предупредить, что члены Союза изобретателей могут попытаться похитить твоего робота. Возможно, это произойдёт очень скоро.
— Нет! — воскликнул Джефф.— Они же разберут Норби на части! Я им не позволю!
— Союз изобретателей уже давно бьётся над устройством мини-антиграва, и, похоже, его руководители теряют терпение. То же самое можно сказать и кое о ком ещё. Все устали от громоздких антигравов, которыми можно оснастить шестиместную машину. Даже я устал от них. А этот старый сумасшедший космолётчик, Мак-Гилликадди, либо изобрёл мини-антиграв, либо нашёл его на корабле пришельцев и использовал для починки Норби. Поскольку Мак-Гилликадди давным-давно ушёл в мир иной, у нас остаётся лишь Норби. Ты знаешь, Джефф, как я люблю этого робота, но ты должен понимать, что нужды Федерации…
— Норби не знает, как у него это получается, адмирал. И он не помнит корабля пришельцев.
Ему и не нужно знать или помнить. Мои учёные из Космического управления проанализируют его содержимое вплоть до субатомного уровня…
— Нет,— твёрдо сказал мальчик.— Нет, сэр, я этого не допущу, Норби — моя собственность.
Из видеокома послышался семейный сигнал вызова — столь необходимый в этот напряжённый момент.
— Уэллс слушает,— сказал Джефф.
Экран осветился, и на нем возникло изображение Фарли Гордона Уэллса — двадцатичетырёхлетнего, атлетически сложенного, с голубыми глазами и волнистыми темными волосами. За ним стояла поразительно красивая девушка в униформе манхэттенской полиции. Она выглядела такой довольной, какой бывает женщина, которая находится в обществе Фарго,— по крайней мере, так думал Джефф.
— Привет, чудо-ребёнок,— сказал Фарго.— Я все ещё в участке. Боюсь, немного опоздаю.
— Привет, престарелый,— отозвался младший Уэллс.— Ты всегда опаздываешь.
— Это Олбани виновата. Профессиональный долг потребовал от неё задержания какого-то опасного каратиста; в результате ей потом пришлось переодеваться, и…— Брови Фарго неожиданно поползли вверх.— Это там адмирал, за твоей спиной? Что я опять натворил?
— Возможно, очень многое,— произнёс Йоно.— Но мне пока об этом ничего не известно. Обычный визит вежливости. Жизнь в космических домах очень утомляет, даже в таких больших, как Космическое управление. Разве ты не помнишь моё предложение пообедать вместе, когда я последний раз был в Нью-Йорке?
Фарго опустил брови и насупил их.
— Что-то не припомню…— начал он.
— Купи по дороге немного пирожных сорта «ДЕМОН»,— быстро сказал Джефф брату.
— Разумеется,— с улыбкой ответил тот.— Вы лучше начинайте обедать без нас, хотя, принимая во внимание аппетит адмирала, я не рассчитываю успеть вовремя.
Связь прервалась.
— «ДЕМОН» — это наш личный семейный код,— пояснил Джефф.— Сокращённое «Дерзайте, мужи,— отразим напор!» из «Генриха Пятого» Шекспира. Это означает, что начались неприятности, поэтому Фарго понял, что вы пришли по делу, а не просто из вежливости.
Адмирал со вздохом уселся за стол.
— Я знаю этот ваш код,— проворчал он.— Хотелось бы мне, чтобы у вас был код, обозначающий крупные неприятности. Твой романтический брат полагает, что, имея хорошо подвешенный язык, можно спастись от любой опасности, но на этот раз нам может понадобиться нечто большее, чем болтовня.
— Например, оружие? — спросил Джефф.
— Не уверен, но на всякий случай не мешает подготовиться. Я не знаю, где и когда Союз изобретателей нанесёт удар, но надо готовиться к худшему.
Адмирал замолчал и ещё раз принюхался.
— Ты пересушишь цыплят,— строго заметил он.
— Норби! — позвал мальчик.— Подавай цыплят!
Ответа не последовало. Джефф рывком распахнул дверь спальни:
— Эта чёртова бочка снова куда-то пропала!
— Он отправился в гиперпространство? — поинтересовался Йоно.
— Должно быть. Он обиделся… или, возможно, ему понадобилось подзарядиться. Он получает энергию в гиперпространстве. Что нам теперь делать?
— С Норби? Ничего. Сначала — цыплята,— заявил адмирал, направляясь на кухню.
За обедом Джефф почти без аппетита жевал куриную ножку, ожидая возвращения своего робота.
— Сэр, я боюсь, что Норби мог услышать ваши слова,— наконец сказал он.— Он очень храбрый, но имеет объяснимое предубеждение против разборки на составные части. Он мог уйти в гиперпространство, чтобы спастись от вас. Я не могу связаться с ним, когда он находится в гиперпространстве, хотя ему полагалось сообщить мне о своём уходе.
— В самом деле? — спросил Йоно, почти полностью уничтоживший своего цыплёнка вместе с горой картофельного пюре, но явно метивший на новую порцию.— Что ж, поскольку мы ничего не можем поделать, давай заканчивать обед. Я уверен, что скоро ему станет одиноко, и он вернётся.
Адмирал снова принялся за цыплёнка.
— Послушай,— сказал он, перестав жевать,— каждому известно, что у Норби есть личный антиграв. Но только ты, я и твой брат знаем о его встроенном гипердвигателе. Если алчные личности из Союза изобретателей проведают о гипердвигателе в придачу к мини-антиграву, они разорвут на кусочки всю Солнечную систему, лишь бы получить его.
— Фарго полагает, что способность робота путешествовать в гиперпространстве каким-то образом связана с его мини-антигравом,— заметил Джефф.— Так что все это — один талант Норби.
— Мнение Фарго меня не интересует. Единственный способ спасти твоего робота от атаки Союза изобретателей — позволить моим собственным учёным…
— Пожалуйста, сэр…
— Кадет! — загремел Йоно.— Вы понимаете, что, в конце концов, кому-то придётся изучить Норби, и лучше, если это будут мои учёные. Он представляет из себя слишком большую ценность, чтобы служить простой игрушкой для подростка.
Джефф в ужасе уставился на адмирала. «Он тоже враг,— пронеслось у него в голове.— Что мне делать?»
Ему не пришлось долго размышлять: в этот момент в спальне послышался тяжёлый удар.
— Норби? — спросил мальчик, поднимаясь со стула. Мысль о возвращении маленького робота доставила ему невыразимое облегчение, однако немедленно его охватил страх: Йоно может причинить зло его любимцу.
За первым звуком удара последовал второй звук, причём весьма странный. Во всяком случае, непривычно было слышать такой звук в манхэттенской квартире, в американском секторе Земной федерации.
— Довольно неприятный рёв,— озабоченно сказал адмирал.— Ты держишь там какое-то животное? Судя по звуку, оно очень крупное.
— Там ничего не было, сэр… Норби!
Маленький бочонок выкатился из спальни прямо в объятия Джеффа. Его шляпа приподнялась, и из-под полей выглянула пара широко раскрытых глаз.
— Я не виноват! — пискнул Норби.
Джефф плотно сжал губы. Робот часто повторял эти слова, и обычно они оказывались неправдой.
Что-то вошло в гостиную. Это «что-то» было покрыто шерстью песочного оттенка, имело небольшую гриву и выглядело очень голодным.
— Пространство и время! — хрипло произнёс Йоно.— Это же лев! Я собирался когда-нибудь посетить Африку, где жили мои предки, но у меня никогда не возникало большого желания звать в гости этого представителя Африки!
— Норби, что ты наделал? — спросил Джефф, с трудом выдавливая слова.
Лев медленно входил в комнату.

Глава вторая
ПОБЕГ

— Он ещё совсем маленький,— жалобно произнёс Норби.— Обычный львёнок.
— Ничего себе львёнок! — воскликнул Джефф, обхватив робота обеими руками и пятясь к двери кухни.— Он выглядит почти взрослым. Где ты его взял?
— В одном месте, похожем на зоопарк,— ответил робот.— Он прыгнул на меня и отправился со мной, когда я вошёл в гиперпространство, чтобы попасть домой. Я не виноват: он сам на меня прыгнул!
Адмирал что-то невнятно проворчал и встал. Медленно, спокойно он поднял стул, на котором сидел, и вытянул его перед собой, направив ножками на наступающего льва. Потом обошёл вокруг стола и встал перед Джеффом, прикрывая его.
Лев зарычал. Йоно угрожающе взмахнул стулом. Зверь оскалил клыки и поднял широкую когтистую лапу.
Шляпа Норби со стуком захлопнулась, и его голова исчезла. Руки и ноги тоже втянулись внутрь. Остался лишь металлический бочонок.
— Трус! — пробормотал Джефф, но он мог бы это сказать и о себе. Ему было стыдно, что не он защищает адмирала, как подобает любому космическому кадету, а наоборот.
Львиные когти процарапали по ножке стула.
— Назад, бестолковая кошка! — крикнул Йоно, топнув ногой и одновременно защищаясь стулом.
— В каком зоопарке? — громко завопил Джефф, обращаясь к Норби, перекрикивая рычание и рёв льва.
— Не в самом лучшем,— донеслось из-под шляпы.— Ужасное место.
— Вижу,— отозвался мальчик.— Этот лев выглядит совсем истощённым.
— Кадет! — взревел адмирал, его бас заглушил рычание льва.— Прекрати заниматься искусством изящной беседы и отпускать легкомысленные замечания. Сделай что-нибудь! Сходи на кухню и вызови помощь. Возможно, мои предки сражались со львами, но не в парадных же мундирах! Я не собираюсь опускаться до рукопашной схватки с этим животным. Судя по его виду, в нем полно блох.
Лев прыгнул. Йоно встретил его стулом и оттеснил назад. Зверь снова зарычал, и литые мышцы его задних лап напряглись, словно он собирался прыгнуть над стулом.
Джефф положил Норби на пол и побежал к столу. Лев, удивлённый неожиданным движением, прекратил рычать на адмирала и обратил угрожающий взгляд своих жёлтых глаз на мальчика, который схватил остатки жареного цыплёнка и швырнул их в большую кошку.
— Сомнительное достижение,— заметил адмирал, когда лев отступил в угол и принялся пожирать цыплёнка вместе с костями.— Ты выиграл немного времени ценою скармливания остатков моего обеда голодному льву. А теперь отправляйся к телефону, и…
— Сомнительное достижение,— заметил адмирал, когда лев отступил в угол и принялся пожирать цыплёнка вместе с костями.— Ты выиграл немного времени ценою скармливания остатков моего обеда голодному льву. А теперь отправляйся к телефону, и…
— Пришли Фарго и Олбани,— объявил входной динамик.
Поскольку отпечатки больших пальцев старшего Уэллса подходили к замку, Джеффу не потребовалось впускать его.
Войдя в квартиру, девушка ахнула и автоматически потянулась к кобуре, но, вспомнив о чем-то, замерла.
— Проклятье! — воскликнула она, повернувшись к Фарго.— Я безоружна. Ты, самоуверенный павлин, это ты заявил, что неприлично брать на свидание пистолет! Говоришь, умение убеждать — это лучшее оружие? Что ж, попробуй убедить эту киску!
При виде льва глаза Фарго вспыхнули; с ним так всегда случалось в минуты опасности. Но потом они внезапно погасли.
— Этот лев ест мой обед? — с грустью спросил он.— И это после того, как я с утра нагуливал аппетит ради жареного цыплёнка?
— Он ест мой обед,— поправил адмирал, все ещё державший стул.— Я пришёл сюда предупредить Джеффа о том, что Союз изобретателей замышляет похитить робота. А Норби, похоже, отплатил той же монетой, притащив нам дикого зверя, из невесть какого зоопарка.
— Брату всегда хотелось иметь котёнка,— заметил Фарго.— Но это просто нелепо. Смотрите, лев покончил с едой. Я совершенно уверен, что он считает это лишь закуской перед главным угощением.
Зверь быстро вылизал передние лапы розовым языком и зарычал. В его глазах, изучавших четырёх стоявших перед ним людей, отражался неутолённый голод и агрессивные намерения. Он выпрямился и оскалил клыки.
— Фарго, не осталось снотворных таблеток? Которые ты купил, когда наш семейный бизнес начал разваливаться, и ты думал, что не сможешь нормально спать? — поинтересовался Джефф.— Ты так и не принимал их, но, может быть, лев…
Старший Уэллс поднял палец:
— Отличная идея. Они должны лежать на кухне, за коробкой спичек, которыми мы никогда не пользовались до тех пор, пока ты не купил ненормального робота, ломающего кухонные компьютеры.
Мальчик толкнул Норби:
— Высунь свои конечности и отправляйся за таблетками, иначе я попрошу адмирала лишить тебя звания почётного кадета.
— Ты этого не сделаешь! — пискнул робот.
— Ты так думаешь? Лучше поверь мне… и принеси заодно мясной рулет.
Голова и конечности Норби высунулись из бочки. Он побежал на кухню, включив антиграв на минимальную мощность, что позволяло ему делать длинные шаги. Через несколько секунд он вернулся с таблетками и мясным рулетом на стеклянном блюде.
Джефф принялся запихивать таблетки в мясной рулет, в то время как Йоно размахивал стулом перед наступающим львом. Олбани что-то тихо говорила в свой наручный телефон.
— Из зоопарка в Центральном парке сообщают, что, во-первых, там нет вольера для нового льва, а во-вторых, иметь льва в квартире вообще противозаконно. Нам грозят крупные неприятности.
— И зверь постоянно напоминает об этом,— добавил адмирал, заставив животное отступить на шаг назад.
— Зоопарк в Бронксе возьмёт одного льва, если мы сможем предоставить сертификат собственности,— продолжала Олбани.— Полагаю, у Джеффа нет сертификата?
— Вроде бы не было,— проворчал мальчик, замахнувшись рулетом.
— Но я вызвала патрульную машину на антиграве, которая вскоре подлетит к окну.
— Это лучше, чем ничего,— заметил Джефф и швырнул рулет, ударивший льва по носу.
— Должен ли я начинать свой отпуск, позволяя тебе выбрасывать на съедение зверю все, что осталось от нашего обеда? — раздражённо осведомился Фарго.
— Это не имеет значения,— сказал Йоно.— Я все равно не ем полуфабрикатов. Кадет, вы положили снотворные таблетки?
— Все сделано, адмирал.
— Хорошо. Думаю, нам недолго придётся ждать.
Йоно сел за стол и начал уплетать овощи, в то время как лев с жадностью набросился на мясной рулет.
— Вегетарианская пища полезна для здоровья,— заявил адмирал.— Присоединяйтесь.
— К чему присоединяться, достопочтенный адмирал? — с иронией спросил Фарго.— Вы все съели. Кроме того, я не верю, что льву захочется спать. Таблетки очень старые, и я ни разу не проверял их.
— Вот патрульная машина,— сказала Олбани.— Полностью автоматизированная. Никто в участке не выразил желания ехать на задержание животного.
Лев зевнул, демонстрируя свои огромные клыки. Четыре человека, автоматическая машина полиции и один виноватый робот с нетерпением ожидали, пока царь зверей соизволит немного вздремнуть.
— Извини, Джефф,— через некоторое время произнёс Норби.— Полагаю, это все же моя вина. Я снова запутался.
— Похоже, это его специальность, братец,— заметил Фарго.— Когда Мак-Гилликадди перемешал его внутренности, робот стал путаником.— Фарго спросил его: — Как тебе могла прийти в голову мысль взять домой льва из зоопарка?
— Он прыгнул на меня и принялся катать, словно детский мячик. А потом схватил меня своими лапами. И я подумал, что если вернуться в гиперпространство, то он испугается и выпустит меня. Но ничего не вышло. Он такой глупый, что даже не умеет бояться. Поэтому когда я вернулся в квартиру, лев тоже оказался здесь.
— Но почему ты вообще оказался в том зоопарке? — спросил Фарго.
— Это длинная история,— ответил Норби и умоляюще повернулся к Джеффу, который немедленно выступил в его защиту:
— Он слишком расстроен и не может объяснить, как следует. Вероятно, он случайно оказался в одном из европейских зоопарков.
— Правильно,— сразу же согласился робот.— Это было в Европе.
Голова льва опустилась на передние лапы. Он громко всхрапнул, и Фарго торжествующе потряс кулаком в воздухе:
— Видите? Не понадобилось никакого оружия; всего лишь несколько таблеток.
— Между прочим, это я вспомнил про таблетки,— напомнил Джефф.
Адмирал покончил с овощами и принялся за большой пирог, купленный на десерт.
— Кадет,— сказал он.— Надеюсь, вы найдёте способ препроводить зверя в патрульную машину, я не собираюсь помогать вам поднимать его. На мне парадный мундир, и я уверен, что в шкуре льва кишат блохи.
Олбани с решительным видом направилась ко льву, но Фарго остановил её:
— На тебе тоже парадный мундир, а эта зверюга, должно быть, весит килограммов триста. Это работа для мужчин. Мы с Джеффом…
Девушка немедленно оскорбилась:
— Что ты имеешь в виду? Я не слабее тебя, а твой брат ещё мальчик.
— Да, я ещё молод,— сказал Джефф.— Но считаю, что проблему сперва нужно обдумать, а не переть напролом. Кстати, Фарго всегда советовал мне так поступать. Так вот, я подумал и решил: пусть львом займётся Норби.
— Я не хочу поднимать его,— заявил робот.
— Мне безразлично, хочешь ты или нет. Просто следуй моим указаниям. Заведи руки подо льва, включи свой антиграв и переложи его в патрульную машину.
— Но от льва воняет, и у него блохи…
— Блохи тебя не потревожат, и я что-то раньше не слышал от тебя жалоб насчёт неприятных запахов.
— А вдруг он ещё не заснул? Он может проснуться.
— Во-первых, Норби, только ты виноват в случившемся, а во-вторых, лишь у тебя есть технические средства, чтобы решить проблему. Я даю тебе логичный приказ, и ты обязан повиноваться ему.
— Хорошо, хорошо,— промямлил робот, направляясь ко льву.
— Я никогда не привыкну к твоему Норби,— сказал Йоно.— Второго такого нет во всей Федерации.
— Вы имеете в виду такого расхлябанного и непокорного? — спросил Фарго.
— Я имею в виду такого умного и эмоционального,— ответил адмирал. На его широком, скуластом лице не было и тени улыбки.— Просто поразительно, что лишь Союз изобретателей охотится за ним. Мы все должны охотиться за ним. Если мы выясним, как он работает, каждый захочет иметь у себя Норби вместо тупых исполнительных механизмов, которые есть сейчас.
— Никому не захочется иметь робота-путаника,— возразил Фарго, пожав плечами.
— Ну, не знаю,— протянула Олбани.— Мне он кажется очень милым.
Норби подмигнул ей одним из своих задних глаз, обвил льва руками и поднялся в воздух. Лев приоткрыл один глаз, зарычал и начал слабо вырываться.
— Держи его! — крикнул Джефф, устремляясь на помощь.
— Я стараюсь,— пропыхтел робот.— Ты хотел, чтобы я сделал это сам, и я справляюсь. Я покажу тебе…— Он уравновесил сонно барахтающегося льва на подоконнике.— Это глупое животное царапает мой бочонок!
— Не урони его на тротуар! — завопил кадет.— Глупый или нет, но он живой. Переложи его в машину в целости и сохранности.
— Готово,— сообщил Норби, отступив от окна. Дверца патрульной машины захлопнулась, и все увидели внутри изумлённого сонного льва.
Олбани что-то сказала в свой наручный телефон. Машина улетела.
О’кей. Льва доставят в зоопарк Бронкса. Смотрители готовы принять его на временное содержание до определения прав собственности.
— Нас оштрафуют? — спросил Джефф.
— Маловероятно,— ответила девушка.— Они ещё не забыли, как мы спасли Манхэттен от Инга Неблагодарного, поэтому не составит труда замять скандал. Кроме того, адмирал может использовать своё влияние.
— Не дождётесь,— заявил Йоно.— И не упоминайте обо мне в вашем рапорте. Я не хочу, чтобы манхэттенские власти узнали о том, что я нахожусь здесь. Моя проблема связана с Норби, а не со львом.
Робот покачался вверх-вниз на своих телескопических ногах.
— Я — проблема для Джеффа, и ни для кого другого,— скромно заметил он.
— К несчастью, ты стал проблемой для всех и каждого,— сказал адмирал.— Союз изобретателей хочет подвергнуть тебя тщательному научному исследованию.
— Вы хотите сказать, разобрать меня на части? — взвизгнул Норби на самой высокой ноте.— Копаться в моих внутренностях? Замкнуть мои логические цепи? Посадить мой электронный мозг на электрический стул? Испортить мою восхитительную внешность? Я исчезну и никогда не вернусь обратно — вот что произойдёт из-за ваших варваров!
— Нет, не исчезнешь,— решительно сказал Джефф.— Я никому не позволю тронуть тебя.
— Это семейное дело,— поддержал Фарго.— Брат находится под моей опекой, и я несу юридическую ответственность за его собственность. Мы подадим в суд…
— Даже не надейтесь,— сухо сказал Йоно.— Думаю, нам пора серьёзно обсудить, что делать с Норби.
— Я проголодалась,— пожаловалась Олбани, откинув назад свои длинные светлые волосы.
— К несчастью, никакой еды не осталось,— сказал Фарго.— Что не сожрал лев, то досталось адмиралу. Придётся нам отправиться в один из ресторанов по соседству. Если вы прикроете плащом ваш мундир, сэр, то сможете сойти за обычного горожанина. Мы устроимся в уединённой кабинке и спокойно поговорим, не опасаясь шпионов из Союза изобретателей.
Йоно не успел ответить, поскольку в этот момент дверь квартиры вздрогнула от сокрушительных ударов, и раздался громкий голос, заглушивший любые объявления, которые пытался сделать домашний компьютер:
— Откройте! Федеральная Служба безопасности!
Фарго подошёл к двери и небрежно прислонился к ней.
— Мы с моей дамой сердца не нуждаемся в компании,— крикнул он.— Уходите!
— У нас имеется ордер Федерации, разрешающий конфисковать вашего робота в пользу Союза изобретателей. Откройте, иначе мы выломаем дверь!
Раздался новый яростный стук.
— Иди в спальню,— прошептал адмирал, обращаясь к Джеффу.— Я предлагаю вам обоим немедленно совершить небольшую поездку.
— Да, сэр,— ответил кадет и быстро добавил: — Фарго, если я не вернусь в ближайшее время, прошу тебя провести отпуск на нашем разведывательном катере. Норби сможет настроиться на него из гиперпространства, и мы присоединимся к тебе.
— Конечно, смогу! — воскликнул робот и часто заморгал.— Вернее, думаю, что смогу,— поправился он.
— Мы пойдём ко дну, если придётся положиться на Норби,— пробормотал Фарго.
Робот принялся бессвязно возражать, но адмирал властным жестом указал на спальню. Стук в дверь усилился.
Джефф и Норби устремились в спальню. Робот взял мальчика за руку:
— Ты готов?
Джефф кивнул. «Хорошо, что они не знают о способности Норби путешествовать в гиперпространстве без специального снаряжения,— подумал он.— Иначе они не стали бы объявлять о цели своего прихода».
Перед исчезновением они услышали слова Олбани:
— Добро пожаловать, господа. Могу ли я предложить вам крошки, оставшиеся от пирога?
Потом их обволокла серая мгла гиперпространства.

Глава третья
ДЖЕМИЯ

Личное защитное поле Норби включилось автоматически, спасая их от смертельных перегрузок гиперпространства, поэтому Джефф ощущал лишь присутствие серой пустоты вокруг. И поскольку времени в гиперпространстве не существует, он понятия не имел, как долго длился переход. У него осталось лишь смутное воспоминание о том, что Норби пытался объяснить, как он попал в зоопарк.
— Где мы? — спросил мальчик. Они сидели на травянистой лужайке, окаймлённой древовидными кустарниками странно знакомого вида.
— Снова вы!
Слова были произнесены не на универсальном земном языке, но Джефф понял их, а Норби уже что-то отвечал быстрой скороговоркой. Преимущество робота было в наличии лишней пары глаз на затылке (правда, это не был настоящий затылок).
Кадет огляделся. Вдалеке возвышался холм с большим, похожим на дворец зданием на вершине. У подножия холма, совсем рядом с приземлившимися, стоял миниатюрный замок, в дверях которого только что появилась драконица — зелёная, с большими глазами, обрамлёнными длинными ресницами. В руках она держала уменьшенную свою копию. На обеих поблёскивали тонкие золотые воротники.
— Ты перенёс нас опять на Джемию, Норби,— тихо сказал Джефф.— Я думал, ты не знаешь, как попасть сюда.
— Я тоже,— шёпотом ответил робот.— Меня вёл какой-то инстинкт. Я просто взял и пришёл. Какая-то часть меня знает планету драконов.
— Хорошо, но на этот раз, пожалуйста, не оскорбляй джемианцев своим поведением.
Джефф встал и вежливо поклонился:
— Как поживаете, мэм? И как поживает ваша прелестная дочь Заргл?
— Замечательно,— ответила юная драконица. Развернув крылья, она взлетела и опустилась на плечо мальчика.— Я рада снова видеть тебя. В прошлый раз ты пробыл совсем недолго. Ещё мне приятно, что ты выучил наш язык.
Джефф надеялся, что его улыбка покажется дружелюбной. Лёгкий укус драконицы-матери установил телепатическую связь между ним и роботом, когда они с Норби были здесь в прошлый раз, и этот же укус позволил ему почти мгновенно усвоить язык джемианцев. «Возможно, драконы тоже могут телепатически выучить земной язык»,— подумал он.
— Я поняла твою мысль,— произнесла мать-драконица на универсальном земном языке.— Если ты будешь тщательно подбирать слова и думать более конкретно, то я научусь быстрее.— Она перешла на джемианский: — Однако для вас важнее продолжить изучение нашего языка, значительно более богатого, чем ваш.
Джефф счёл неблагоразумным затевать дискуссию.
— Да, мэм,— ответил он по-джемиански.
— Я обсудила ваш предыдущий визит с Великой Драконицей. Она сказала, что вы должны обладать секретом гиперпространственного путешествия, который никогда не открывался нам, джемианцам. Нам было предназначено оставаться на нашей планете.
— У вас бывает много посетителей? — спросил кадет.
— У нас их вообще не бывает. Вы были первым, поэтому мы и не знали, что с вами делать. Было решено, что если ваш визит получит одобрение Менторов, то вы сможете остаться на короткое время. Вы намерены остаться?
— Мы намерены остаться, Норби? — спросил Джефф.
— Ну… не совсем.— Робот несколько раз моргнул, что с ним бывало, когда он попадал в затруднительное положение и не мог признаться в этом.— Часть меня хочет быть здесь и знает дорогу, но другая часть — нет. И я знаю здешний язык. Я только не могу вспомнить, что такое «Ментор».
— На земном языке это означает «мудрый учитель»,— подсказал мальчик.
— По-джемиански это означает то же самое,— согласилась драконица.— Они наши учителя. Когда-то мы были диким и примитивным народом, но пришли Другие и оставили Менторов помогать нам. Так сказано в наших легендах, вдохновенных и правдивых. Кстати, вы не должны думать обо мне как о матери-драконице. Это унизительное прозвище. Меня зовут Зипхузггтмтизм.
Джефф безнадёжно покачал головой.
— Можно, я буду называть вас Зи? — попросил он.
Драконица несколько раз прошептала имя про себя, а затем сказала:
— Да. Мне это нравится.
— А кто такие Другие?
— Трудно сказать. В наших легендах не сохранилось их описаний, а Менторы никогда не рассказывали нам о них… Заргл! Перестань цепляться за чешую инопланетянина! Что у тебя за манеры! Кроме того, эти длинные мягкие чешуйки могут оказаться немытыми.
Заргл вынула когти из волос кадета и спросила:
— Как тебя зовут, инопланетянин?
— Меня зовут Джефф, а это мой робот Норби.
— Странно,— задумчиво промолвила Зи.— Роботы — это маленькие приборы для механического труда, управляемые домашними компьютерами и не обладающие личностью и разумом. Естественно, они принадлежат разумным джемианцам, как и любые другие машины. А этот, которого ты называешь роботом, похоже, разумен и имеет облик. Как же можно владеть им?
— Хороший вопрос, если подумать,— заметил Норби.
— Мы с ним партнёры,— вставил Джефф, прежде чем маленький робот успел что-нибудь добавить. Малышка драконица покинула его плечо и уселась на шляпе Норби.
— Уходи, уходи! — закричал тот, размахивая руками.
— Вот ещё! — ответила Заргл.— Ты не Ментор.
— Неправда,— возразил Норби.— Я учитель. Я учу этого молодого человека иностранным языкам, истории и… э-э-э… практике галактических путешествий.
Джефф вздохнул. Можно ли называть это галактическим путешествием, если вы не знаете, куда попадёте, а если попадёте, то сможете ли вернуться обратно?
— Не желаете ли перекусить в моем доме? — вежливо предложила Зи.— С моей стороны было грубо преследовать вас в тот раз, и мне хотелось бы принести извинения. Менторы уже знают о вашем прибытии, но свяжутся с нами позднее. Как известно, большую часть времени они проводят в медитации. Они пытаются настроиться на все части Вселенной, чтобы найти Других.
— Я не уверен, что смогу есть вашу пищу,— извиняющимся тоном сказал Джефф, стараясь не обидеть драконицу.
— Я попробую её сначала,— предложил робот.
— Ты уверен, что ничего не напутаешь?
— Разумеется,— ответил Норби, вытянув свои ноги на всю длину и упёршись ладонями в бока.— Определение структуры пищи слишком просто для такого гениального робота, как я.
Он пошёл в дом драконицы. Кадет последовал за ним.
— Хороший протеин,— одобрительно заключил робот, попробовав предложенную пищу.— Высокая волокнистость, низкое содержание холестерина. Тебе это пойдёт на пользу.
За исключением какой-то голубой кашицы, которую он не решился попробовать, Джефф счёл угощение великолепным.
Другой проблемой оказалась драконья мебель. Она была предназначена не для человеческих размеров и пропорций и выглядела совершенно непригодной для сидения… за исключением маленькой вещицы в углу, похожей на потрёпанную зелёную подушечку-думку.
— Могу я сесть на неё, Зи? — спросил мальчик.
— Да, пожалуйста. Это антикварная подставка для хвоста, служившая многим поколениям нашей семьи. Она по-прежнему в хорошем состоянии. Разумеется, у вас, бедняжки, нет хвоста, но вы, без сомнения, можете пристроиться здесь.
Подушка показалась Джеффу достаточно удобной. На её верхней части был вытиснен маленький значок, подобный звездообразной фигурке на драконьих воротниках. Более интересный узор со сложным извивающимся рисунком обрамлял края подушки.
— А где ваш муж, Зи? — поинтересовался кадет.
— Что такое «муж»?
— Ну, личность мужского пола, которая… то есть…
— Мужского? Ах, вы имеете в виду другую разновидность той же жизненной формы? Я читала о том, что подобный феномен есть на других планетах. Как я уже говорила, мы сами не путешествуем, но Менторы снабдили нас хорошими галактографиями. Когда я читаю о характерных обычаях и привычках, существующих в других мирах, я могу лишь благодарить судьбу за то, что мы, джемианцы, живём на цивилизованной планете.
— Но если у вас нет мужчин, то откуда же берутся дети?
— Ах… На других планетах для этого нужны мужчины, не так ли? Я никогда по-настоящему не понимала этого. Мы, знаете ли, почкуемся, и я не могу себе представить более удобного способа размножения. Заргл была очаровательной почкой — вот здесь, у меня под крылом. Вам стоило бы видеть её! Но, в общем-то…— Зи подняла одно крыло и на мгновение закрыла глаза,— в общем-то, мы не говорим между собой о почковании. Это интимная тема. Разумеется, вы не джемианцы, поэтому можете говорить свободно.
— Но если вы почкуетесь, то у вас почти не происходит изменения унаследованных характеристик и вы не можете развиваться,— сказал Джефф, в котором проснулась страсть к научной дискуссии.— У нас гены всегда перемешиваются, а потому перепутаны так, что дети не вполне похожи на своих родителей. Поэтому мы быстро развиваемся.
— Вот видишь,— прошептал Норби, обращаясь к другу,— быть запутанным — это хорошо.
Джефф строго посмотрел на робота. Тот закрыл глаза и сделал вид, что ничего не говорил.
— Мы пришли к выводу, что Другие помогли нам оставаться стабильными,— сказала Зи.— Полагаю, так как сама Вселенная меняется, в ней должны существовать изменчивые формы жизни. Я желаю добра вам и вашему роду. Мы, джемианцы, вносим свой вклад в устойчивость, в то время как вы, земляне, возможно, способствуете волнующим переменам.
— Да уж, волнующим,— согласился робот, слегка раскачиваясь взад-вперёд.— Вы не имеете представления, насколько запутаны все земные жизненные формы.— При этом он быстро взглянул на Джеффа.— А особенно человеческие существа. В их истории происходили такие волнующие события, как войны, жестокие гонения, бессмысленные заговоры, и…
— Норби, как ты можешь говорить такие вещи о собственном мире? — спросил Джефф.— Ты просто стыдишься своей запутанности.
— Я уже объяснил тебе, что не мог ничего поделать со львом. Я все тебе объяснил, пока мы были в гиперпространстве, а ты не захотел помочь в разгадке моего нового секрета. Это пугает меня.
«Какой ещё новый секрет?» — подумал Джефф. Он попытался вспомнить, но не смог.
В этот момент драконий компьютер издал мелодичный звенящий звук.
— Какая честь! — воскликнула Зи.— Это прямой сигнал из замка Менторов. Раньше я никогда не удостаивалась вызова. Теперь все знакомые будут завидовать мне! — Она распростёрла крылья и низко поклонилась.
— Инопланетяне приглашаются на аудиенцию,— произнёс компьютер.— Только инопланетяне. Они должны прийти немедленно.
Норби подбежал к своему другу. Его шляпа опустилась так низко, что глаза были едва видны.
— Я не хочу идти,— пролепетал он.— Я боюсь.
— Почему? Ты ведь думаешь, что какая-то часть тебя родом отсюда, не так ли?
— Мне все равно. Давай вернёмся на Землю и найдём Фарго… или замаскируемся и присоединимся к бродячему цирку.
— Союз изобретателей, так или иначе, найдёт нас,— ответил Джефф.— Ты хочешь, чтобы тебя разобрали на части?
Внезапно на экране компьютера возник призрачный туман. Когда он рассеялся, холодный свет засиял на жутком существе, стоявшем в помещении, похожем на пещеру, на двух толстых нижних конечностях. У существа были четыре руки, голова с выпуклостью на макушке, с ртом-прорезью внизу и тремя радужными впадинами, которые могли быть глазами.
— Мама! — заверещала Заргл, сложив крылья и прыгнув в объятия Зи.— Я боюсь!
Джефф с некоторым беспокойством осознал, что тоже испытывает страх. Однако он был выше ростом, чем старшая драконица, существо на экране компьютера вряд ли превосходило его размерами. Мальчик напряг бицепсы, чтобы убедиться в их силе, и мысленно захотел овладеть приёмами каратэ не хуже Олбани Джонс. Прижав к себе Норби, он выпрямился во весь рост.
— Ой! — Джефф забыл о том, каким низким был потолок в доме драконов. Потирая ушибленное место, он наклонился и нечаянно выронил робота.
— Ай! — воскликнул Норби.— Ты постоянно роняешь меня! Что ты за хозяин?
— Почему ты не включил свой антиграв, когда почувствовал, что падаешь? Ты мог бы это сделать, если бы не отвлекался на пустяки.
Оглядевшись в поисках поддержки, Джефф с разочарованием увидел, что робот полностью спрятался в свой бочонок, откуда доносилось испуганное бормотание. Заргл скрылась в кожистых складках крыльев Зи, а сама драконица попятилась от своего компьютера в дальний угол комнаты.
— Разумеется, нам нечего бояться, но раньше я никогда не видела Ментора,— сконфуженно произнесла она.— Мы получаем лишь устные послания, а в наших книгах нет их изображений. Это очень необычно и, думаю, б-большая честь для нас.
— Но, Зи, как ты можешь бояться? — с недоумением спросил Джефф.— Мы, люди, всегда представляли драконов бесстрашными существами. Это вы устрашали других, а не наоборот. Драконы могли даже изрыгать пламя.
— О, это мы умеем,— сказала Зи, не отводя глаз от экрана, и выдохнула маленький язычок голубого пламени.— Это один из наших старых, примитивных оборонительных приёмов. Однако требуется масса энергии, чтобы отделить водород от…
Джефф попятился от неё:
— Вот видишь! Хотя ты и маленькая, но не должна бояться.
— Я не маленькая. Лишь Великая драконица больше меня, а она приходится мне тётей. И я не боюсь Ментора, если это, в самом деле, Ментор. Я просто переполнена уважением и благоговением.
Но вид у неё был все-таки испуганный.
Джефф пожал плечами и повернулся к экрану. Странное существо смотрело на них, если радужные впадины на его голове действительно были глазами.
— Чего ты хочешь? — спросил мальчик, твёрдо решив не проявлять страха, не обращая внимания на поведение остальных.
— Вежливости и уважения,— ответило существо скрипучим металлическим голосом, словно оно давно не разговаривало.— Я призвал вас на аудиенцию, но вы не торопитесь. Немедленно приходите в замок Менторов на холме. Одни!
Экран погас, голова Норби высунулась наружу.
— Только не ходи один,— попросил он.
Экран погас, голова Норби высунулась наружу.
— Только не ходи один,— попросил он.
— Я думаю, что страх сковал тебя,— сказал Джефф.
— Да, но я меньше боюсь, когда мы вместе. Кроме того, вдвоём мы можем уйти через гиперпространство. Но даже если бы нас разлучили, мне бы не пришло в голову убежать, оставив тебя в опасности,— с энтузиазмом добавил он.
— О побеге подумаем позже,— сказал кадет.— Когда выясним, чего хотят Менторы. Пошли, партнёр!

Глава четвертая
МЕНТОРЫ И ПОДУШКА

Джефф настоял, чтобы Норби сделал вид, будто у него нет антиграва, но у этой уловки имелись определённые недостатки. Дорожка к большому замку на вершине холма поднималась по крутому склону, и камни, мостившие её, почти рассыпались от времени. Путь был неровным и ухабистым, трещины заросли бурьяном.
Джефф лишь вздыхал про себя, терпя неудобства, в то время как Норби изводил его громкими жалобами. Наконец мальчик решил, что нести робота будет легче, чем слушать его нытье. Однако на полпути ему пришлось сдаться:
— У меня больше нет сил тащить тебя, Норби. Не будешь ли ты любезен, включить свой антиграв на малую мощность?
Робот повиновался. Как всегда, его представление о малой мощности оказалось не слишком верным.
— Не так сильно! — крикнул Джефф, когда его ноги начали отрываться от земли.— Ты раскроешь свой секрет.
Норби добавил немного веса, и они продолжили подъем.
Вскоре стало очевидно, что дорога была не единственным изъяном в этих местах. То, что издали, казалось чудесным ландшафтом, вблизи поражало своей запущенностью, хотя местами кто-то без особого успеха старался подстригать кусты и поливать клумбы.
— Похоже, Менторов не слишком волнует внешний вид,— заметил мальчик.
— Что это? — спросил Норби, развернувшись так сильно, что Джефф потерял равновесие и отпустил робота. Обретя свой полный вес, он с размаху плюхнулся на землю. К счастью, он приземлился на травяную подушку, проросшую сквозь камни разбитой тропы.
— Ты все время роняешь меня,— сердито сказал робот.— Что с тобой?
— Почему ты вертишься? Мне следовало бы спросить, что с тобой? — Джефф встал и потёр больное место, вступившее в контакт с землёй.
— Я смотрел на эту штуку. Она удивила меня.
Сбоку от дорожки среди цветов выступало странное металлическое существо. Одна из его длинных рук заканчивалась щипцами, другая — совком, а третья была похожа на скрученную проволоку. Внизу копошилось множество маленьких ножек. В общем и целом оно слегка напоминало земного краба.
Существо размотало свою проволоку, прикоснулось к Джеффу и тут же попятилось, размахивая остальными верхними конечностями.
— Мы не собираемся ничего ломать,— сказал кадет.
Не издав ни звука, существо повернулось и начало пропалывать сад.
— Думаю, это просто робот-садовник,— сказал Джефф.— Он выглядит очень старым — весь в царапинах, краска облупилась. Неудивительно, что окрестности замка так запущены.
— Он не разумен,— заметил Норби и снова оказался в руках друга.— Тебе незачем его бояться.
— Я вовсе не…— начал мальчик и сердито замолчал, осознав бесполезность своих возражений.
Они поднялись к замку. Перед ними выросли огромные металлические двери — с петлями, но без дверных ручек.
— Может быть, постучимся? — спросил Джефф.— Я не вижу признаков компьютерного сканера.
— На этой планете сканеры могут выглядеть по-другому.
— Ну, хорошо: а ты что-нибудь видишь?
— Нет,— ответил робот.— Я чувствую, что знаю это место, но воспоминания так призрачны… Значок в виде звезды на дверях выглядит знакомым.
— Это потому, что он есть также и на драконьих воротниках, и на их подставке для хвоста. Разве ты не заметил?
— Теперь вспоминаю.
— Ты можешь сказать, что он означает?
Норби помедлил.
— Если бы во мне было поменьше земных деталей! — сокрушённо произнёс он.— Если бы я весь был с Джемии, то, наверное, уже все бы понял.
— Я почему-то в этом сомневаюсь, но постарайся подумать. Это какой-то указатель или просто знак Других?
— Вот! — торжествующе воскликнул Норби.— Меня словно озарило. Да, это знак Других. Так они метили свою собственность. И если использовать правильную технологию, то звезда плюс извилистый узор по краям двери…
— Такой же узор был и на подушке.
— Я рад, что ты заметил. Так вот: звезда плюс извилистый рисунок говорят о том, как…
— Что?
— Извини, но дальше я не могу вспомнить.
Как только Джефф собрался высказать своё мнение об умственных способностях Норби, массивная дверь начала медленно приоткрываться. Внутри был только длинный, тёмный коридор.
— Давай войдём, Норби.
Робот отступил на шаг назад.
— Нам обязательно нужно входить? — с опаской поинтересовался он.
— Конечно. Для этого мы и пришли сюда.
Джефф смело двинулся по коридору, оглядываясь по сторонам. Норби побежал за ним, ворча что-то.
— Что ты бормочешь? — спросил кадет.
— Я не бормочу. Во всяком случае, это не слова. Я обдумываю уравнения, которые появляются в моей голове. Этот извилистый узор представляет набор математических формул. Я должен разобраться в них. Я хочу понять себя, чтобы больше не совершать глупых ошибок, вроде посадки в Колизее.
— В старом здании округа Колумбия на Манхэттене? Зачем ты там оказался?
— Нет, в том Колизее, который находится в Риме,— нетерпеливо сказал робот.— Я же все тебе рассказал в гиперпространстве!
В коридоре не было дверей. Он постепенно поворачивал в сторону.
— Я не мог понять тебя в гиперпространстве. Когда ты оказался в Риме?
— В тот раз, когда столкнулся со львом. Надеюсь, льва-то ты помнишь? Должен сказать, это было весьма неприятное зрелище. Люди в доспехах сражались друг с другом, а потом других людей бросали на съедение львам. Затем стражники подобрали меня, потому что я валялся на пути, и бросили в львиную клетку…
— Норби! Тот Колизей был… целым?
— Само собой. Совсем не похож на руины, которые я видел на фотографиях.
Джефф остановился как вкопанный перед очередным крутым поворотом коридора.
— Ты говоришь правду? Мы с тобой изучали римскую историю, и ты работал над «Юлием Цезарем» Шекспира. Поэтому после твоего ухода… Норби! Этого не могло быть!
— Откуда же, в таком случае, появился лев? — осведомился робот.— Я подумал о том, как хорошо будет увидеть старину Юлия собственной персоной, но, похоже, немного не рассчитал и появился столетием позже, когда христиан бросали на растерзание львам. Один из этих львов и отправился со мной.
— Это означает, что ты путешествовал во времени,— потрясённо прошептал Джефф.— Но учёные утверждают, что это невозможно!
— Как видишь, я это сделал. Просто не знаю, как у меня получилось.
— Ты не знаешь, как у тебя все получается!
— Извини,— пробормотал Норби.— Полагаю, путешествия во времени — это другой мой секрет.
— Ты можешь снова вернуться во времени?
— Не знаю.
Джефф покачал головой. Он зашёл за поворот и увидел арку, ведущую в огромную аудиторию. Из высоких стрельчатых окон лился слабый свет, едва рассеивавший тусклые сумерки. В них затаились угрожающие фигуры, похожие на ту, которая была на экране компьютера. Все они стояли неподвижно.
— Менторы,— сказал мальчик.
— Их тут сотни,— прошептал робот.— Но они дезактивированы.
— Дезакти… ты хочешь сказать, что они — роботы? Мёртвые роботы?
— Я всегда могу узнать робота… или почти всегда.
Джефф вошёл в огромное помещение и двинулся от одной фигуры к другой. Все они примерно на метр превосходили его ростом. У каждой имелась выпуклость на голове, ротовая прорезь и три глазные впадины, сейчас бесцветные и потухшие. Металлические корпуса роботов покрывала пыль; в некоторых местах они потрескались. Роботы, в самом деле, казались дезактивированными — и очень древними.
Норби обогнал кадета и принялся постукивать по корпусам Менторов, словно надеясь обнаружить в них какие-то признаки жизни. Вдруг он остановился так неожиданно, что Джефф чуть не споткнулся об него.
— Здесь есть что-то живое,— прошептал робот.— Один из них ещё жив. И здание — оно тоже живое. За стенами находится большой компьютер. Мне следовало бы обнаружить его раньше. Думаю, нам пора отправляться домой.
Джефф расправил плечи и огляделся, но не заметил никакого движения.
— Чего ты хочешь? — громко крикнул он.— Ты послал за нами. Чего ты хочешь?
Ответа не последовало, но мальчик ощутил слабую вибрацию пола. Норби не ошибся: здание было живым. Неужели сам замок вызвал их сюда?
— Чего ты хочешь от меня? — снова крикнул он.
— Джефф,— завопил Норби.— Помоги!
Джефф,— завопил Норби.— Помоги!
Четыре небольших механизма, похожие на того робота-садовника, которого они видели среди цветов, выкатились из темноты и набросились на Норби. Они схватили его за руки и за ноги.
Когда кадет рванулся к своему другу, один из больших Менторов неожиданно шевельнулся. Его глазные впадины озарились радужным сиянием, четыре руки приподнялись.
— Джефф, не позволяй ему приближаться к тебе! — закричал Норби, пытаясь стряхнуть с себя маленькие механизмы.
Но предупреждение запоздало. Руки робота удлинились и обвили Джеффа стальным захватом, который он не мог разорвать.
— Норби, уходи в гиперпространство! Постарайся оставить механизмы здесь, но, если не получится, возьми их с собой.
— А как же ты, Джефф?
— Со мной все будет в порядке… до твоего возвращения. Я знаю, ты вспомнишь, как вернуться обратно.
Увы, он вовсе не был в этом уверен.
Норби втянул голову и исчез вместе с маленькими атакующими роботами, прицепившимися к его рукам и ногам.
— Туда ему и дорога.— Большой робот, державший Джеффа, заговорил хрипло, скрежещуще.— Я не одобряю инопланетные машины, а также инопланетные жизненные формы.
— Подожди,— сказал мальчик, тщетно пытаясь высвободить руку из захвата робота.— Я нахожусь здесь с дружеским визитом.
— В таком случае, докажи это, оставшись здесь и выполнив свою задачу.— С этими словами Ментор поднял Джеффа и понёс его в заднюю часть помещения. Там он нажал ногой на незаметное углубление в стене. Стена разделилась надвое и бесшумно раздвинулась в стороны, открыв какие-то аппараты, сиявшие многочисленными движущимися огоньками. В центре комнаты оставалось пространство, где могло стоя разместиться человек десять; туда-то Ментор и втолкнул кадета.
Джефф попытался выбраться, но обнаружил, что заключён в невидимую силовую клетку. Он не видел её границ, но когда прикасался к ним, то получал ощутимый удар током. Тогда он уселся в центре и стал ждать.
Огоньки вокруг начали поворачиваться, фокусируясь на нем. «Меня сканируют»,— подумал он.
«Да, это так,— ответил телепатический голос.— Думай ясно и медленно, чтобы сканирование твоих мыслей проходило правильно».
— Не буду! — громко ответил Джефф.— Я не собираюсь сообщать вам, откуда я пришёл.
«Ты останешься здесь до тех пор, пока не завершишь свою задачу, сообщив все, что тебе известно».
— Я не машина! — закричал Джефф, стараясь взбодрить себя чувством раздражения.— Я протоплазма, органическое существо. Мне нужна еда.
«Джемианцы обеспечат тебя едой. А теперь замолчи и дай исследовать твой разум, иначе будешь наказан».
— Я не замолчу… Ой!
Он получил неприятный удар током. Тогда мальчик перестал разговаривать и начал мысленно цитировать:
«Друзья, сограждане, римляне…»
«Где находится твоя планета?»
— Никогда о ней не слышал.
«Я пришёл похоронить Цезаря, а не восславить его…»
— Ой! Если вы будете бить меня электричеством, то я потеряю сознание, и вместо хорошего Шекспира вы услышите всего лишь бессвязный лепет.
«Почему ты находишься здесь? Как вы называете себя в эти дни?»
— Самыми лучшими существами во Вселенной, вот как! И что означает «в эти дни»?
«Быть иль не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль…»
Так продолжалось некоторое время. К счастью для Джеффа, ему не было нужды точно цитировать Шекспира или хотя бы вспоминать разные отрывки. Вскоре он начал повторять «быть иль не быть» снова и снова. Его ещё дважды ударяли током, но после второго удара он сделал вид, что теряет сознание, и начал думать бессмысленными слогами. После этого пытки прекратились. Фигура Ментора за стенами силовой клетки застыла, словно у него иссякла энергия.
И тут в сознание Джеффа ворвался другой телепатический голос:
«Держись, друг! Я вытащу тебя отсюда».
Его робот неожиданно появился рядом с ним внутри силового поля.
«Норби! Я уже думал, что ты не вернёшься».
«Подзарядившись, я оставил атаковавших меня роботов в гиперпространстве и перепрыгнул в твою тюрьму. Сейчас я попытаюсь доставить нас в дом драконов».
«Нет! Возьми нас домой!»
«А что, если компьютер Менторов сможет определить, куда мы направились?»
«Хорошая мысль, Норби. Мне следовало бы подумать об этом. Но почему тебе нужен дом Зи?»
«Потому что нам нужна её подушка. Я не знаю, что это такое, но подушку изготовили Другие, и нам надо попробовать найти её секрет. Я уверен, что Зи об этом не знает».
Но Ментор знал! Его мысли неожиданно ворвались в сознание Джеффа, заглушая мысли Норби.
«Я должен получить подушку. Я видел её образ в твоём сознании».
— Торопись,— вслух сказал мальчик, хватая робота за руку.— Гиперпрыжок!
Они погрузились в серое ничто и вынырнули перед маленьким замком Зи.
— Опять небольшой промах,— заметил Норби.— Я собирался приземлиться в её гостиной. А вот и новые атакующие силы Менторов,— добавил он, указав на маленькие крабообразные механизмы, спускавшиеся со склона холма.
Джефф и Норби побежали со всех ног.
Зи вышла им навстречу вместе с Заргл, заверещавшей от восторга при виде Джеффа.
— Ну как? — спросила драконица.— Как прошла ваша встреча с Менторами? Должно быть, вы очень важные особы, если удостоились у них аудиенции.
— Потом,— сказал кадет.— Можно нам взять вашу подушечку — я имею в виду подставку для хвоста? Возможно, это устройство, сделанное Другими.
— Тогда, будьте добры, заберите её. Я боюсь иметь такие вещи.— Зи вошла в свой маленький замок и вскоре вышла с подушечкой, которую вручила Джеффу.
Он прижал подушку к груди. Она была меньше, чем Норби, и гораздо легче. Обивка, на ощупь напоминавшая кожу, была светло-зелёного цвета, потёрта в тех местах, где в течение многих лет отдыхали чешуйчатые драконьи хвосты.
— Я почему-то уверен, что эту подушку можно открыть, если расшифровать код, зашифрованный в волнистых линиях по краям,— сказал Норби.— Внутри что-то есть.
— Что именно?
— Не знаю. Но сейчас не время беседовать. Те маленькие атакующие роботы уже почти спустились с холма.
Он задействовал свой антиграв и устроился под мышкой у Джеффа. В другой руке мальчик держал подушку.
— Готов? — спросил Норби.
Приближающиеся роботы засеменили быстрее.
— Положите то, что вы держите, и сдавайтесь,— хором кричали они пронзительными писклявыми голосами.— Вы наши пленники!
— Нет,— ответил Джефф.— У вас замечательная планета, но вы не умеете достойно принимать гостей. А теперь — до свидания!
— Подождите, не уходите! — завизжали они.
— Отправляемся прямо в нашу квартиру. Люди из Службы безопасности уже должны были уйти. Не забудь прикрыть подушку защитным экраном, пока мы будем в гиперпространстве. И не слишком чётко определяй наши координаты: я не хочу, чтобы Менторы пронюхали, где находится Солнечная система.— Джефф спокойно объяснил все роботу.
— Не беспокойся,— отозвался Норби.— Они недостаточно сильны и не могут пользоваться телепатией без помощи главного компьютера.
Атакующие роботы были уже совсем рядом.
— Поехали, Норби!
Серые волны сомкнулись над ними. Они падали, падали, падали…
— Что ты делаешь? — крикнул Джефф.— Включи свой антиграв, пока мы не врезались в землю!
Они взмыли вверх, кадет, немного дрожа, осмотрелся по сторонам. Под левой рукой он держал подушку, а под правой — Норби, и они покинули Джемию. В этом сомнений не оставалось.
Но они не попали и в квартиру Уэллсов. Не было ни её, ни здания, ни Манхэттена — лишь огромное белое поле, простиравшееся внизу.
— Снег? — удивился робот.— Странно, ведь сейчас лето. Что здесь делает снег?
— Это не просто снег,— сказал Джефф.— Это ледник!

Глава пятая
ПУТАНИЦА СО ВРЕМЕНЕМ

— Ты забросил нас на Аляску! — Мальчик дрожал от холода.— Или на Северный полюс. Или куда-нибудь далеко на юг, в Антарктику. А может быть, даже на другую планету.
— Это Земля, я уверен,— сказал Норби, когда они заскользили надо льдом.— Координаты совпадают, солнце земного типа. Полагаю, это Антарктика.
— Ничего подобного,— возразил Джефф.— Если это земное солнце, то оно, как видишь, стоит высоко над горизонтом, поэтому мы не можем находиться в Антарктике. А также на Аляске. Возможно, это тибетское плато, но тогда мы должны видеть горы, а их нет.
— Не надо так волноваться. Вон там какие-то лошади. Мы можем спросить у всадников…
Прищурившись, Джефф посмотрел в направлении, указанном Норби.
— Там нет всадников, а это верблюды. Большие волосатые верблюды, и они идут по снегу! Ничего себе!
Пара глаз робота, обращённая к кадету, внезапно закрылась, а затем снова раскрылась.
— Ты думаешь…
— Да, я думаю! А ты, судя по всему, нет.
— Ты думаешь…
— Да, я думаю! А ты, судя по всему, нет.
Джефф обвёл взглядом горизонт. То, что казалось сплошным белым полем, постепенно переходило в склон, полого спускавшийся в южном направлении. Дальше просматривалась долина с карликовыми пальмами у края ледника. Она уходила вперёд, расширяясь и углубляясь, а вдали брезжили воды Атлантического океана… или Тихого?
— Норби! Там, под пальмами, я вижу стадо других животных. Подлети-ка поближе!
Все оказалось гораздо хуже, чем Джефф мог себе представить.
— Ты знаешь, что это за животные? — требовательно спросил он.
— Слоны,— робко ответил Норби.— Но в холодных странах слонов не бывает, не так ли?
— Это хуже, чем слоны. Это вымершие слоны!
— Но они живые!
— Они живы сейчас, но в один прекрасный день вымрут все до единого. Посмотри на них. У слонов не бывает длинной светлой шерсти. Это мастодонты, и мы видим их собственными глазами — первыми из жителей нашей эпохи!
— Может быть, это шерстистые мамонты. Разве шерстистые мамонты не живут в холодном климате?
— Больше не живут. Во всяком случае, с последнего ледникового периода — а это именно то время, в которое мы попали.
— Извини, Джефф. Мне, в самом деле, очень жаль. Я так много думал о путешествии во времени, что автоматически проделал его, когда пытался доставить нас домой.
— Ты говорил, что не знаешь, как это делается.
— Я и не знаю. Но что-то внутри меня…
— Ладно, не будем об этом. Так или иначе, у мамонтов были крупные округлые выступы на верхушке головы, а у мастодонтов — нет. Кости мастодонта были обнаружены в долине реки Гудзон в восемнадцатом веке.— Джефф подумал, а потом добавил: — Следовательно, это действительно долина реки Гудзон, какой она была до отступления ледника. Вон там находится доисторический Гудзонский каньон, несущий в море талые ледниковые воды. В наше время он будет находиться ниже уровня океана. Как же давно это было! Наверное, даже индейцы ещё не расселились по Американскому континенту. Норби, ты обязан вернуть нас в наше время.
Мальчику было трудно удерживать подушку застывшими от холода пальцами, и он попытался поудобнее пристроить её на бедре. «Как жаль, что нельзя засунуть руки в карманы!» — подумал он.
— Джефф,— сказал Норби.— Я боюсь. Я постоянно все путаю. Может быть, нам лучше остаться здесь?
— В ледниковой эпохе? Мы скоро замёрзнем и умрём. А если мы отправимся в более тёплые края, у нас все равно нет ни пищи, ни оружия, чтобы раздобыть еду. И нам не с кем будет разговаривать, только друг с другом. Кроме того, я хочу вернуться в своё время.
— Но я не знаю, как это сделать!
— Ты же вернулся из римского Колизея?
— Да. Когда лев прыгнул на меня, я так испугался, что перестал думать. Я просто перепрыгнул во времени.
— Тогда сделай то же самое сейчас.
— Я не могу перестать думать.
«Это я виноват,— подумал Джефф.— Норби — запутанный маленький робот, обладающий талантами, которых он не понимает или не умеет как следует применить. Нет смысла винить его или пытаться заставить решить проблему. Я сам должен это сделать. Фарго всегда говорил: «Не думай, братец, а смекай и, если решил взяться за дело,— берись от всего сердца».
Твёрдая подушка снова начала выскальзывать из замёрзших пальцев Джеффа. Он никак не мог поудобнее ухватиться за неё. «Как бы мне смекнуть, что к чему?» — думал он.
«Я не понимаю тебя,— вмешался робот.— Сначала ты велел мне перестать думать, а теперь бормочешь о том, как смекнуть, что к чему».
На какое-то мгновение Джефф был поражён нежданным вторжением в свои мысли. Потом он вспомнил. После драконьего укуса они с Норби могли общаться телепатически, если находились в контакте друг с другом.
— Я просто пытался обдумать наше положение, а ты прочёл мои мысли,— сказал он вслух.
— Было бы здорово, если бы ты смог прочесть мои мысли и объяснить, как вернуться в наше время. Иногда мне кажется, что дело не в моих инопланетных деталях, а в том, что они перемешаны с земными.
Некоторое время оба молчали, лишь кадет трясся от холода и стучал зубами. Наконец он сказал:
— Все, что я могу прочесть в твоём сознании, это: «О Боже, Джефф продаст меня, если я буду таким путаником». Прекрати немедленно! Я не собираюсь продавать тебя. Ты навсегда останешься моим роботом, как бы ты ни запутывался.
— Спасибо,— сказал Норби.— А в твоём сознании я мог слышать лишь: «Мне холодно, мне холодно». Мне ужасно жаль тебя.
— Что ж,— уныло продолжил Джефф.— По крайней мере, сейчас лето, иначе солнце не стояло бы так высоко в небе. Здесь достаточно холодно, но завтра или в другое время года может быть гораздо холоднее. Давай попробуем вместе, Норби. Я буду усиленно думать о нашей квартире, а ты настройся на образ в моем сознании. Может быть, тебя озарит и ты узнаешь временные координаты.
Они попробовали, но ничего не вышло.
— Не сработало! — огорчился робот.
Мальчик прикусил губу и постарался справиться с охватившим его отчаянием. Должен же быть какой-то способ выбраться отсюда!
— Норби,— сказал он,— может быть, мы не стараемся как следует, потому что инстинктивно не хотим возвращаться в квартиру. Кто знает, вдруг там опасно? Если бы мы смогли перенестись на наш разведывательный катер «Многообещающий», это было бы надёжнее, но…
— Что?
— Видишь ли, я не знаю, где находится «Многообещающий». Он может стоять в большом доке Космического управления на орбите Марса — ведь Фарго теперь присоединился к команде адмирала Йоно. Но там тысячи причалов, и я не знаю, у какого из них стоит наш катер. В сущности, я даже не могу быть совершенно уверен, что он находится там.
— Мы можем попробовать,— сказал Норби.— Постарайся представить себе док Космического управления. Ты видел его, верно?
— Да, но я не могу представить себе наш корабль внутри.— Джефф неуклюже попытался переместить подушку в новое положение.— Зато я могу ясно мысленно увидеть рубку «Многообещающего». Может быть, мы сумеем настроиться на рубку независимо от того, где она находится? — Он скривился от боли.— Я так замёрз, что мне больно держать подушку. У меня окоченели руки.
В этот момент подушка выпала из его скрюченных пальцев и полетела — вниз, вниз, к сверкающей ледяной поверхности.
— Нет! — крикнул Джефф и принялся изо всех сил бить себя рукой в грудь, чтобы восстановить кровообращение. Однако ему не удалось этого сделать, поскольку в следующую секунду Норби нырнул и сила толчка выбила из его лёгких весь воздух.
Зууум! Робот молнией пронёсся в морозном воздухе, держась за Джеффа, и смог поднырнуть под подушку. Ему удалось поймать её за мгновение до того, как она упала в снег. Однако при этом он отпустил мальчика.
К счастью, Норби как раз начинал возвратное движение, поэтому Джефф упал без добавочного ускорения, а верхний слой снега оказался мягким. Он приземлился на спину с раскинутыми руками и ногами, наполовину зарывшись в снег. Робот с виноватым видом подошёл к нему, держа подушку в одной руке и протягивая другую.
Снова оказавшись в воздухе, Джефф принялся вертеться, как рыба на крючке, стараясь стряхнуть с себя налипший снег.
— Не дёргайся,— сказал Норби.
— Я не могу. Если я не избавлюсь от снега, он растает, и я промокну. Хуже, чем замёрзнуть, может быть только одно — замёрзнуть и промокнуть.
— Думай о рубке катера.
Кадет начал думать. Несколько лет назад Фарго научил его технике сосредоточения и медитации; теперь он нуждался в ней для спасения своей жизни.
«Многообещающий». Маленький, ладный, надёжный.
«Не думай словами, Джефф. Транслируй образы».
Появились образы, и мальчик медленно погрузился в них, расслабившись и доверившись Норби. По мере того как он успокаивался, образы становились все более яркими. Наконец он забыл о своём отчаянии, забыл о боли и холоде. Он даже забыл себя, полностью слившись со своим роботом. Представляя себе рубку «Многообещающего» их объединённым разумом, он увидел её так ясно, что она стала реальной.
И вдруг они оказались там!
— Ох! — воскликнула Олбани. Она служила в полиции, и профессиональная выдержка не позволяла ей завизжать от радости.
Кадет устало улыбнулся ей, стряхивая с волос тающий снег.
— Там везде был лёд! — воскликнул Норби.— Джефф едва не замёрз. Это моя вина, но я опять ничего не мог поделать.
Фарго жестом приказал ему замолчать и быстро ощупал руки брата.
— Объяснишь позже. Снимай одежду.
— Но Олбани…— запротестовал мальчик.
Девушка отвернулась.
— Я не буду смотреть,— сказала она.
— Снимай все,— повторил Фарго.— Не важно, смотрит она или нет. Принеси мне одеяло, Норби.
Через несколько минут Джефф отдыхал, завернувшись в тёплое одеяло, в то время как старший брат энергично растирал полотенцем его лицо и голову.
— А теперь расскажи, где вы были,— потребовал Фарго.
— Мы совершили небольшую поездку,— весело ответил робот.
— С подушкой? — поинтересовалась Олбани.
— Послушайте, здесь безопасно? — спросил кадет.— Никакой тайной полиции?
— Только наша, манхэттенская,— ответил Фарго, обняв девушку за изящную талию.— Я пытался убедить Олбани отправиться со мной в небольшую исследовательскую экспедицию. Но она отказывается под тем предлогом, что налоговый кризис на Манхэттене вынудил многих полицейских уйти в отставку и она якобы не может позволить себе прогуливать работу. Ты когда-нибудь слышал подобные глупости, Джефф?
— Ты хочешь сказать, что мы находимся на Манхэттене? — спросил мальчик.— Я думал, катер стоит в доке Космического управления.
— Раньше так и было, но после вашего поспешного бегства я позволил людям из Службы безопасности обыскать квартиру. Естественно, они ничего не нашли и ушли ни с чем, выкрикивая угрозы и проклятия. Потом я стал ждать тебя. Но дни шли за днями, а ты все не возвращался, поэтому я решил поискать тебя на «Многообещающем». Позже я вернулся на Землю, так как хотел взять с собой Олбани. В конце концов, она мне нужна не только в тех случаях, когда дело доходит до драки.
— Что значит «дни шли за днями»? — тревожно спросил Джефф.— Как ты думаешь, как долго меня не было?
— Я не думаю, я знаю. Тебя не было тринадцать дней.
— Сколько?
— Ты удивлён? Разве ты сам не знаешь, сколько прошло времени?
Мальчик покачал головой.
— Кажется, я должен рассказать тебе о другом секрете Норби.
— Ты собираешься выдать мой секрет в присутствии посторонней особы? — возмутился робот. Его голова то исчезала в бочке, то высовывалась наружу.
Олбани очаровательно улыбнулась.
— Все в порядке,— сказала она.— Поскольку я не могу отправиться с вами, то мне пока лучше не знать никаких секретов. А теперь я должна вернуться в свой участок.
Она направилась к воздушному шлюзу.
— Мы, в самом деле, на Манхэттене? — снова спросил Джефф.
— На большой лужайке в Центральном парке,— отозвался Фарго.— Что не вполне соответствует правилам для транспортного средства этой категории, но у меня есть официальный документ, подписанный адмиралом Йоно, а одна моя знакомая из полиции нажала несколько нужных кнопок…— Он улыбнулся Олбани.— Поэтому я здесь.
Он двинулся к воздушному шлюзу, но на пороге остановился и посмотрел на Джеффа:
— Пока я буду провожать свою несговорчивую даму сердца, предпочитающую работу приключениям из-за непомерно развитого чувства гражданского долга, почему бы тебе не выпить чашку горячего шоколада? Это поможет тебе быстрее согреться. И поешь чего-нибудь, если проголодался.
Фарго и Олбани ушли.
— Надеюсь, ты понимаешь, что вернул нас обратно почти с двухнедельным опозданием? — обратился Джефф к Норби.
— Ты хочешь от меня совершенства буквально во всем, не так ли? — Робот был недоволен.— Разве я не доставил тебя прямо по назначению? А несколько минут в ту или иную сторону роли не играют.
— Несколько минут…
Фарго вскоре вернулся на борт «Многообещающего» и быстро запер за собой воздушный шлюз.
— Приготовьтесь к отлёту, коллеги,— распорядился он.— Служба безопасности обнаружила местонахождение моего катера и хочет обыскать его. Либо мы стартуем сейчас же, пока Олбани пытается отвлечь их, либо вам обоим придётся снова исчезнуть.
— Куда тебя взять, Джефф? — обрадовался Норби.
— Только не это! — взвыл юноша.— Стартуй, Фарго, я остаюсь на «Многообещающем». Мне становится плохо при мысли о том, что мы снова можем заблудиться в пространстве и времени.
Старший Уэллс выразительно приподнял бровь, но ничего не сказал, поспешно переключая тумблеры. «Многообещающий» поднялся в воздух.
— Служба безопасности на аэрокаре, капитан,— сообщил бортовой компьютер.— Вы арестованы. Вам приказано сдать ваш корабль. Если попытаетесь бежать, вас вернут обратно силовым крюком.
— Это они нас запугивают,— беспечно отмахнулся Фарго.— Сперва им придётся поймать нас.
— Мы не сможем убежать от них,— предостерёг Джефф.
— Нет, сможем. Я оторвусь от них в нижнем слое облачности, а когда они начнут искать нас, мы войдём в гиперпространство, конечно, если Норби справится. С их точки зрения, мы просто исчезнем.
— Но тогда они узнают, что у нас есть гипердвигатель.
— Ничего подобного. Они будут знать, что мы исчезли,— возможно, потерпели аварию. Несколько дней будут искать разбитый корпус нашего катера.— Фарго повернулся к роботу: — Ты можешь переключить двигатель «Многообещающего» на гиперпространственный режим, как только мы войдём в облака?
— Я могу открыть свой канал связи с гиперпространством для бортового компьютера. Это глупый компьютер, но, может быть, он сумеет следовать моим инструкциям. Если бы он был таким же умным, как я…
— Просто сделай это, Норби, ладно? — попросил Фарго.
При мысли о новом гиперпространственном прыжке Джефф откинулся на спинку кресла и закрыл лицо руками.

Глава шестая
КАК ОТКРЫТЬ ПОДУШКУ?

— Молодец! Хорошо справился! — воскликнул Фарго.
— Благодарю за комплимент,— отозвался Норби.— Ты так говоришь, поскольку тебе не пришлось трудиться самому. Я чуть не сработался до конца, пытаясь втолковать этому тупому компьютеру, что к чему. С тобой все в порядке, Джефф?
Кадет выглянул из-под одеяла.
— Я устал,— мрачно сказал он.— И проголодался. Ты против этого не возражаешь? Это не запрещено законом?
— Подростки,— вздохнул робот.— Вечно устают, вечно голодны и постоянно выходят из себя по пустякам.
Фарго развернулся в капитанском кресле и пробежался пальцами по клавиатуре компьютера.
— Скоро подадут ленч, братишка. Но я посажу тебя на хлеб и воду, если ты не расскажешь мне, что с вами случилось и в чем заключается другой секрет Норби. Хотя после твоих разговоров о блужданиях в пространстве-времени я могу себе представить, о чем речь.
— Сначала я хочу поесть,— проворчал Джефф. Он нетерпеливо смотрел на стеклянную дверцу, из которой подавалась пища. Ему было все равно, какую синтетическую еду подаст «Многообещающий»,— лишь бы побыстрее.
С лёгким хлопком сжатого воздуха наружу выполз синтетический гамбургер с синтетической жареной картошкой и настоящим яблочным соусом. Фарго с любопытством наблюдал, как изголодавшийся брат набросился на еду.
— Я вижу, мне придётся подождать,— заметил он.
— Пусть Норби тебе расскажет,— с набитым ртом сказал Джефф.— Но сделай скидку на его предубеждённость.
— Он общается с бортовым компьютером.
— И сейчас мне нельзя мешать,— с важным видом добавил Норби.— Я провожу очень тонкую настройку компьютера, чтобы вы могли входить в гиперпространство, даже если меня с вами не будет. Я немного изменил строение антиграва; это необходимо для нормальной работы гипердвигателя.
— Откуда ты знаешь?
— Так, догадываюсь. Вся Вселенная связана гравитацией, и я не думаю, что возможно выйти из нормального пространства, если временно не избавиться от гравитации, и наоборот. Возможно, принцип работы антиграва заключается в привязке обычного пространства к маленькому кусочку гиперпространства.
— Где мы сейчас находимся? — спросил Джефф через несколько минут, продолжая жевать.
— Не знаю,— ответил Фарго.— Норби, отключись от компьютера и скажи, куда ты нас забросил. Снаружи открывается прекрасный вид, но это явно не Земля.
— Джемия,— пробормотал робот.
— О нет, только не сюда! — Джефф оторвался от яблочного соуса.— Фарго, тебе лучше выслушать всю историю.
Старший Уэллс слушал брата не перебивая, пока тот описывал свои приключения на Джемии.
— Короче говоря,— подытожил Фарго,— мы имеем дружелюбных драконов и совсем недружелюбных роботов.
— Да,— согласился Джефф.— И единственный способ бегства отсюда — маленький робот, который не только не умеет, как следует ориентироваться в гиперпространстве, но и может доставить тебя совсем не в то время, в какое ты ожидал попасть.
— Ничего себе! — воскликнул Норби, оторвавшись от компьютера.— И это притом, что я до костей срабатываю свои логические контуры ради вас!
— Мне кажется, что на Джемии остались незаконченные дела,— сказал Фарго.— Я голосую за посадку.
— И я тоже,— поддержал робот.— Меня тянет к этой планете.
— А я против,— высказал своё мнение Джефф.— Никогда не нарывайтесь на неприятности, пока…
— Двое против одного! — одновременно воскликнули Фарго и Норби.
— Единственное затруднение заключается в том, что компьютер сообщает о существовании какого-то силового барьера вокруг планеты,— сказал Фарго пару часов спустя.
— Правильно,— удовлетворённо произнёс Джефф.— Зи говорила мне, что джемианцам запрещается путешествовать на другие планеты, и я полагаю, что существам с других планет не разрешается посещать Джемию. Она сказала, что мы были самыми первыми визитёрами. Давайте отправимся куда-нибудь ещё!
— Раньше мы попадали на Джемию, потому что пользовались гипердвигателем и миновали барьер, не находясь в обычном пространстве,— задумчиво сказал Норби.— Все, что нам нужно сделать теперь,— использовать гипердвигатель.
— Подожди,— остановил его кадет. Он хорошо знал брата и своего робота и понимал, что отговорить их практически невозможно. Оставалось одно: поставить перед ними другую проблему. Джефф отчаянно нуждался в небольшом отдыхе — от усталости у него закрывались глаза.— Вам не кажется, что сначала следовало бы выяснить, зачем Менторам нужна эта подушка? — осведомился он.
— Не лучше ли просто спросить у самих Менторов? — парировал Фарго.
— Нет,— с жаром произнёс Джефф.— Они не вспоминали о подушке до тех пор, пока Норби не упомянул о ней. Может быть, они не знают, что находится внутри. А Норби считал, что сможет открыть её, если решит уравнения, закодированные в волнистом узоре по краям.
— Ты прав. Разумный парень! Норби, возьми на заметку: у твоего хозяина есть все задатки будущего гения.
— Да, Фарго,— отозвался робот.— Я всегда это подозревал. Правда, расшифровать символы на подушке будет очень непросто.
Джефф подавил вздох облегчения.
— Я совершенно согласен с тобой. Не торопись, подумай как следует. А пока ты работаешь, я постараюсь урвать для себя немного долгожданного сна. Фарго, пожалуйста, ничего не предпринимай, пока я сплю!
Старший Уэллс зевнул.
— Ладно,— сказал он.— Я сам не прочь немного вздремнуть.
Он откинулся на спинку кресла, надвинул пилотскую кепочку на глаза и уснул ещё раньше, чем Джефф.
Восемь часов спустя братья заканчивали завтракать, а Норби пытался объяснить, что код Других оказался чрезвычайно сложным.
— Но почему? — спросил Джефф.— Ты же понимаешь по-джемиански, так почему же ты не можешь прочесть, что здесь написано?
— Потому что это не письменность,— в голосе робота появились пронзительные нотки.— Это код . Код, которым пользовались Другие — кем бы они ни были,— и, возможно, его вообще нельзя расшифровать по-джемиански. Так или иначе, но мне удалось частично расшифровать его. В первой части говорится: «Многоцелевое…»; по крайней мере, я так понял.
— Многоцелевое что? — спросил Джефф.
— Не знаю. Другая половина мне не даётся.
Фарго ухмыльнулся и взял последний синтетический бисквит.
— Многоцелевой стиральный порошок? Многоцелевое оружие?
— Возможно, просто «многоцелевая подушка»,— разочарованно произнёс мальчик.— Между прочим, она так и использовалась. Драконы клали на неё свои хвосты, ничего не подозревая. Мне кажется, ты ни на шаг не приблизился к решению загадки.
— Верно.— Веки маленького робота наполовину опустились, и Джеффу показалось, что по его щеке вот-вот скатится масляная слезинка.
— Но есть ли какие-нибудь намёки? — спросил Фарго.— Я имею в виду намёки на то, как открыть подушку?
— Кроме слов, называющих подушку «многоцелевым нечто», есть ещё цифры. Они сгруппированы в странных комбинациях.
— Покажи-ка,— попросил Фарго.
Они с Норби склонились над компьютерной распечаткой, сделанной маленьким роботом. Пока они тихо переговаривались друг с другом, Джефф обозревал окрестности через смотровой экран. Планета Джемия плыла в чёрном океане космоса, закрытая облаками. Ему показалось, что космос — голубой океан и зеленовато-коричневые земные массивы,— или это был один огромный континент? Были ли драконы единственными разумными существами, населявшими Джемию? Наверное, да, поскольку Зи не упоминала о других разумных существах, кроме Менторов. А Менторы? Почему они хотели заполучить подушку? И чего они хотели от него? Они так и не успели, а может быть, и не захотели объяснить, что им нужно. Разве может один подросток сделать что-нибудь недосягаемое для Менторов с их мощным компьютером?
Джефф покачал головой. Он зашёл в тупик. Оставалось надеяться, что у Норби и Фарго получится лучше, чем у него.
— Если эта часть кода зашифрована цифрами, перед нами может быть двойной код, где цифры заменяют слова,— предположил Фарго.
— В таком случае я сдаюсь,— простонал Норби.— Я всего лишь маленький глупый робот, и ты не должен чрезмерно многого ожидать от меня.
Мальчик понял, что его друг совсем выбился из сил.
— Отвлекись ненадолго, Фарго,— предложил он.— Может, споем пару песенок для прочистки мозгов?
Наступила длительная пауза. Фарго сосредоточенно смотрел на своего младшего брата. Потом он с размаху ударил правым кулаком по левой ладони.
— Мой брат — гений! — воскликнул он.
— Почему? Что я такого сделал?
Но тот уже заливался смехом, поэтому Норби ответил за него.
— Думаю, Фарго пришёл к выводу, что цифры на подушке заменяют музыкальные ноты,— сказал он.— Скорее всего, он прав. Как только ты упомянул о музыке, Джефф, мой мозг подсказал мне, что это и есть правильное решение. Я удивлён, что твой брат тоже это понял.
У вас обоих бывают моменты просветления… для людей, конечно.
На расшифровку ушёл ещё один час, но с помощью Норби и компьютера «Многообещающего» Фарго, наконец, расшифровал мелодию.
— Ну что, споем? — предложил он.
— Да! — с энтузиазмом подхватил робот.
— Нет! — отрезал Джефф.— Сначала я возьму станнер, на тот случай, если подушка обернётся каким-нибудь смертоносным оружием Других.
— У нас нет станнера,— добродушно заметил старший Уэллс.— Ты знаешь мой лозунг: «Все, что нужно,— это вовремя сказанное слово».
— Олбани использует каратэ,— возразил Джефф.
— Что ж,— Фарго пожал плечами,— у красивых женщин свои причуды. Если в подушке окажется какая-нибудь гадость, пусть Норби справится с ней.
— Почему я? — спросил робот.
— Потому что у тебя бывают светлые моменты… для робота, конечно.
Джефф рассмеялся:
— Ладно, Фарго, давай.
Тот пропел расшифрованные ноты. Когда мелодия отзвучала, все уставились на подушку, но ничего не произошло.
— Может быть, ритм неправильный? — спросил Фарго.
— Думаю, мелодию следовало исполнять в миноре,— сказал Норби.— Теперь я, кажется, вспомнил.
— Если бы твои мыслительные процессы не были такими запутанными, ты смог бы вспомнить об этом заранее.
— Лучше поздно, чем никогда,— надменно ответил Норби.— Моя инопланетная механика и так оказала неоценимую помощь. Как далеко смогли бы вы продвинуться с этой подушкой без меня?
— Совершенно верно,— примирительно сказал Джефф.
Фарго снова запел. На этот раз мелодия была печальной, медленной и меланхоличной. Мальчик думал о том, что же такое находится в подушке, если для его освобождения нужны такие горестные песнопения?
Мелодия закончилась. Трое в рубке и бортовой компьютер погрузились в молчание. Планета Джемия на смотровом экране тоже безмолвствовала.
Но что-то происходило. Обивка подушки становилась все тоньше и прозрачнее. Неожиданно она разорвалась пополам; половинки развалились, словно скорлупа аккуратно разбитого яйца.
— Во имя всех спутников Юпитера! — воскликнул Фарго.— Что это такое?
Оно было зелёным и пушистым. Может быть, это были пушистые чешуйки или же чешуйки были такими крохотными, что выглядели как мех. Что бы это ни было, оно напоминало новорождённого дракона, свернувшегося в клубочек.
Раскрывшись, существо встряхнулось, и чешуйки стали ещё более пушистыми. Это было маленькое животное, размером примерно с кошку, с округлой головой, окольцованной тонким золотым воротником, и странной клыкастой мордочкой.
Фарго попятился.
— Как ты думаешь, Норби, нам нужно защититься от этой клыкастой твари?
Робот не ответил, зачарованно глядя на существо.
— Оно тебе знакомо, Норби? — спросил Джефф по-джемиански, надеясь, что существо тоже поймёт его.
Но животное лишь зевнуло. Потом оно снова встряхнулось, потянулось и принялось бродить по рубке, обнюхивая все вокруг и помахивая своим длинным пушистым хвостом.
— Когда кошка машет хвостом, это означает, что она сердится,— заметил Фарго.
— Зато когда собака машет хвостом, это означает, что она радуется,— возразил Джефф.— Если это существо сродни драконам, то оно должно понимать нас, когда мы говорим по-джемиански.
— Между прочим, это она,— сказал Норби.— Она не умеет говорить. Как видите, она не слишком умна, но и не опасна. Теперь я вспомнил.
— Почему она была так надёжно спрятана в подушке?
— Этого я пока не могу объяснить.
— Откуда ты знаешь, что это она? — спросил Фарго.
— Они все драконицы. Но эта разновидность откладывает яйца.
Пушистое зелёное существо подошло к Джеффу и выпрямилось на задних лапах, обнюхивая его. Он протянул руку и позволил обнюхать и эту часть своего тела. Оно не стало кусаться, а потёрлось головой о его ладонь, словно хотело, чтобы он погладил его. Джефф механически подчинился, подумав, что существо ведёт себя как кошка, хотя и совершенно не похоже на неё. На ощупь зверёк был одновременно мягким и щетинистым — сочетание, для которого мальчик не мог подобрать определения.
— Мне всегда хотелось иметь кошку,— сказал он.
Существо под его рукой начало меняться. Мордочка укорачивалась, уши и хвост удлинялись, клыки исчезли. Оно мяукнуло.
— Это же кошка! — изумлённо произнёс Фарго.— Иди сюда, киска!
Существо подбежало к нему. Фарго стал гладить его.
— А ты можешь стать собакой?
Следующая перемена была ещё более поразительной. Очертания тела существа вытягивались и изменялись, пока оно не стало очень похожим на собаку.
— Тяф! — залаяла собака.
— Теперь я вспомнил,— заявил Норби.— Это многоцелевое домашнее животное.
— Все-таки Другие не такие уж плохие,— пробормотал Джефф.— Мне нравится, что они любили домашних животных.
— Будем надеяться, что мы тоже ей понравимся,— сказал Фарго, лаская многоцелевое домашнее животное, которое теперь напоминало зелёного бигля[1] (Фарго всегда был неравнодушен к биглям). Оно лизнуло его в ухо и замурлыкало.
— Биглям не полагается мурлыкать,— немного раздосадованно сказал Джефф. Он не мог понять, почему существа женского пола всегда испытывали такую склонность к его брату. Правда, у него самого есть Норби. Разумеется, его трудно приласкать, зато робот до сих пор не изъявлял ни малейшего желания сменить хозяина.
— Пусть мурлычет,— отмахнулся Фарго.— Я назову её Оолой.
— Почему? — спросил Джефф.
— Потому что эта кличка ей подходит.
Многоцелевое домашнее животное насторожилось, его уши теперь стали длинными и висячими, и заскулило. Фарго почесал его под подбородком.
— Ну как, Оола, тебе нравится твоё новое имя?
Она похлопала его по лицу своей лапкой, больше похожей на кошачью, чем на собачью, и ухмыльнулась, свесив язык.
— Вот видишь, братишка. Это её имя. Оно ей нравится.
— Ты получил наполовину бигля, а наполовину — Чеширского Кота,— заметил Джефф.— Возможно, она будет меняться по любому нашему желанию, и ты так и не узнаешь, как она выглядит на самом деле.
Он немного завидовал Фарго.
— Интересно, откуда Другие взяли её?
— Возможно, они создали её,— предположил Норби.— Когда-нибудь в наших путешествиях мы обнаружим животных, у которых Другие взяли гены для этого экземпляра. И не спрашивай, откуда я узнал об этом.
— Не буду,— заверил Джефф, пока Фарго продолжал играть с Оолой.— Но я думаю, Норби, пришло время объяснить нам, почему ты вернул нас на Джемию. Нужно выяснить это, прежде чем мы спустимся вниз и подвергнем риску свои жизни.
Робот долго молчал.
— Потому что это место кажется мне родным,— очень тихо сказал Норби.— Я все чаще думаю о нем как о доме — о своём доме. А я не хочу бояться собственного дома.

Глава седьмая
ЕЩЕ БОЛЬШЕ ПУТАНИЦЫ СО ВРЕМЕНЕМ

Недоброе предчувствие заставило Джеффа поёжиться. Это не было связано с Менторами. Неужели Норби считает себя джемианцем? Разве он хотя бы частично не принадлежит Земле? Может быть, он собирается сделать выбор между двумя частями своего существа и отвернуться от него?
— Послушай, Норби, не расстраивайся,— неестественно весёлым тоном произнёс он, пытаясь скрыть свои чувства.— Мы поможем тебе узнать Джемию, и ты обнаружишь, что тебе нечего бояться.
Однако кадет подумал, что он сам виноват, слишком часто делая язвительные замечания по поводу «запутанности» друга.
— Менторы охотятся за тобой, Джефф,— сказал маленький робот.— Не знаю, как они собираются использовать тебя, но, думаю, тебе не стоит рисковать. Мне лучше спуститься на планету одному. Я всегда могу убежать от них, переместившись в гиперпространство.
— Ну нет,— возразил мальчик.— Ты не убежишь от меня… Я хочу сказать, я не могу позволить, чтобы ты один подвергался опасности. Мы с тобой играем в одной команде, и так будет всегда. Ведь так, Норби?
— Если мне будет позволено прервать ваш милый диалог,— вмешался Фарго с улыбкой на лице,— то я хотел бы заметить, что являюсь капитаном этой экспедиции, поэтому со мной тоже необходимо советоваться. Мы пойдём все вместе. Вы же не думаете, что я собираюсь сидеть здесь, рассматривать потолок и думать, что сейчас происходит с моим младшим братом и его роботом?
— Ну что ж,— вздохнул Норби.— Тогда нас будет трое против этих злодеев. Надеюсь, что мне не придётся тратить все своё время, спасая вас обоих.
— У тебя появится возможность прятаться за нашими спинами,— утешил робота Фарго, лаская Оолу, лежавшую на его колене.
— Оставь Норби в покое,— попросил Джефф.— Он никогда не прячется за чужими спинами.
— Разве? — удивлённо спросил робот.
— Кроме того, у меня есть идея,— поспешил добавить Джефф.— Менторы показались мне довольно опасными и не склонными прислушиваться к доводам рассудка. Но все они очень старые, а многие из них умерли или разрушились от времени. В конце концов, Другие оставили их на этой планете, чтобы они научили джемианцев цивилизованной жизни. Так почему бы нам не вернуться во времени в тот период, когда Другие обнаружили Джемию, ещё до того, как они воздвигли силовой барьер? Может быть, нам удастся поговорить с молодыми Менторами, когда они были здоровыми и благоразумными.
— Хм-м…— промычал Фарго.— И тогда мы сможем узнать, как выглядели Другие. Неплохая идея.
— Мне она не нравится,— заявил Норби.— Другие могут оказаться более опасными, чем Менторы.
— Ты помнишь, какими они были? — спросил Джефф.
— Вообще-то, нет. Мне кажется, что мои первые части появились на свет много лет спустя после ухода Других, поэтому я вряд ли могу что-либо знать о них.
— Ты хочешь сказать, что твоя инопланетная часть — дело рук Менторов? — спросил Фарго.
— Может быть. Я точно не знаю. Я даже не знаю, как выглядел раньше. Может быть, на самом деле я был не роботом, а компьютером на том космолёте, который нашёл Мак-Гилликадди. Так или иначе, но я боюсь Других.
— Тогда мы не будем возвращаться так далеко во времени,— согласился Джефф.— Как ты думаешь, ты сможешь перенести нас в нужное время, если все мы сосредоточимся на молодых Менторах?
— Фарго тут не помощник, но мы с тобой можем вступить в телепатическую связь. Я постараюсь соединиться с компьютером «Многообещающего». Надеюсь, мы попадём во время, наступившее вскоре после прибытия Менторов.
— Отлично! Я уверен, молодые Менторы будут более благоразумны. Иди сюда, Норби. Садись рядом с компьютером, а я возьму тебя за руку.
Из-под шляпы робота выползла тонкая проволока, подключившаяся к бортовому компьютеру. Норби взял Джеффа за руку и крепко сжал её.
— У тебя все в порядке?
— Я не боюсь,— сказал Джефф.— Правда, полностью уверен в тебе. Если мы смогли вернуться обратно из ледниковой эпохи прямо в рубку «Многообещающего», то тем более сможем передвинуть катер назад во времени.
Он закрыл глаза, чтобы лучше сосредоточиться, а также, чтобы не видеть сомнений, отражавшихся на лице брата. Ну и что, если Норби иногда путается? Стоит только вспомнить о тех вещах, которые он сделал правильно!
Теперь сосредоточься на Джемии… передвинься назад… назад, в гораздо более раннее время… Думай о Менторах, одетых в сияющий металл, с лёгкими движениями, со звучными, приятными голосами…
— Джефф! — Голос Фарго звучал настойчиво.— Норби! Не пора ли вам проснуться?
— Что…— Кадет с трудом приходил в себя.— Что случилось?
— Не знаю. Вы уже полчаса сидите молча и неподвижно. И не рассказали мне, для чего так ведёте себя. Неужели вам нужно так много времени, чтобы сосредоточиться?
— Не думаю. Что-нибудь случилось?
— Вроде бы ничего. Сначала у меня на мгновение закружилась голова, но все быстро прошло. Мы по-прежнему здесь, а Джемия снаружи.
Норби тоже полностью пришёл в себя. Он издал фыркающий звук и вытащил свою проволоку из компьютера.
— Разумеется, мы по-прежнему здесь, и Джемия никуда не делась. Но положение её солнца изменилось. Сейчас на континенте, где живут драконы, началась весна — весна, которая была много лет назад.
— То есть мы переместились обратно во времени?
— Разумеется!
— В таком случае, маленький робот, встань с моего кресла и позволь мне посадить корабль на планету.
Фарго опустил Оолу на пол рубки. Она беззаботно развалилась в уголке и принялась вылизывать себя, словно кошка, как две капли воды похожая на бигля.
Фарго опустил Оолу на пол рубки. Она беззаботно развалилась в уголке и принялась вылизывать себя, словно кошка, как две капли воды похожая на бигля.
Они начали снижаться, скользя над джемианским континентом.
— Ты можешь найти замок Зи, Норби? — спросил Джефф.— Раньше тебе без труда удавалось это сделать.
— То было в нашем времени. В этом времени замка ещё не существует.
— Я имею в виду… Ты можешь определить то место, где будет замок?
— Я его не чувствую,— озабоченно ответил Норби.
«Многообещающий» пронёсся над поверхностью океана и сделал вираж, снова возвращаясь к континенту.
— Деревья,— сказал Фарго.— Много деревьев. Между прочим, существа, выглядывавшие из воды, показались мне довольно интересными.
— Нет,— резко сказал робот.— Менторы избрали для цивилизации сухопутных существ. Может быть, мы слишком далеко вернулись во времени. Может быть, здесь ещё вообще нет сухопутных…
— Вряд ли,— возразил Фарго.— При такой-то богатой растительности! Смотри, вон на лугу группа животных.— Он направил катер вниз по плавной дуге, чтобы взглянуть поближе.— Они чем-то напоминают двуногих динозавров, но я не вижу никаких признаков крыльев.
— Странно,— согласился Джефф.— Нет даже кожистых гребней на спине. Похоже, они, в самом деле, бескрылые.
«Многообещающий» совершил мягкую посадку, опустившись на траву на некотором расстоянии от стада. Фарго сразу же пошёл к воздушному шлюзу.
— Эй! — окликнул его осторожный Джефф.— Разве ты не собираешься проанализировать состав воздуха снаружи?
Брат помедлил:
— Ты же был здесь, не так ли? Ты дышал здешним воздухом и остался жив.
— То было в другом времени. Почему бы тебе не спросить у компьютера?
— Ладно, ладно.— Фарго раздосадованно повернулся к компьютеру.— Ну, как там воздух снаружи?
— Дышать можно,— ответил компьютер.— В атмосфере присутствуют споры и семена растений, которые могут вызвать аллергию, но без дополнительной информации я не могу определить точнее.
— Рискнём,— решил Фарго, взял на руки Оолу, и все вышли из шлюза.
Они пошли по траве, колыхавшейся под порывами ветра. Было довольно прохладно, но, вспомнив о леднике, Джефф решил, что такая прохлада вполне терпима.
— Я подойду туда и поговорю с драконами,— предложил он.— Я умею говорить по-джемиански.
— Берегись! — закричал Норби, дёргая кадета за брюки.
Драконы приближались всем стадом, переходя с места в галоп. Они что-то говорили, но не по-джемиански. Их язык, если его можно так назвать, состоял целиком из громкого рёва, угрожающего ворчания и шипения со знаками препинания в виде клубов дыма, вырывавшихся из их ноздрей.
— Джефф, старина,— пробормотал Фарго, пытаясь удержать Оолу, которая одновременно скалила зубы и лаяла.— Это не твои друзья. По-моему, нам лучше немедленно вернуться на корабль.
Так они и поступили, без дальнейшего обсуждения.
— Кажется, ты говорил, что драконы уступают людям в размерах,— укоризненно заметил старший Уэллс.
Эти чудовища были размером с «Многообещающий». Братья наблюдали на смотровом экране, как драконы обступили катер, пытаясь найти для укуса местечко поудобнее. Их клыки стучали по корпусу, как кузнечные молоты.
— Фарго,— сказал Джефф.— Я не думаю, что у них костяные зубы. Смотри, они блестят, словно металлические или алмазные.
— Ты прав.— Фарго повернулся к приборам.— Они могут повредить корабль. Нам нужно поскорее убираться отсюда.
— Они не говорят по-джемиански,— прошептал Норби, словно до сих пор не мог этому поверить.— И, по-моему, они совсем не цивилизованные.
Фарго медленно поднял «Многообещающий» на антиграве, и драконы, цеплявшиеся за корпус, один за другим были вынуждены разжать когти. Огромные животные теперь изрыгали языки пламени в бессильной ярости. Старший Уэллс зачарованно смотрел на них.
— Судя по запаху, который я почувствовал снаружи, они получают пламя, расщепляя сероводород…
— Компьютер сообщает, что корпус корабля быстро нагревается,— перебил Норби.— Нам нужно вернуться на орбиту.
Никто не спорил. Оказавшись в безопасности на орбите, троица устроила новое совещание, в то время как Оола гонялась за своим хвостом посреди рубки.
— По-моему, мы вернулись во время, предшествовавшее появлению Других, ещё до того, как Менторы создали цивилизацию на этой планете,— сказал Фарго.— Мы переборщили.
— Это я виноват, а не Норби,— сказал Джефф.— Он сделал все очень хорошо. Но когда мы с ним были связаны и пытались двигаться назад во времени, я ощутил чей-то страх. Возможно, это сбило нашу настройку.
— Это был не мой страх! — возмутился робот.— Я ни капельки не боялся.
— Нет-нет,— успокоил его Джефф.— Я говорю не о тебе. Видишь ли, я очень напряжённо думал о Менторах, и осознал одну вещь, которую почувствовал в тот раз, когда находился в их сканерной комнате. Тогда я не понял, что это было, так как боролся с собственными страхами. Вы понимаете, что я имею в виду? — Он беспомощно посмотрел на Фарго.
— Конечно,— заверил тот.— Но не можешь ли ты поточнее описать свои чувства?
— Боялся Ментор, а не мы. Когда мы пытались переместиться во времени, я чувствовал его страх.
— Как ты полагаешь, Ментор боялся тебя?
— Нет.
— Других? — спросил Норби.
— Не думаю,— ответил Джефф.— Однако Ментор очень боялся, и он нуждался во мне. Я не знаю, для чего, но это имело отношение к его страху.
— Если он чего-то боялся и нуждался в твоей помощи, то, мне кажется, он не должен причинить нам вред,— заметил Фарго.
— Не лучше ли в таком случае отправиться немного вперёд и поискать молодых Менторов? — осторожно спросил мальчик.
— А мы можем это сделать? — с усмешкой спросил Фарго.— Дело за вами.
— Давай попробуем ещё раз,— предложил Норби.— Нам нечего бояться. Наверное, лишь страх Ментора заставил тебя испугаться в прошлый раз.
Джефф чуть было не сказал: «Ты испугался ещё больше, чем я!» — но плотно сжал губы и промолчал.
— Конечно,— сказал он, протянув руку.— Давай попробуем ещё раз.
Через полчаса им пришлось отступить.
— Никакого головокружения, вообще ничего,— досадовал Фарго.— Думаю, мы остались в том же самом времени.
— Видимо, очень сложно отправиться во время, где я уже существовал,— предположил Норби.— Проще отправиться в более раннее или более позднее время. Вы понимаете, что я имею в виду? Я пытаюсь протолкнуть всех нас вперёд, когда Менторы уже прилетели сюда, но у меня ничего не получается.
— В таком случае,— произнёс расстроенный Джефф,— это означает, что ты или части тебя присутствовали на Джемии вскоре после появления Менторов, как ты и предполагал. Наверное, ты, в самом деле, джемианец.
— Должно быть,— согласился робот.— Звучит захватывающе, не правда ли?
Мальчик так не думал.
— Ты можешь хотя бы слегка передвинуться во времени, до того как тебя сконструировали? — поинтересовался он.
— Могу попробовать.
— Я понимаю, почему трудно переместиться туда, где ты уже существовал,— сказал Фарго.— Один из парадоксов путешествия во времени включает в себя возможность встречи с самим собой. Но почему бы нам не отправиться в отдалённое будущее и не выяснить, что произошло с нами, прочитав джемианские исторические хроники? А заодно мы узнаем, как все исправить в нашем времени. Это будет чертовски интересно!
— Для меня это звучит как новый парадокс,— грустно произнёс Джефф.— Не думаю, что мы можем это сделать. История будущего ещё не написана. Допустим, мы узнаем, что были убиты, когда вернулись на Джемию. Тогда мы можем отчаяться, и это в свою очередь послужит причиной нашей преждевременной смерти.
— Ничего не понимаю,— пробормотал Норби.— Но я не хочу быть убитым.
— Не волнуйся, маленький робот. Этого мы не допустим. Но я могу понять точку зрения брата. Хорошо, Норби, давай продвинемся в ближайшее будущее, сразу же после появления Менторов.
Джефф и Норби попробовали снова. На этот раз мальчик представил себе молодого Ментора и постарался быть более уверенным. Однако он отвлёкся, потому что Оола неожиданно начала выть, словно предчувствуя опасность.
— Тише, тише, моя красавица,— шептал Фарго, гладя её длинные уши, подрагивавшие под его пальцами. Она перестала завывать, но стала жалобно поскуливать.
Джефф был уже готов сказать: «Давай попробуем ещё раз, Норби», когда Фарго взволнованно воскликнул:
— Подождите! Она исчезла! Оола исчезла!

Глава восьмая
НЕДОСТАТОЧНО ОПАСНО?

Джефф изумлённо огляделся по сторонам. Его взгляд остановился на смотровом экране. Джемия значительно приблизилась: вместе с прыжком во времени Норби благоразумно передвинул их ближе к планете на тот случай, если силовой барьер уже окажется установленным. Но где же Оола? Её, в самом деле, не было в рубке.
— Может быть, она в спальне? — предположил мальчик.— Не исключено, что мы на короткое время потеряли сознание, не заметив этого.
Фарго уже вышел из рубки. Через несколько минут он вернулся очень озабоченным.
— На корабле её нет,— сообщил он.
— Охо-хо,— расстроился Норби.— Я и не подумал о ней.
— Ты хочешь сказать, что забыл взять её с нами? — спросил Джефф. Когда Норби замялся с ответом, он потряс робота: — Ну? Скажи что-нибудь!
— Не сбивай мою настройку,— проворчал Норби.— Я пытаюсь выяснить, в чем дело, и тряска тут не поможет. Думаю, моей вины здесь нет. Должно быть, Оола существует где-то в этом времени, и, следовательно, для Оолы из будущего — для нашей Оолы — пребывание здесь затруднительно.
— Если ты прав, то мы сможем найти её здесь, в этом времени,— сказал Фарго.
— Но какое сейчас время? — спросил Джефф.— Когда мы находимся?
— Не знаю,— проворчал Норби.— Я совсем запутался с этими перегрузками, постоянными встрясками и так далее.
Братья посмотрели друг на друга.
— Это я виноват, Фарго,— сказал Джефф.— Мне вообще не стоило предлагать путешествие во времени; по крайней мере, вместе с тобой и Оолой. Мы с Норби должны были рискнуть вдвоём.
— Не валяй дурака. Ты не можешь обойтись без меня. Мы как-нибудь найдём Оолу здесь и сейчас.
— Да, но это будет до того, как её погрузили в спячку, и задолго до того, как мы освободили её из подушки-капсулы. Она не вспомнит нас.
— Тогда она заново познакомится с нами. Или скорее заблаговременно: ведь это время существует значительно раньше того, в котором мы с ней встретились.
— Мы даже не знаем, насколько раньше,— пробормотал Джефф.
— Я не виноват! — выкрикнул Норби.
— Не важно,— заключил Фарго.— С Оолой или без неё, нам нужно исследовать планету. Знание лучше невежества, даже если оно иногда причиняет неудобства. Итак, мы идём на посадку!
— Вот замок! — сообщил Джефф, когда «Многообещающий» скользнул над кронами деревьев после нескольких заходов над континентом.
— Видите! — воскликнул Норби.— Разве я не говорил, что смогу привести вас сюда?
— С двадцать пятого захода.
— С десятого,— возразил робот.— А может быть, даже с девятого. Ты не умеешь считать.
Джефф вспомнил о своём решении быть с Норби ласковым.
— Да, конечно,— согласился он.— Ты проделал очень хорошую работу.
Но тот лишь фыркнул.
— Я не вижу маленького замка, где живут драконы вроде Зи,— заметил мальчик, чтобы сменить тему.— Только большой замок.
— Это хороший признак,— сказал Фарго.— Внизу можно разглядеть множество роботов, и все они чем-то заняты. Маленькие здания ещё не построены. Возможно, драконы ещё не развились до разумной стадии.
— Да,— согласился Норби.— Все началось недавно. И Менторы ещё совсем новенькие.
— Вот как? Но если тебе это известно, то почему ты тогда не знаешь, в какое время мы попали? — спросил Джефф.
— Потому что не знаю,— раздражённо ответил робот.— Но я, помимо всего прочего, умею ещё пользоваться глазами. Посмотри на этих роботов. Разве ты не видишь, как они сияют. Они ничуть не похожи на те старые развалины, с которыми мы с тобой встречались раньше… то есть позже… то есть раньше в нашей жизни, но позже во времени.
— Я понял, что ты имеешь в виду,— одновременно сказали братья.
Роботы наблюдали за ними, когда «Многообещающий» совершил посадку перед замком. Самый крупный подал знак остальным и приблизился к кораблю.
— На мой радиоканал поступило послание,— доложил бортовой компьютер.
— Давай послушаем,— сказал Фарго.
Послышался мощный, размеренный голос:
— Незнакомцы, вы вошли в наше планетарное пространство без разрешения. Назовите себя и вашу цель.
Язык был, разумеется, джемианским, и Норби перевёл послание братьям.
— Думаю, будет более вежливо ответить лично, из воздушного шлюза,— сказал Фарго.— Это не слишком рискованно. Люк воздушного шлюза можно быстро закрыть, если Ментор неожиданно нападёт на нас. А поскольку ты говоришь по-джемиански, приятель, то тебе и придётся рискнуть.
— Наверное, мне стоит попробовать,— сказал Норби.— Я говорю по-джемиански как абориген.
— Нет,— возразил Джефф, которому не понравилось это высказывание робота.— Думаю, Ментор смутится, если увидит тебя. Наверное, он никогда не видел робота, похожего на тебя, а если он поймёт, что ты наполовину джемианец, то начнёт спрашивать, как ты оказался на космическом корабле. Не стоит сообщать им, что мы прибыли из будущего. Да, кстати.— Мальчик нахмурился и покачал головой.— А если мы сделаем или скажем что-нибудь, способное изменить будущее?
— Достаточно того, что мы здесь и нас видели,— заметил Фарго.— Но какая разница? Раз уж мы здесь, давайте идти до конца. Эти роботы могут выглядеть как новенькие копии тех, с которыми ты встречался в наше время, но они не кажутся мне агрессивными.
— Не знаю, почему ты так решил,— проворчал Джефф.— Но если ты, в самом деле, так думаешь… Эй, посмотрите-ка! Это же Оола!
Оола или существо, как две капли воды похожее на неё, выскочило из замка и остановилось возле Ментора, помахивая хвостом.
— Должно быть, она почуяла наше присутствие,— добавил Джефф.
— Нет,— возразил Норби.— Не говори глупостей. Вы оба ещё не родились. Она не может…
— Возможно, это не наша Оола,— огорчённо сказал Фарго.— В этом мире могут существовать десятки многоцелевых домашних животных — по одному на каждого большого робота. Может быть, Менторы только что выпустили маленьких роботов-садовников, а роботы-охранники, которых ты видел, бегают вокруг замка.
— Сообщение снаружи только что повторилось настойчивее,— произнёс компьютер.
— Пора идти,— со вздохом сказал Джефф. Он открыл воздушный шлюз и встал в проёме внешнего люка. Сначала он хотел дружелюбно улыбнуться, но потом вспомнил, что некоторые животные на Земле считают обнажённые зубы признаком враждебности, и сразу стал серьёзным.
— Приветствую тебя,— произнёс он по-джемиански.
— А,— низким голосом отозвался Ментор.— Вы знаете наш язык!
— Да,— ответил мальчик.— Мы — дружелюбные существа, интересующиеся этим миром, на который набрели в своих странствиях. Мы надеемся, что вы объясните нам, кто вы такие, как устроен ваш мир и что вы здесь делаете.
Он говорил очень медленно, стараясь не ошибаться в произношении. За его спиной Норби переводил сказанное Фарго.
Ментор посмотрел на Джеффа так, словно искал ответ на его смелое заявление. Пока длилось молчание, многоцелевое домашнее животное внезапно изменило свою форму.
— Что она делает? — шёпотом спросил Фарго.
— Я пытаюсь сосредоточиться на ней, потому что, когда я смотрю на Ментора, начинаю нервничать,— прошептал в ответ Джефф.— У меня мелькнула мысль, что наша Оола никогда не была похожей на медвежонка, а эта изменилась моментально.
Ментор посмотрел на многоцелевое домашнее животное, которое превратилось в маленького медвежонка, сидевшего на задних лапах и махавшего передними в сторону Джеффа.
— Интересно,— произнёс Ментор.— Согласно данным, оставленным в нашем главном компьютере теми, кто сотворил нас, на ледяной планете, которую они однажды посетили, жили существа, похожие на это, но гораздо крупнее. Там также жили существа, весьма похожие на вас, которых они забрали на другую планету для надлежащих цивилизационных процедур. Вы случайно не из их числа?
— Нет,— ответил Джефф.— Мы путешествуем сами по себе. Значит, ваши создатели взяли с собой пещерного медведя — существо, похожее на то, которое сейчас рядом с вами?
— Они привозили нам экземпляры различных животных. Я… мы превратили некоторых существ в это многоцелевое домашнее животное с помощью биоинженерии. Некоторые из них напоминали ту форму, в которой она вышла из замка. Но у подлинных животных были большие клыки, лишние в домашних условиях. Я сконструировал нечто поменьше и более приятное на вид.
— Фарго! — воскликнул Джефф, повернувшись к брату.— Мне кажется, Оолу могли вывести генетическим путём из саблезубого тигра — смилодонта. Они брали животных из ледниковых эпох…
— Невежливо разговаривать на неизвестном языке,— укоризненно перебил его Ментор.
— Извините,— поспешно сказал мальчик и стал объяснять свои мысли, но лишь смутился, пытаясь избежать упоминания о путешествии во времени. Проницательный взгляд большого робота сбивал Джеффа, и его объяснения выглядели особенно неуклюже.
— Кажется, я понимаю,— сказал Ментор.— Хотя сомневаюсь, что эти животные, о которых вы говорите,— смилодонты и пещерные медведи,— являются вашими современниками. Вы говорите о них не так, как если бы они жили рядом с вами, и ваше поведение существенно отличается от поведения тех двуногих, которых исследовали наши создатели. Логично предположить, что вы прибыли из будущего. Если это правда, не рассказывайте нам о нем, потому что мы не хотим ничего знать.
— Сообразительный робот,— пробормотал Фарго, выслушав перевод.
— Мы попали в затруднительное положение,— сказал Джефф, тщательно воздерживаясь от замечаний по поводу будущего.— Нам нужно знать, кто вы такие и что вы делаете на Джемии.
— Мы Менторы,— ответил робот.— Нас активировал главный компьютер, который находится в замке. Наша задача — развить биоинженерными методами наиболее перспективные виды живых существ на этой планете, научить их основам цивилизации и самообеспечения. Вы встречались с джемианцами?
— Мы видели их. Крупные животные.
— Слишком крупные и слишком глупые. Мы это изменим, ибо у них есть определённые возможности для развития. Для нашего эксперимента требуется планета, похожая на эту: с одним большим континентом и одним потенциально разумным видом. Мы находимся здесь, чтобы присматривать… чтобы присматривать за домом.
Большой робот перевёл взгляд на свои ноги, словно был чем-то взволнован или расстроен. «Неудивительно, что у Норби есть эмоциональные цепи»,— подумал Джефф.
— За домом для Других? — спросил он.
Огромная голова робота повернулась к мальчику.
— Вы знаете про Других? Я называю их нашими создателями.
— На кого они похожи? Когда они вернутся сюда?
— Я разочарован,— произнёс Ментор.— Надеялся, что вы знаете. Перед тем как покинуть замок на этой планете, они стёрли из памяти компьютера все данные о своей внешности и истории. Остались лишь фактические сведения, что они существовали и пробыли здесь некоторое время. После их ухода компьютер активировал нас, и мы принялись за работу. Но мы часто думаем о Других. И хотим знать, как выглядели органические существа, сотворившие нас.
— Откуда вы знаете, что они были органическими? Возможно, они тоже были роботами.
— Существуют физические свидетельства их органического происхождения. Здесь были остатки машин для приготовления пищи. Сохранился пепел, который мы проанализировали и обнаружили следы протеинов и аминокислот, характерных для живых существ на этой планете и, несомненно, для вас.
— Вы смогли логически выяснить что-нибудь о внешности Других?
— Только то, что они были не похожи на вас. Ваша физическая конструкция не подходит для их оборудования. И это практически все, что мы можем сказать. Данная проблема очень беспокоит нас.
— Джефф,— озабоченно прошептал Фарго.— Думаю, мы имеем право знать, не пользовались ли Другие биоинженерными методами для развития примитивных человеческих существ, которых они обнаружили на Земле в ледниковую эпоху? И не это ли он имеет в виду, когда говорит, что мы отличаемся от тех древних людей?
У мальчика похолодели руки при мысли о том, что человечество может оказаться продуктом космического эксперимента, но он задал этот вопрос Ментору, тщательно подбирая джемианские выражения.
— Похоже, вас беспокоит такая возможность, мой маленький органический друг, если могу так обратиться к вам,— заметил Ментор.— Я ощутил ваши дружеские чувства и добрую волю. В наших записях нет упоминаний о том, что Другие ставили эксперименты над вашей расой. Они лишь отобрали несколько подопытных экземпляров для обучения и поместили их на другую планету — мы не знаем куда. Судя по всему, только Джемия подверглась специальному эксперименту. Мы надеемся, что это так, поскольку Другие хотели устроить здесь собственный дом. Мы, Менторы, всегда держим его готовым к их возвращению.
Джефф ощутил огромное облегчение, но понял, что вёл себя глупо. История человечества имела поступательный, а не скачкообразный характер, и в ней трудно было заподозрить чьё-то постороннее вмешательство.
Он посмотрел на многоцелевое домашнее животное и спросил:
— Другие хотели, чтобы вы создали себе домашних животных?
Ментор отступил на шаг назад, и его глазные впадины потускнели.
— Нет, это была моя идея. Мне показалось, что Менторам могут понравиться домашние животные. Я также подумал, что часть потомства таких животных может пригодиться для обмена с посетителями этой планеты, но затем обнаружил инструкции Других, запрещающие всякую торговлю. Выяснилось, что Другие установили вокруг планеты силовой барьер, чтобы оградить её от проникновения извне. Поэтому неожиданное появление вашего корабля встревожило нас. Как вам удалось преодолеть барьер?
— У нас специальный корабль, который может входить и выходить из гиперпространства в любом месте,— ответил Джефф.
— Надеюсь на это,— шёпотом добавил Норби.
Фарго подтолкнул брата:
— Спроси, не можем ли мы что-нибудь обменять на многоцелевое домашнее животное? Мне бы, хотелось вернуть Оолу. Я успел привязаться к малышке, хотя это довольно странно, учитывая непродолжительность нашего знакомства.
— Вы говорили об использовании домашних животных для торговли — обмена с пришельцами из других миров,— осторожно начал Джефф.— Не могли бы мы что-нибудь обменять на это существо? У нас есть…
Глазные впадины Ментора вспыхнули красным, и мальчику пришлось замолчать.
— Нет! — Большой робот подхватил зверька двумя нижними руками. Две верхние руки со сжатыми кулаками угрожающе поднялись в воздух.— Я сказал, что мог бы поменяться частью её потомства. Но пока у неё нет потомства, и я не знаю, будет ли оно вообще. Поэтому она останется со мной. Она — мой эксперимент. Я отличаюсь от остальных Менторов. Я изобретатель.
Джефф решил, что будет лучше сменить тему.
— У вас есть имя? — спросил он.
— Я — Первый.
— Спроси насчёт меня,— попросил Норби.
— Первый ментор, у вас есть маленькие роботы?
— Вы видели их — для садоводства, для строительства, для укрепления дисциплины органических существ и так далее. Они неразумны, но повинуются нашим командам.
— А здесь есть другие роботы, которых мы не видели?
— Нет.
— Вы получаете команды от главного компьютера в замке?
— Нет. Мы самоуправляемы,— разумеется, под моим общим руководством. Компьютер в замке не имеет собственного разума и является нашим рабочим инструментом.
Джефф подумал, что этот робот, очевидно, очень гордился своим превосходством над остальными и благодаря этому свободно выдавал информацию, которая могла оказаться полезной.
— Ты задаёшь слишком много вопросов,— произнёс Первый ментор, словно прочтя его мысли.— И нарушаешь мой душевный покой. Твоё присутствие здесь и мысли, которые ты во мне пробуждаешь, могут изменить будущее. Я попрошу компьютер в замке стереть воспоминания о тебе из моего разума.
Глаза Ментора снова вспыхнули красным. Странные металлические веки поднялись, полностью закрыв глазницы.
— Возвращайся в своё время, иначе нам придётся прибегнуть к принудительным мерам и уничтожить тебя.
Возникло ощущение опасности. Единственным разумным шагом для Джеффа было отступить внутрь корабля и захлопнуть дверь воздушного шлюза. На видеоэкране он мог видеть Первого ментора, стоявшего на прежнем месте и ожидавшего отлёта корабля. В это время Норби быстро переводил Фарго последние фразы ментора.
— Извини,— с сожалением сказал своему роботу Джефф.— Мы ничего не выяснили о твоём происхождении и почти ничего не выяснили о Других. Но здесь становится опасно, и нам лучше убраться, если не хотим изменить будущее.
Помедлив, Фарго подошёл к капитанскому креслу, устроился поудобнее и позвал:
— Норби! Иди сюда и подключись к компьютеру. Я предлагаю вернуться в наше время, в Солнечную систему, и заняться поисками того астероида, на котором Мак-Гилликадди нашёл остатки инопланетного корабля. По крайней мере, мы сможем интересно и с толком провести время.
— А разве здесь не интересно? — спросил Джефф.
— Зачем? Слушать пустые разговоры?
— Разве не полезно узнавать новые вещи? Когда Менторы были молодыми, у них не было такого робота, как Норби, поэтому он может заинтересовать их. А Первый ментор, оказывается, вывел Оолу для себя и очень привязан к ней. Она сейчас здесь. И ещё меня по-прежнему интересует вопрос, почему со временем Менторы стали такими злобными и недоброжелательными. Не мешало бы это выяснить.
— Первый ментор сейчас сделался злобным и недоброжелательным,— заметил Фарго.— Он подозвал к себе боевых роботов.
— Тогда давайте уходить,— вздохнул Джефф.— Но я предлагаю вернуться в наше время и на Джемию.
— Да! — громко поддержал Норби.— Я хочу выяснить, почему меня сделали. Здешние Менторы не знают обо мне, но я уверен, что у меня в некоторой степени джемианское происхождение. И знаю, что никогда не был частью роботов-садовников, потому что у них нет эмоциональных контуров и воображения. Джефф, возьми меня за руку, и я попробую переместить весь корабль вперёд во времени к тому моменту, когда мы покинули Джемию.
— Что ж,— произнёс Фарго, пожав плечами и откинувшись в кресле.— Снова заводим старую пластинку. Все будет так же скучно и неинтересно.
— Что ж,— произнёс Фарго, пожав плечами и откинувшись в кресле.— Снова заводим старую пластинку. Все будет так же скучно и неинтересно.
— Ты не стал бы так говорить, если бы побывал в компьютерном сканере Менторов,— возразил Джефф.— Поехали, Норби! Я представлю себе замок таким, каким мы впервые увидели его.
На этот раз корабль вздрогнул.
— Вижу снаружи миниатюрного дракона,— сообщил Фарго.— Говорю вам: все будет скучно и неинтересно.

Глава девятая
НЕ ТАК УЖ СКУЧНО

— Привет! — сказала Заргл.— Вы вернулись, хотя мы вас не ждали.
Джефф помахал ей, выходя из «Многообещающего» в сопровождении Норби и Фарго. Потом он приветствовал Зи, которая поспешно выбежала из дома при виде корабля.
— Это мой родственник Фарго,— обратился он к драконице, немного замешкавшись, подбирая слово для описания своих родственных отношений с Фарго. Разумеется, в джемианском языке не было слова «брат».— Сколько времени нас не было? — нарочито небрежным тоном спросил Джефф.
— Четырнадцать дней,— ответила Заргл.— И начиная с вашего отъезда, джемианцы не перестают спорить о том, что с вами делать, если вы вернётесь. Менторы сказали, что в этом случае вас следует взять в плен и отвести в большой замок. Разумеется, они не ожидали, что вы появитесь в космическом корабле с дополнительными силами.
— Забавно,— пробормотал Фарго, выслушав тихий перевод Норби.— Может быть, дела здесь обстоят не так скучно, как мне казалось. Попроси эту псевдо-рептилию укусить меня, чтобы я мог понимать их язык.
— Хорошая идея,— одобрил Джефф.— Если дальнейший ход событий не оправдает твоих возвышенных представлений об опасности и приключениях, ты, по крайней мере, сможешь рассказать Олбани о том, как тебя укусил дракон. А ты, Норби, сможешь объяснить ей, почему снова пропустил пару недель.
— А ты можешь придумать что-нибудь получше? — обиженно спросил робот.
— Нет, не могу. Но, правда, необходима. Заргл, не могла бы ты немножко куснуть моего родственника? Самую капельку, ладно?
— С удовольствием! — обрадовалась маленькая драконица.
Она застенчиво подошла к Фарго и потёрлась носом о его руку.
— Твой родственник очень красивый,— сообщила она Джеффу.
— Ну вот, опять,— вздохнул тот.— Женщины не могут устоять перед ним.
Фарго улыбнулся:
— Этого и следовало ожидать. Никто не может устоять перед моими элегантными манерами и невероятным очарованием.
— Мне нравится, как он показывает свои маленькие зубки.— Заргл выставила свои, значительно более крупные. Потом она осторожно прикусила кожу на кисти Фарго.
— Ой! — произнёс он и озадаченно нахмурился, глядя на крошечные капельки крови, выступившие из двух маленьких проколов.
— Готово,— сказал Джефф.— Знание языка каким-то образом передаётся вместе с кровью. Укус такой аккуратный, что даже синяка не останется. Через несколько минут ты сможешь телепатически воспринимать джемианские слова, а немного позже начнёшь понимать их речь и сам освоишь язык.
Фарго помахал рукой:
— Вот было бы здорово, если бы таким же способом можно было выучить дифференциальные уравнения!
Зи, внимательно разглядывавшая «Многообещающий», указала на катер правым передним когтём и спросила:
— Что это?
— Это наш маленький разведывательный катер,— объяснил Джефф.— Он целиком и полностью наш; фактически это все, что у нас осталось после того, как наш семейный бизнес несколько лет назад пошёл под откос…
— Ты только посмотри! — с радостным удивлением воскликнул Фарго.— Джефф, ты только посмотри!
Мальчик повернулся к «Многообещающему». Зелёное существо с интересом глядело на замок из открытого воздушного шлюза.
— Оола! — изумлённо крикнул старший Уэллс.— Готов поспорить, она автоматически присоединилась к нам после пересечения той точки во времени, когда мы открыли подушку.
— Похоже, замок ей знаком,— сказал Джефф.— Посмотри, как она реагирует на него.
— Раньше мне никогда не приходилось видеть подобных существ,— отметила Зи.— Откуда она знает замок, если никогда не видела его?
— Оола находилась внутри вашей подушки,— пояснил кадет.— Той самой, которую вы нам подарили. Её сконструировал Ментор выдающихся способностей; его ещё звали Первым ментором.
— Первый? — Зи почесала свой хвост.— О нем много рассказывают наши легенды. Великий Первый ментор организовал строительство зданий на Джемии. Он цивилизовал нас и, как вы могли заметить, проделал отличную работу. Все джемианцы относятся к Первому с огромным уважением и благоговением.
— А где он сейчас?
— Никто не знает. Возможно, он все ещё живёт в замке. Возможно, он — тот, кто говорил с вами с экрана моего компьютера.
— Этого не может быть,— возразил Джефф.— Тот Ментор, который встретился со мной в замке, вёл себя враждебно.
В доме дракониц прозвенел звонок.
— Прошу меня извинить,— сказала Зи.— Заргл, иди со мной и начинай готовить угощение для наших гостей, пока я выясню, чего хочет Великая драконица.— Понизив голос, она обратилась к Джеффу и Норби: — Для такой простой конгрессменки, как я, большая честь удостоиться подобного вызова.
От гордости она часто задышала.
— После нашего ухода здесь ничего не изменилось,— сказал мальчик на земном языке, когда они остались одни.— Зи помнит наш визит точно так же, как и мы. Разве это не означает, что поездка в прошлое Джемии ничего не изменила?
— Будем надеяться,— ответил Фарго.
Норби нервно переступал на своих неполно выпущенных ногах.
— Я это чувствую, Джефф,— подтвердил робот.— Я чувствую, что никаких важных перемен не произошло. Должно быть, Первый ментор стер свои воспоминания о нас, а это означает, что Менторы в замке по-прежнему преисполнены злобы.
— Вот и хорошо,— улыбнулся Фарго.— Тогда нам представится шанс сразиться с настоящими злодеями.
Зи вышла из дома с маленьким столиком в лапах, а Заргл следовала за ней с тарелками и столовыми приборами.
— Вам придётся сесть на лужайке,— сказала драконица.— Пожалуйста, примите мои извинения, но в доме нет мебели, подходящей для вашего своеобразного телосложения. Даже моей подставки для хвоста больше нет: вы превратили её в неведомое зелёное животное. Однако день выдался чудесный, и я полагаю, вы не откажетесь от небольшого пикника перед прибытием Её Величества.
— С огромным удовольствием,— ответил Джефф.— Мы с нетерпением ожидаем встречи со столь прославленной личностью.
— Между прочим, она моя двоюродная бабушка,— пискнула Заргл, в восторге сжимая и разжимая когти.— Разве не так, мама?
— Разумеется, моё дорогое дитя, ведь мне она приходится тётушкой.
Через полчаса все они, включая Оолу, закончили пиршество. Оола постоянно поглядывала в сторону большого замка и помахивала хвостом. Вдруг Норби резко включил свой антиграв, и его нога задела Джеффа за ухо, когда он взмыл в воздух.
— Что ты делаешь? — удивился тот, потирая ухо.
— Я хочу побыстрее вернуться на «Многообещающий»,— ответил робот.— Предлагаю вам обоим взять Оолу и присоединиться ко мне. Посмотрите, кто к нам летит.
Из-за деревьев слева от замка приближалась странная компания. Вереница джемианцев величественно направлялась к дому Зи. В их лапах с позолоченными когтями висел сверкающий гамак, в котором разлеглась драконица, значительно превосходившая размерами любую из своих подданных.
— Это моя тётушка! — воскликнула Зи, лязгая зубами от волнения и уважения.— Пожалуйста, не уходите. Я так хочу, чтобы вы познакомились с ней!
Гамак завис наверху и медленно опустился перед ними. Драконицы энергично махали крыльями, поднимая маленькие вихри, чтобы обеспечить как можно более мягкую посадку.
— Дорогу Её Величеству,— нестройно прокричали они хриплыми голосами.
Когда гамак распростёрся на лужайке, Великая драконица выступила вперёд. Она развернула крылья, каждая чешуйка которых была ярко раскрашена в контрастные цвета, и встряхнула ими. Похожие на бриллианты драгоценные камни венчали вершину каждого из бугорков, спускавшихся вниз по её спине к кончику позолоченного хвоста.
— Итак, племянница,— произнесла она, выпрямившись во весь рост и распахнув сверкающие крылья.— Итак, ты по-прежнему водишь дружбу с нашими врагами, хотя я запрещала тебе делать это?
— Мне очень жаль, тётушка… Ваше Величество… но мне, в самом деле, нравятся эти люди и их маленький робот. Мы с Заргл подружились с ними две недели назад, и, когда пришли ваши инструкции, было уже слишком поздно. Как видите, они освободили это зелёное существо, томившееся внутри моей подставки для хвоста, которую они почему-то называют подушкой.
— Ты не понимаешь,— сказала Великая драконица.— Это «зелёное существо» — многоцелевое домашнее животное, принадлежащее Менторам. Они наблюдали за ситуацией по монитору и послали меня, чтобы я вернула украденное, иначе нас самих накажут.
— Ты не понимаешь,— сказала Великая драконица.— Это «зелёное существо» — многоцелевое домашнее животное, принадлежащее Менторам. Они наблюдали за ситуацией по монитору и послали меня, чтобы я вернула украденное, иначе нас самих накажут.
— Вернули украденное? — спросил Фарго.— Что вы имеете в виду? Ваша племянница подарила нам подушку добровольно, без всякого принуждения.
— И, тем не менее,— неумолимо продолжала Великая драконица,— вы, двое незнакомцев, ваш безобразный робот и это животное должны быть доставлены к Менторам.
— Ты собираешься просто стоять и слушать, как меня называют безобразным? — зашептал Норби. Оола заскулила и стала ещё больше похожа на бигля, чем раньше.
— Это моё домашнее животное,— решительно заявил Фарго.— Теперь оно принадлежит мне.
— Ничего подобного! — завопила Великая драконица, топнув ногой — огромной, с острыми блестящими когтями.— Мои охранницы докажут это, одолев тебя…
— Это будет неспортивно, Ваше Величество,— возразил Фарго. Он наклонился к Норби и прошептал: — Я правильно подобрал слово? Джемианский — не тот язык, который можно выучить в спешке.
— Скажи лучше, что это нечестно,— посоветовал Норби.— Драконы не занимаются спортом, но ведут себя честно.
— Конечно же, Ваше Величество, у вас имеются более цивилизованные методы спора, чем неразумная сила.— Фарго улыбнулся самой чарующей из своих улыбок. Охранницы двинулись было к нему, но Великая драконица жестом остановила их.
— Этот незнакомец взывает к нашей цивилизованной натуре,— произнесла она.— Никто не смеет сказать, что подобные призывы не будут услышаны, иначе это было бы оскорблением труда Менторов.
Она тоже улыбнулась, обнажив свои острые клыки. Потом поправила свой украшенный самоцветами золотой воротник и величаво выступила вперёд, остановившись лишь в нескольких сантиметрах от Фарго. Она была немного выше его, но, учитывая хвост, значительно крупнее.
— Вот! — объявила она.— Я выступаю одна против вас двоих и робота. При тройном перевесе в вашу пользу вина за нецивилизованное поведение ложится на вас. Однако я лично отведу всех к Менторам.
— В самом деле? — спросил старший Уэллс, дерзко выпятив подбородок.
— Фарго! — воскликнул Джефф, переходя на земной язык.— Давай просто пойдём с ней!
— Никогда! — отверг тот, закатывая рукава.
— Послушай, ты же не собираешься биться с ней голыми руками? — спросил мальчик.— Она разорвёт тебя на кусочки.
— Драться на кулаках грубо,— признал Фарго.— Посмотрим, смогу ли я применить кое-какие боевые приёмы, которым научила меня Олбани. Хотя, по правде говоря, я не отказался бы от сабли или рапиры. Холодная сталь против горячих клыков — это здорово, а?
— Но это же нелепо! — сказал Джефф.— Ты не можешь победить.
Норби поднимался и опускался на своих телескопических ногах. Втиснувшись между братьями, он крикнул:
— Послушайте меня, вы, глупцы! Джемианцы уважают традиции и авторитет. Они никогда не используют силу в спорах между собой.
— Что же из этого следует? — спросил Фарго.— Ты собираешься испортить нам все веселье?
— Конечно! Ваше веселье — это вовсе не смешно. Но есть и кое-что ещё…— Он поднялся на антиграве и быстро зашептал в ухо Фарго.
Тот кивнул, но встал в боевую позу.
— Защищайтесь, сэр… то есть мадам, Ваше Величество,— поправился он.
Великая драконица фыркнула, и из её ноздрей вырвались клубы дыма.
— Вот видите! Вы заставили меня вернуться к примитивизму моих предков. Вы вынудили меня так рассердиться, что я начала выдыхать пламя. Вам должно быть стыдно.
— С вашей стороны будет нечестно использовать пламя,— заметил Фарго.
— Я и не собиралась этого делать. Я одолею вас подавляющей силой своей личности и отведу всех к Менторам, которые подвергнут вас подобающему наказанию.
Они сблизились друг с другом и начали кружиться, делая осторожные выпады. Неожиданно Великая драконица стремительно махнула лапой, и Фарго полетел вверх тормашками. Драконица в удивлении отпрянула; она явно не ожидала такого успеха. Её противник, кряхтя, поднялся на ноги.
— Она серьёзный и быстрый боец,— пробормотал он.
Джефф с тревогой наблюдал за сражением. Приёмы каратэ не очень помогали против скользких драконьих чешуек. Однако Фарго умудрился повалить Великую драконицу, которая выглядела ещё более удивлённой своим падением. Она немедленно бросилась в схватку со словами: «Если ты собираешься быть агрессивным, то я от тебя не отстану!»
— Борьба идёт не по правилам, Ваше Величество,— сурово заметил Фарго.— Ваши руки гораздо длиннее моих. Можно мне взять короткую палку?
— Разумеется, так как это ещё сильнее обнаружит твою нецивилизованную натуру и вынудит тебя подчиниться моей высокой культуре,— пропыхтела она.
— Норби,— крикнул Фарго.— Принеси из камбуза палку — ту самую, которой ты вчера заинтересовался. Пожалуй, она подойдёт в самый раз.
Брови Джеффа поползли вверх. Предмет, который привлёк внимание Норби, был приспособлением для сбора яблок. Брат купил его на распродаже садовых инструментов — палку со складным захватом на конце, чтобы срывать яблоки, растущие слишком высоко от земли. Фарго покупал все, лишь бы можно было поторговаться, каким бы бесполезным приобретение ни оказалось впоследствии. Это было одной из причин краха их семейного бизнеса вскоре после гибели их родителей.
Сражение возобновилось. Фарго защищался палкой от острых когтей Великой драконицы (хотя надо признать, она пользовалась ими с такой осторожностью, что даже ни разу не поцарапала своего противника).
Они кружили снова и снова, сходясь и делая ложные выпады; но Великую драконицу явно начинало раздражать, что Фарго ещё не признал её превосходства и не сдался в плен. Она невольно выпускала клубы дыма и ещё больше сердилась на эти проявления своей несдержанности. Для Фарго же было выгодно, что гнев драконицы отвлекал её внимание. Когда она ринулась вперёд, он отпрыгнул в сторону, схватил её за лапу, рванул на себя и отскочил на землю.
— Браво! — воскликнул Джефф.
— Глупый человек,— рассердился Норби.— Зачем рисоваться, ведь я объяснил ему, как просто можно было завершить эту нелепую схватку.
— Я не уверен, что мне следовало сражаться с особой женского пола,— тяжело дыша, изрёк Фарго, откинув назад прядь волос.— Но на этой планете нет мужчин, с которыми можно помериться силой.
Он замолчал, поскольку Великая драконица снова поднялась на ноги.
Из её ноздрей вырывалось пламя.
— Это очень неприлично и примитивно,— поддразнил Фарго, помахивая палкой перед её носом.
Драконица приглушила пламя, но когда противник устремился к ней, она развернула крылья и поднялась в воздух.
— Нечестно! — закричал Джефф.
— Разумеется,— согласился Фарго. Он поднял палку, раскрыл захват на конце и подцепил золотой воротник на чешуйчатой шее Великой драконицы. Поворот, рывок — и воротник был сдёрнут.
— Моё! — воскликнул Фарго.— Военный трофей!
Он надел воротник на собственную шею, хотя тот был ему явно великоват.
Джефф удивлённо наблюдал за происходящим. Вместо того чтобы величественно парить в воздухе, Великая драконица лихорадочно взмахивала крыльями. Ценой огромных усилий ей удалось замедлить своё падение, но она не смогла предотвратить его. Приземлившись на лужайку с громким «плоп!», она застыла в нелепой позе.
Её охранницы разинули рты. Зи и Заргл прикрыли морды когтистыми лапами. Норби металлически хихикнул.
— Что случилось? — спросил Джефф.
— Это антигравитационное устройство,— пояснил Фарго, прикоснувшись к воротнику.— Мне и раньше казалось, что драконы слишком тяжелы для полёта, особенно если учесть сравнительно небольшой размер крыльев. Норби лишь подтвердил мои подозрения.
— А ведь верно, если подумать,— признал Джефф.— В доисторические времена у них вообще не было крыльев.
— Да. Должно быть, Менторы добавили крылья в процессе своей биоинженерной программы — из эстетических соображений и в качестве стабилизатора для полётов на антиграве.— Фарго плавно поднялся в воздух.— Это делается мысленно. Думаешь: «Вверх»,— и тут же поднимаешься. Потрясающее устройство. Наверное, у Норби точно такое же.
— Само собой,— с удовлетворением сказал робот.— Я все время вам твержу, что у меня частично джемианское происхождение.
— А теперь,— сказал Фарго,— я думаю, что могу нанести визит в замок на собственном транспорте и не в качестве чьего-то пленника.
Но Великая драконица оправилась от шока, временно лишившего её дара речи, и грозно поднялась на ноги.
— Взять этого пришельца! — скомандовала она.— Опустите его вниз!
— Ну уж нет! — рассмеялся Фарго, пролетев над её головой.— Я честно выиграл схватку, и вы не можете подменить её результат, не показав себя в высшей степени нецивилизованной особой. Сидите здесь и приходите в себя, Ваше Величество, а я тем временем…
Но Великая драконица оправилась от шока, временно лишившего её дара речи, и грозно поднялась на ноги.
— Взять этого пришельца! — скомандовала она.— Опустите его вниз!
— Ну уж нет! — рассмеялся Фарго, пролетев над её головой.— Я честно выиграл схватку, и вы не можете подменить её результат, не показав себя в высшей степени нецивилизованной особой. Сидите здесь и приходите в себя, Ваше Величество, а я тем временем…
— Нет! — воскликнул Джефф.— Во всяком случае, не один.
Он подхватил своего робота под левую руку, а правой прижал к себе Оолу.
— Мы все пойдём. Вверх, Норби,— и в замок!

Глава десятая
ЗЛОДЕИ?

Когда Джефф и Норби последовали за Фарго к дверям замка, мальчик увидел, что Великая драконица энергично отзывает своих охранниц. Либо она всерьёз восприняла замечание Фарго о нецивилизованном поведении, либо решила, что не имеет значения, каким образом пришельцы попадут во дворец, коль скоро указание Менторов будет выполнено.
Во дворце все выглядело так же, как и раньше. Два человека, один маленький робот и одно многоцелевое домашнее животное прошли по тёмному коридору, завернули за угол и попали в просторный зал, все так же уставленный рядами безмолвных Менторов. Оола беспокойно ворочалась на руках у Фарго.
— Где этот злодей? — спросил он.— Я не вижу ни одного живого робота.
Его голос эхом отозвался в огромном помещении. Никто не ответил. Джефф взял за руку сначала Норби, а потом своего старшего брата.
«Давайте общаться телепатически. Это безопаснее, но нам придётся прикасаться друг к другу»,— мысленно произнёс он.
«Что это?» — послышался в его сознании изумлённый голос Фарго.
«Извини. Я забыл, что ты ещё не пробовал телепатию. Жутковато, не правда ли?»
«Ничего подобного,— возразил Норби. Его мысли звучали громче, чем у остальных.— Это совершенно естественный способ разговаривать, если обладаешь определённым талантом».
Джефф улыбнулся про себя:
«Да, но мы, люди, не привыкли к телепатии. Ты чувствуешь присутствие чего-нибудь живого, Норби?»
«Я пытаюсь. Мне кажется, сейчас вокруг этой комнаты установлено силовое поле. Я не могу проникнуть за его пределы. Оно исходит от сканирующей секции компьютера, часть которого должна находиться в задней стене, хотя снаружи там ничего не видно».
Фарго отпустил руку брата и быстро пошёл к задней стене. Джефф побежал за ним, таща Норби за собой. Поравнявшись с Фарго, он схватил его за руку.
«Не отпускай нас. И не прикасайся к стене, иначе компьютер может выдать наши мысли Ментору».
«Джефф, тебе четырнадцать лет, а мне — двадцать четыре. Как твой старший брат…»
«Старший ещё не значит умный. Возраст здесь ни при чем, и сейчас я главный, потому что бывал здесь раньше…»
«И попался в плен. Я работал с гигантскими компьютерами в Космическом управлении и поэтому могу…»
Пока они спорили (не сумев договорить до конца ни одной фразы), Норби втянул в себя конечности, поднялся на антиграве и медленно подплыл к безликой компьютерной стене. Братья прекратили свой мысленный спор и стали смотреть, как робот проплывает вдоль стены, то поднимаясь выше, то опускаясь ниже.
«Что ты делаешь, Норби?»
«Сейчас он не может слышать тебя, Фарго. Ты не прикасаешься к нему».
«Да, я забыл. Возможно, тебе, в самом деле, стоит побыть главным, Джефф».
— Я здесь главный,— вслух сказал Норби.— Иногда я могу уловить телепатические сигналы, даже когда не прикасаюсь к вам. В конце концов, это моя планета, хотя я многое забыл, поэтому позвольте мне попробовать.
— Что попробовать? — спросил Джефф.
— Воспользоваться моей интуицией.
— А она у тебя есть?
— Не такая, как у человека. У меня есть встроенный блок воображения, а также способность рисковать и делать предположения. Или, может быть, люди научили меня рисковать, хотя это определённо не доставляет мне удовольствия. И все же…
Провод-щупик Норби высунулся наружу и углубился в незаметную трещину в поверхности стены. Минуты тянулись за минутами. Задние глаза робота закрылись.
Внезапно трещина начала расширяться, и вся стена раскрылась, как двойная дверь на роликах. Внутри появился просвет, затянутый беловатым туманом и окружённый какими-то механизмами, которые могли быть частями компьютера, хотя Джеффу не приходилось видеть до сих пор подобные.
— Я часто имел дело с компьютерами, но такой я тоже вижу впервые,— высказался Фарго.— Что это за место?
— Это комната, где меня сканировали,— с отвращением сказал мальчик.— Не входи, там может быть опасно.
Норби что-то сделал с компьютером, и туман начал рассеиваться.
— А вот и старый, потрёпанный Ментор. Что он делает в этой комнате? — спросил Фарго.
Джефф уставился на огромную фигуру:
— Не знаю. Когда я был внутри, Ментор оставался снаружи.
Норби вытянул руки и ноги и вернулся к своему другу.
— Мне необходимо зайти в комнату,— сообщил он.
— Ага,— изрёк Фарго.— Твоя инопланетная сущность выходит наружу. Ты не собираешься выдать нас Менторам, не так ли? — Судя по его тону, он вовсе не шутил.
Джефф моментально взорвался:
— Не говори так с моим роботом! Он предан нам.
— Ты уверен?
— Он спас меня от Ментора в прошлый раз, и я доверяю ему, даже если бы он этого не сделал.
Норби подошёл ближе к Джеффу и прикоснулся к его руке.
— Оставайся здесь вместе с Фарго. «И спасибо за доверие»,— телепатически добавил он.
Робот снова вставил свой провод в компьютер. Вокруг заклубился туман, формирующий защитное поле, но прежде, чем оно сомкнулось, Норби запрыгнул внутрь, на ходу выдернув провод.
Ощущая ужасное одиночество, Джефф постепенно изменил своё мнение:
— Мне не следовало отпускать его, Фарго. Это было ошибкой. Нам нужно вытащить его оттуда, прежде чем его уничтожат.
— Почему его должны уничтожить? Норби не такой уж храбрец. Он не пошёл бы туда ни за какие коврижки, если бы считал это место опасным.
— Мой робот очень смело ведёт себя в критические минуты. Кроме того, он мог ошибиться. Он наполовину джемианец, и если Менторы сделали его, то, возможно, они захотят удержать Норби у себя, или изменить его, или… Я этого не хочу! Я хочу, чтобы он вернулся таким, каков есть.
— Терпение,— пробормотал Фарго, изучая сложную поверхность компьютера. Он прикоснулся к нескольким точкам на стене, но ничего не произошло.
— С другой стороны, может быть, нам следует ждать и ничего не делать,— грустно заключил Джефф. Ему хотелось верить, что Норби знает, что делает, но с ним никогда нельзя быть в чем-то уверенным.
Фарго был поглощён ощупыванием поверхности компьютера. Его рука скользнула в туман, закрывавший компьютерный вход, но он быстро её отдёрнул.
— Здесь не пройти,— сообщил он.— Мощное силовое поле. Но нельзя ли его как-нибудь убрать?
Он возобновил свои попытки.
— А что, если Норби не захочет вернуться с нами? — спросил Джефф, наконец высказав свои наихудшие, опасения.— Что, если он предпочтёт остаться на своей родной Джемии? Что, если… кстати, где Оола? Когда Норби вошёл внутрь, я опустил её на пол и теперь не вижу, где она.
— Оола! — позвал Фарго.— Иди ко мне!
— Вуф! — Она выскочила из тумана, по-прежнему похожая на бигля. Прыгнув в объятия Фарго, она лизнула его в нос и попыталась снова слезть на пол.
— Хорошо,— сказал он.— Я отпущу тебя, но никуда не убегай. Оставайся здесь.
Оола обнюхала пол, словно что-то искала. Затем прошла по следу ко входу в сканерную комнату, остановилась возле силового поля и села:
— А-уууу!
У Джеффа пробежали мурашки вдоль позвоночника. Оола выла скорее как волк, а не как собака.
— Должно быть, она соскучилась по Норби,— неуверенно предположил он.
— Мне тоже хочется выть от неопределённости,— мрачно произнёс Фарго.— Сколько ни вожусь с этой стенкой, ничего не получается. Я не могу приспособить свой разум к тому инопланетному разуму, который сконструировал компьютер.
Оола выпрямилась на задних лапах и прижалась носом к одной из маленьких панелей, в беспорядке разбросанных по поверхности стены. Туман сразу же начал редеть.
— Я же прикасался к ней,— раздражённо сказал Фарго.
— Может быть, к ней следовало прикоснуться чем-то холодным и мокрым,— заметил Джефф.
В отверстии появился Норби.
— Я так рад видеть вас,— обрадовался он.— Мне не удалось открыть проход изнутри, и я боялся, что вы не сможете выпустить меня с другой стороны. И очень пугала мысль о возможности остаться здесь навсегда: я почему-то не мог пробиться в гиперпространство. Как вы убрали энергетический барьер?
Его телескопические ноги выдвинулись на всю длину, поэтому казалось, что он идёт на ходулях. Он и в самом деле шёл, двигаясь кругами вокруг огромного тусклого корпуса неподвижного Ментора. Древний робот сидел на полу, закрыв свои глазные впадины металлическими веками.
— Это сделала Оола,— сказал Фарго.— А что ты там делал?
— Пытался разбудить его,— ответил Норби, указывая на Ментора.— Но у меня ничего не вышло.
Оола кинулась внутрь и одним прыжком вскочила на плечо Ментора. Усевшись, она что-то заворковала ему на ухо. При этом у неё начали расти клыки, а тело изменилось так, что больше напоминало тигриное.
— Она возвращается к своей первоначальной форме! — воскликнул Джефф.
Ментор резко выпрямился.
— Она моя! — произнёс он. Его голос скрежетал, словно звуковой механизм испытывал серьёзные неполадки. Его корпус покрывали вмятины и разводы ржавчины. Он казался ещё более древним, чем в тот раз, когда Джефф впервые встретился с ним.
— Если она твоя, то, что она делала в подушке все эти годы? — сердито спросил Фарго.— Ты даже не знал, где она была. Тебя ничуть не волновала её судьба, а я заботился о ней. Теперь я заявляю свои права на неё. Оола, иди ко мне.
Оола спрыгнула на пол и встала между Фарго и Ментором, тревожно переводя взгляд с одного на другого. Её уши становились то короче, то длиннее. Массивная голова Ментора повернулась к Джеффу.
— Ты уже нарушал мой покой раньше. Ты отказался от сканирования и не помог мне. Ты подвергнешься сканированию теперь вместе с другим существом, похожим на тебя.
— Одну минутку, сэр.— Старший Уэллс решил объясниться.— Вы ошибаетесь не только насчёт многоцелевого домашнего животного, но и насчёт нас. Мы не хотим никому причинить вреда. Мы пришли, чтобы выяснить происхождение нашего собственного робота, часть механизма которого джемианского происхождения… Норби, где ты?
Тот полностью спрятался в свой бочонок. Лишь его провод-щупик был вытянут, прикасаясь к компьютеру. Джефф подбежал к нему:
— Норби, с тобой все в порядке? Ответь мне!
Он наклонился над роботом и получил удар электрическим током.
— Случилось что-то ужасное! Норби подключился к компьютеру, и я не могу освободить его!
— Отпусти нашего робота, Ментор,— угрожающе произнёс Фарго.
В ответ глаза Ментора вспыхнули красным. Две его правые руки обхватили Фарго за талию и подняли в воздух.
— Монстр! — закричал Ментор.— Ты помешал моей важной работе, и я могу никогда… Я этого не потерплю! Тебя будут сканировать до тех пор, пока все твои знания не станут частью компьютера, а твоё тело превратится в пустую оболочку, не способную никому повредить!
Фарго перестал сопротивляться, поскольку ничто не могло разорвать захват Ментора. Вместо этого он рассмеялся, заставив Джеффа изумлённо покачать головой. Это был все тот же вызывающий смех брата, который в былые времена никогда не доводил до добра.
Мальчик подошёл ближе к Ментору, надеясь урезонить его.
Но было уже поздно. Фарго, по-прежнему носивший антигравитационный воротник Великой драконицы, поднялся в воздух, потащив за собой Ментора. Они вылетели в главное помещение и взмыли вверх, в непроглядную тьму над потолком высокого зала.
— Фарго, не надо! — крикнул Джефф, но тот уже скрылся из виду и не ответил ему.
— Норби, проснись! Помоги мне! Я не могу летать без тебя!
— Мяу! — Оола потёрлась о ногу Джеффа, и он механически погладил её. При этом он коснулся тонкого золотого воротника, плотно облегавшего её шею.
— Оола, у тебя есть антиграв?
— Мурр! — Клыки зверька исчезли, он стал очень похож на земную кошку.
Из темноты сверху доносились ужасные звуки. Джефф, тревожась за брата, взял Оолу на руки. Крепко прижав её к груди, он изо всех сил вообразил маленькую кошку, поднимающуюся в воздух.
Оола снова мяукнула, и они начали подниматься. Телепатическая связь с не слишком сообразительным зверьком, имеющим предков среди саблезубых тигров, была увлекательной, но очень непрочной. Их мотало то вверх, то вниз, но наконец, им удалось подняться выше.
Предметы в темноте начали приобретать очертания, и Джефф увидел, что Ментор все ещё держит Фарго. Глаза брата были закрыты, челюсть упрямо выпятилась. Джефф мысленно подтолкнул Оолу к ним.
— Не делай больно моему брату, Ментор! Если ты хочешь, чтобы я помог тебе…
Фарго приоткрыл один глаз:
— Заткнись, малыш. Мне и так невмоготу воевать с этим антикварным шкафом, а тут ещё ты встреваешь.
— Почему бы тебе не пригрозить ему? Скажи, что выключишь свой антиграв.
— Тогда я тоже упаду, верно?
— А ты не падай. Опустись помедленнее и ударь об пол. Потом поднимись, сделай ещё один заход и повтори наказание.
От беспокойства Джефф тараторил, коверкая слова, однако Ментор понял его. Он издал звук, похожий на скрежет ржавой цепи.
— Я выпушу тебя, инопланетный монстр, если ты опустишь меня на пол. Не делай того, что предлагает другой монстр. Я почти мёртв и быстро разрушусь, если вступлю в жёсткое соприкосновение с поверхностью.
Братья обменялись взглядами.
— Давай потихоньку спустимся вниз,— предложил Джефф.
К несчастью, он не рассчитал реакции Оолы. Без предупреждения она перепрыгнула с его рук на плечо Ментора, и Джефф внезапно понял, что находится под потолком без антиграва.
— Помогите! — завопил он.— Я падаю!
Фарго тоже закричал, в отчаянии отпустив Ментора и пытаясь ухватить своего падающего брата.
Джефф съёжился при виде быстро приближающегося пола, но вдруг две крепкие руки подхватили его. Он висел в левых руках Ментора, глядя на Фарго, по-прежнему зажатого в правых руках большого робота.
Старший Уэллс так резко остановил падение, что все трое — четверо, включая Оолу,— снова взмыли вверх.
— Ничего себе! — Фарго затряс головой, уворачиваясь от зверька, пытавшегося лизнуть его в нос.— Кажется, пронесло.
Он похлопал Джеффа по руке и ухмыльнулся:
— А теперь давайте все спустимся вниз и спокойно побеседуем. Разве я всегда не говорил тебе, что аргументы действуют убедительнее безответственных поступков?
— Само собой,— согласился Джефф.— Ты всегда говорил мне об этом. Чего ты не делал, так это не показывал мне примера.
Его ноги коснулись пола. Сначала Ментор отпустил его, а затем Фарго.
Двое братьев смотрели, как огромный робот с Оолой, устроившейся на его плече, медленно побрёл обратно в сканерную комнату, где сидел Норби, по-прежнему затаившийся в своей бочке. Ментор опустился на пол и уронил голову на руки.
— Мне почему-то вдруг стало жаль его,— прошептал Фарго на земном языке.— Он такой старый робот.
— Думаю, это Первый ментор,— сказал Джефф по-джемиански.
— Да,— согласился тот, подняв голову.— Откуда вы это знаете?
— Мы встречались с тобой давным-давно, вскоре после того, как ты был активирован для выполнения своей работы здесь,— тихо объяснил мальчик.— Тот Первый ментор был таким сильным, таким новым и сияющим!
— Но вы не могли прожить так долго,— проговорил Ментор на земном языке.— Мы были активированы тридцать тысяч лет назад. И я не помню вас.
— Ты выучил наш язык! — воскликнул Джефф.
— После вашего ухода две недели назад компьютер проанализировал ваш язык, и я выучил его. Я узнал достаточно, чтобы понять, что вы жалеете меня. Пришельцы не должны позволять себе подобные вольности. И, однако… однако, я нахожу эту мысль странно утешающей. Возможно, теперь вы поможете мне избавиться от моего ужасного страха.
— Что это за страх? — спросил кадет.
— Когда ты в первый раз попал сюда, мы с компьютером просканировали тебя, надеясь выяснить, как ты попал на Джемию.
Голова Ментора склонилась ещё ниже. Его огромное тело вздрогнуло.
— В чем дело? — спросил Фарго.— Ты боишься нас?
— Нет, нет. Я боюсь себя. Я настолько серьёзно вышел из строя, что временами теряю душевное равновесие, и эти моменты… безумия, они случаются все чаще. Когда моё домашнее животное неожиданно вернулось ко мне, вместе с ним вернулся и здравый смысл, но я не знаю, как долго это продлится. Если я снова потеряю разум, вы должны оставить меня здесь, в сканерной комнате. Компьютер настроен так, чтобы дезактивировать меня, если я стану слишком опасным.
Джеффу стало страшно. Внезапно мысль о Первом менторе как о злодее показалась ему надуманной и нелепой. Ментор был всего лишь печальным, страдающим роботом.
— Но ты не должен убивать себя! — запротестовал он.
— Должен, если меня нельзя вылечить. И я не думаю, что излечение возможно. Я слишком стар. Все другие Менторы давно умерли, и я невероятно одинок. Заботиться о джемианцах в одиночку — это для меня непосильно. И даже моё домашнее животное слишком долго было в разлуке со мной. Видите ли, мы не умеем входить в гиперпространство для подзарядки. Другие хотели изолировать эту планету. Должно быть, они рассчитывали вернуться задолго до того, как иссякнут наши огромные запасы энергии, но они так и не вернулись.
— И ты подумал, что я пришёл из гиперпространства,— заключил Джефф.— Поэтому я должен доставить вас туда, где вы могли бы восстановить свою энергию… и, возможно, найти Других.
— Да. Ты как будто читаешь мои мысли… Но процессы распада в моем мозгу зашли уже слишком далеко. Вы опоздали. Уходите.
— Тогда прикажи компьютеру отпустить моего робота. Он может помочь. Норби! — крикнул мальчик.
— Я все слышу,— донёсся голос Норби.
Его голова высунулась наружу. Он поднялся на антиграве и завис в воздухе перед Ментором.
— Я изучал компьютер, Джефф,— объяснил он.— Мне очень жаль, что ты счёл меня беспомощным и расстроился из-за этого, но я не мог позволить себе отвлечься. Однако теперь моя работа закончена, и я буду рад помочь тебе, Первый ментор. Я возьму тебя в гиперпространство для подзарядки.
В глазных впадинах Ментора вспыхнуло голубое радужное сияние, к сожалению быстро потускневшее.
— Ты? Маленький чужой робот?
— Я не чужой. Я твой. Ты сделал меня — по крайней мере, частично. Разве ты сам не видишь?
— Твоя внешность мне незнакома,— медленно произнёс Первый ментор.— Ты лжёшь.
— Возьми меня за руку,— предложил Норби.— Просмотри данные, хранящиеся в моем сознании. Теперь, когда я исследовал банки памяти твоего компьютера, они стали мне доступны. Я вспомнил… и ты тоже восстановишь прошлое.
Они соприкоснулись. С бьющимся сердцем Джефф наблюдал, как глазные впадины Ментора начали светлеть. Две его нижние руки вытянулись вперёд, обняв бочонок Норби.
— Ты — Изыскатель ,— произнёс Ментор по-джемиански.
— Я — его часть,— отозвался маленький робот.— Когда ты понял, что Другие не вернутся, а сам не можешь уйти в гиперпространство, чтобы найти их или подзарядиться, ты изобрёл устройство, которое способно отправиться в гиперпространство вместо тебя.— Норби развёл руками.— Это устройство находится во мне.
— Ты так и не вернулся,— прошептал Первый ментор.— Я думал, моя попытка построить гипердвигатель потерпела неудачу.
— Нет, твоя попытка оказалась успешной. Я нашёл корабль, посланный Другими, но столкновение с маленьким астероидом разрушило его и повредило меня. Долгое время я был парализован, пока человек по имени Мак-Гилликадди, принадлежавший к тому же роду, что и эти двое, не обнаружил меня и остатки корабля. Он починил собственного сломанного робота, использовав для этого некоторые из моих деталей. С тех пор как я получил это новое великолепное тело, меня постоянно тянуло на Джемию. Сначала я путался, но теперь все вспомнил. Я помогу тебе и одновременно выполню моё первоначальное предназначение.
— Слишком поздно, сын мой. Я умираю.
— Нет! Ты отправишься со мной в гиперпространство и пополнишь запасы энергии.
— Не думаю, что я смогу это сделать. Я слишком слаб.
— Я сам это сделаю и волью в тебя энергию.— Из-под шляпы Норби выполз провод, прикоснувшийся к груди Первого ментора.— А теперь, отец, соедини свой разум с моим. Я буду думать о гиперпространстве, и мы отправимся вместе.
Норби и Первый ментор исчезли.

Глава одиннадцатая
ПИРАТЫ

Оола, чьи уши снова удлинились, жалобно заскулила. Она подползла к Фарго на брюхе.
— Бедная Оола,— пробормотал он, поглаживая её.— Боюсь, она разрывается между мною и Первым ментором. И бедный я: ведь если он выживет, то я лишусь своей любимицы.
— Лучше бы он выжил,— сказал Джефф.— Даже если ты останешься без Оолы. И хорошо бы он вернулся вместе с Норби в целости и сохранности, иначе как мы сможем попасть домой? «Многообещающий» навсегда застрянет за энергетическим барьером вокруг Джемии.
— Ты прав, но давай надеяться на лучшее. Когда Норби вернётся, мы отправимся на поиски Других, если они ещё существуют.
— А если их нет, мы, по крайней мере, можем найти тот разбитый корабль, на который набрёл Мак-Гилликадди. Кто знает, какая информация может там храниться.
— Так или иначе, нам лучше совершить открытие, прежде чем кто-то другой это сделает за нас,— заключил Фарго.
— Полностью с тобой согласен,— кивнул мальчик.— Мы сможем использовать полученные знания как выкуп за Норби. Он больше всего меня беспокоит. Что с ним сейчас и что будет после нашего возвращения домой?
Оба ждали с нарастающим нетерпением.
— Сейчас не совсем подходящее время, но я проголодался,— наконец сказал Фарго.— А ты?
— Да будет тебе известно, что мой организм ещё растёт,— отозвался Джефф.— Я всегда более или менее голоден.
— Очень жаль. Одно из неудобств органических существ заключается в том, что им приходится подзаряжаться гораздо чаще, чем роботам. Как ты думаешь, Зи накормит нас, если мы спустимся к ней?
— Конечно. Она прекрасная хозяйка, но её тётушка, Великая драконица, наверняка попробует съесть нас заживо.
— Позволь мне испытать на ней моё очарование,— предложил Фарго, выходя из зала с Оолой на руках.
«Как бы то ни было,— подумал Джефф некоторое время спустя,— это сработало».
Фарго, вернувший Великой драконице её воротник, плотно поел и сейчас распевал серенады в честь Её Величества, сидевшей в царственном великолепии на фоне заходящего джемианского солнца. Драконица то и дело вытягивала когтистую лапу и осторожно гладила волосы Фарго.
— Какие приятные чешуйки,— заметила она.— Мягкие и тонкие. Как тебе удалось отрастить их?
— Они стали ещё мягче и тоньше с тех пор, как я имел удовольствие познакомиться с вами, Ваше Величество,— с любезной улыбкой ответил певец. Услышав такой комплимент, Великая драконица издала булькающий звук, означавший полное удовлетворение. Она явно была очарована.
Обладая мелодичным тенором, Фарго без труда исполнял роль трубадура. Сейчас он углубился в тонкости джемианского перевода гимна «Боже, храни королеву», содержание которого привело Её Величество в восторг.
Однако Джефф не обладал способностью Фарго жить настоящим. Он не радовался ни еде, ни пению и думал лишь об отсутствующем Норби. Даже Заргл, сидевшая рядом и строившая ему глазки, не могла расшевелить его.
Когда солнце опустилось за кроны деревьев, Великая драконица предложила отвести братьев в свой дворец, где они могли бы провести ночь. Мысль о том, что Фарго действительно может принять приглашение, ужаснула Джеффа, и он быстро сказал:
— Думаю, нам лучше оставаться на «Многообещающем», когда возвратится наш маленький робот.
Фарго, на лице которого мелькнуло виноватое выражение, согласился с ним.
Но Норби не вернулся. Ночь была очень темной; у Джемии не было спутников, а сама планета, похоже, располагалась в районе, богатом космической пылью, затуманившей свет большинства звёзд.
— Фарго,— сказал Джефф, лежавший на верхней полке в их каюте.— Я так беспокоюсь, что не могу заснуть.
Ему ответил лишь храп. Брат мог спать при любых обстоятельствах.
Мальчик мрачно смотрел в темноту. В его сознании проносились все более устрашающие видения. Вскоре он услышал топот лапок Оолы, спрыгнувшей на пол и пробежавшей по коридору в рубку «Многообещающего». Она соскочила с живота Фарго, где лежала, свернувшись клубочком, после того как он выключил свет.
Джефф свесился с края своей койки, бесшумно спустился на пол и последовал за ней.
— В чем дело? — спросил он, почесав её за ухом. Сейчас она вступила в «кошачью» фазу: её глаза сияли, отражая тусклый свет приборной панели.
Ба-бах! Падающий предмет врезался в капитанское кресло, отскочил на пол и покатился к стене.
Джефф включил свет. Предмет наполовину высунул голову из бочкообразного туловища, и из-под металлической шляпы выглянули два больших глаза.
— Норби! — воскликнул кадет, вне себя от радости. Внезапное появление маленького робота доставило ему огромное удовольствие, несмотря на неудачное приземление. Какой другой робот на свете может быть таким неуклюжим, как чудесный путаник Норби?
— Извини, Джефф,— деловито сказал робот.— Я был так расстроен, что забыл включить свой антиграв, когда появился из гиперпространства. Разве ты не получил телепатическое послание о моем возвращении?
— Нет. Но Оола, по-видимому, получила.
— Досадно,— пробормотал Норби.— Придётся поработать над твоими телепатическими способностями… но это потом. А теперь буди Фарго, и помогите мне вернуть «Многообещающий» обратно в Солнечную систему. После подзарядки в гиперпространстве мы с Первым ментором настроились на корабль Других и нашли его на астероиде, но то же самое предприняли пираты. Я вернулся за помощью.
— А как же Первый ментор?
— Он сдерживает пиратов, но я не знаю, как долго он сможет противостоять. Нам нужно поспешить.
— Кажется, я слышал слово «пираты»? — поинтересовался Фарго, появляясь в дверях.
— Я могу повторить! — завопил Норби.— Пираты! Пираты! Шевелитесь!
— Кажется, я слышал слово «пираты»? — поинтересовался Фарго, появляясь в дверях.
— Я могу повторить! — завопил Норби.— Пираты! Пираты! Шевелитесь!
Он взял обоих братьев за руки, и все трое побежали к компьютеру.
«Многообещающий» возник в обычном космосе рядом с астероидом.
— Ого! — присвистнул Фарго.— Гиперпространственный прыжок из Джемии в Солнечную систему — и точное попадание!
— Ты не ошибаешься, Норби? — спросил Джефф.
— Я настроен на Первого ментора. Доставить вас сюда было несложно. У тебя есть какие-нибудь предложения по поводу схватки с пиратами, которые хотят украсть наш корабль? Сравни размеры!
Следя взглядом за пальцем Норби, Джефф всмотрелся в обзорный экран, а Фарго что-то быстро шептал на ухо маленькому роботу.
Корабль пиратов, крошечный по сравнению с останками корабля Других, но превосходящий размерами «Многообещающий», стоял на якоре у маленького астероида. Джефф едва различал очертания огромного корпуса, частично скрытого пересечённым рельефом местности. На поверхности астероида Первый ментор сдерживал трёх мужчин, одетых в скафандры и с оружием в руках.
— Пираты ли они? — усомнился кадет.— Они могут быть из полиции.
— Не могут,— решительно заявил Фарго.— Это известные пираты, я узнаю их корабль. Это отступники из Союза изобретателей. Вперёд, в атаку!
— С чем? — спросил Джефф.— На «Многообещающем» нет оружия.
— Ты отстал от времени, братец. Когда я стал секретным агентом Космического управления, адмирал Йоно настоял на вооружении моего катера. Мы с тобой наденем костюмы и отвлечём пиратов, а Норби тем временем подключится к компьютерной системе. Компьютер объяснит тебе, что делать, Норби.
Робот уже подключился:
— Хорошо. Ты уверен, что я также должен известить…
— Да, таковы мои распоряжения,— торопливо ответил Фарго, подталкивая брата к воздушному шлюзу и бросая ему космический костюм — один из трёх, висевших в шкафу.— К счастью, нам не нужен антиграв ни в открытом космосе, ни на астероиде,— добавил он, проверяя реактивную двигательную систему костюма.
Они с Джеффом вышли в воздушный шлюз.
— Ты хоть бы сказал мне, что мы собираемся делать,— раздражённо сказал мальчик в микрофон.
— Просто следуй за мной.
Джефф повиновался, приземлившись между Ментором и тремя пиратами.
— День добрый,— поздоровался Фарго.— Не желаете ли принять меня в долю, ребята? Конечно, если вы нашли что-нибудь интересное.
Пираты были удивлены обращением, внезапно прозвучавшим в их радиоприёмниках. Они никак не ждали появления корабля, безмолвно материализовавшегося из гиперпространства неподалёку от них.
Один из пиратов с бластером повернулся к непрошеным гостям с неуклюжестью, свойственной перемещению в открытом космосе.
— Кто вы такие? — требовательно спросил он.
— Я Фарго Уэллс, ведущий своё происхождение от славного предка, вывалянного в дёгте и перьях в Северной Дакоте — это американский сектор Земной федерации. Нам с приятелем интересно, что вы нашли. Старого робота?
— Этот робот живой, мистер,— сообщил главарь пиратов.— И он опасен. Если вы хотите получить от нас что-нибудь, кроме заряда в голову, то самое время помочь нам. Робот держит какое-то приспособление, отражающее наши выстрелы и бьющее током, когда подходим к нему ближе. Если выручите нас, то имеете шанс получить кое-что взамен.
— Звучит неплохо, если вы, в самом деле, сможете что-то выудить из старого робота,— заметил Фарго.— Это все, что у вас есть?
— Ещё обломки инопланетного корабля, за которые Союз изобретателей может отвалить кучу денег.
— С какой стати? На корабле есть ценности?
— Это мы и хотим выяснить, не тратя времени на болтовню. Собираетесь ли вы помочь нам или, может, просверлить дырки в ваших костюмах и выпустить наружу весь воздух?
— Без воздуха нам не обойтись,— примирительно сказал Фарго.— Мой приятель — эксперт по роботронике, так что позвольте ему подойти к этому чудовищу.
Трое пиратов соприкоснулись пальцами и посовещались вслух: звуковые волны передавались через материал их скафандров. Затем главарь переключился на радио.
— У вас есть один шанс,— сказал он.— Если справитесь с роботом, отлично. Если нет, то поторопитесь проститься друг с другом, поскольку мы не собираемся слушать ваши последние молитвы.
Воспользовавшись ракетным ранцем, Джефф спустился на поверхность астероида и приблизился к Первому ментору медленной, качающейся походкой, характерной для низкой гравитации. Прикоснувшись к нему, он телепатически произнёс по-джемиански:
«Держись, Первый. Мы с Фарго пришли на…»
«Я узнал ваш корабль,— перебил большой робот.— Я подзарядился и чувствую себя гораздо лучше, но в моем оружии почти не осталось энергии. У меня мало возможностей. Я мог бы сорвать с них костюмы и убить их, но не в состоянии заставить себя уничтожить живые существа. Это противоречит моей программе. Но я должен помешать им забрать корабль».
— Как твоему приятелю удалось преодолеть отражающее поле? — подозрительно спросил у Фарго главарь пиратов.— Он что, разговаривает с этой штукой? Как он может общаться с инопланетным роботом?
— Может быть, это не инопланетный робот? — предположил старший Уэллс.— Возможно, это усовершенствованная экспериментальная модель Космического управления. Мой приятель умеет разговаривать с такими роботами. Он знает марсианское суахили.
Пока братья отвлекали внимание пиратов, «Многообещающий» подкрался ближе к их кораблю. Теперь он начал по широкой дуге удаляться от астероида, волоча корабль за собой.
— Силовой крюк! — закричал главарь пиратов, яростно размахивая своим оружием.— Прикажи своим дружкам вернуть наш корабль обратно, иначе вы оба умрёте. У вас одна минута.
— Это мятеж! — в свою очередь вопил Фарго, потрясая кулаком в сторону «Многообещающего».— Они захватили наш корабль и украли ваш! Если вы убьёте нас, это не поможет вам улететь с астероида. Нужно действовать решительно. Если у вас нет никаких идей, то у меня есть.
— Например? — спросил пират. Осознав бесполезность убийства, он опустил бластер.
— Мы убедим этого робота присоединиться к нам и используем его…
— Ты тоже говоришь на марсианском суахили?
— Немного.
Продолжая болтать, Фарго подошёл к Джеффу и Ментору и положил руки на костюм Джеффа.
«Обладание лингвистическими способностями — великое дело, не говоря уже о драконьих укусах. Постарайся сделать вид, будто разговариваешь с Ментором, и следуй моим намёкам».
— Мой приятель знает, как сделать этого большого робота тихим и покорным,— обратился он к пиратам по радио.— Никаких проблем. Судя по словам робота, в обломках есть какой-то прибор, который поможет нам вернуть оба корабля. Сейчас мой приятель возьмёт этот прибор…
Он энергично подтолкнул Джеффа в направлении разбитого корпуса, продолжая говорить ровно и убедительно. Пиратам, неспособным принять иное решение, оставалось лишь слушать.
За обломками инопланетного корабля Джефф обнаружил Норби, ожидавшего его с двумя маленькими кораблями.
«Что происходит?» — телепатически спросил он, взяв его за руку.
«Ты знаешь Фарго,— ответил Норби.— Он все рассчитал. И хочет, чтобы ты взял «Многообещающий» и поднял его над пиратами».
«А как же ты?»
«Я спасу отца. Потом мне придётся приспособить ваш катер для подъёма тяжёлых грузов»,— сказал Норби и отошёл в сторону, исчезнув в тени.
Оказавшись в рубке, Джефф снял шлем и уселся в капитанское кресло. Он не обладал искусством Фарго в маневрировании катером, но благодаря бортовым компьютерам все корабли были просты в управлении, а Джефф имел, по крайней мере, начальное представление о космической навигации.
Когда катер завис над пиратами, Джефф увидел, как Норби незаметно подобрался к Первому ментору, схватил его за руку и с огромной скоростью устремился вверх, забрав робота с собой, пока Фарго указывал пиратам в другом направлении.
Норби с лёгкостью проскользнул внутрь «Многообещающего», а затем помог Ментору войти через воздушный шлюз. К счастью, в рубке оказалось достаточно места.
— А как же Фарго? — с глубокой тревогой спросил Джефф.
— Он следующий,— ответил Норби.
Маленький робот выбросился из «Многообещающего» и, словно маленький бочонок с приоткрытой крышкой, ринулся на пиратов сверху.
Джефф не знал, о чем думали пираты, но они явно заметили исчезновение большого робота, и их бластеры были направлены на Фарго. В этот момент один из них заметил бочонок, пулей падавший с высоты.
Не обращая внимания на разбегающихся в ужасе пиратов, Норби подхватил Фарго, взмыл с поверхности астероида и вернулся на борт «Многообещающего». В следующее мгновение Джефф увидел пять приближающихся кораблей Космического управления. Их огни сверкали в небе, словно яркие звезды.

Глава двенадцатая
ЗАЛОЖНИК

Когда люк воздушного шлюза закрылся, кадет быстро пристроил «Многообещающий» за огромным корпусом инопланетного корабля. Первый ментор внимательно следил за его действиями.
— Какое приключение! — радостно воскликнул Фарго, входя в рубку вместе с Норби.— Какой накал страстей!
— Послушай, когда ты послал за флотом? — нахмурившись, спросил мальчик.
— С самого начала, братец.
— Почему же ты не сказал мне?
— Потому что этим кораблям понадобилось время, чтобы попасть сюда. У них нет гипердвигателей, и все это время мне приходилось развлекать пиратов. А ты не актёр, мой дорогой. Ты бы выдал нас с головой. В результате они бы прикончили нас и улетели на своём корабле.
Норби немедленно подошёл к компьютеру «Многообещающего» и принялся за работу.
Первый ментор покачал своей огромной головой и издал скрежещущий звук.
— Очень важно, чтобы остов корабля был доставлен на Джемию,— сказал он. Оола, которую он держал на руках, перестала мурлыкать и угрожающе заворчала.
— Неужели никто не одобряет мой гениальный план? — сердито спросил Фарго.— Пираты побеждены, а Космическое управление получит пленников.
— Да,— согласился Джефф.— Но ты слышал, что сказал Первый ментор. Нам нужно вернуться на Джемию с их кораблём на буксире. Мы не можем позволить флоту забрать его. Это грузовое судно, приготовленное Другими специально для Джемии, и там находятся материалы, необходимые для восстановления всех действующих Менторов.
— Мой мир,— сказал маленький робот.— Мой народ. Мы не позволим флоту получить этот корабль.
Переводя взгляд с одного на другого, Фарго пожал плечами:
— Полагаю, ты прав, Норби. Если вы с Джеффом соединитесь с компьютером «Многообещающего» и совершите гиперпрыжок вместе с джемианским кораблём, то я готов помочь вам.
Норби уже протягивал руку Джеффу, когда внезапно адмирал Йоно, одетый в служебный космический костюм, открыл дверь рубки и вошёл внутрь. Он остановился, посмотрел на Первого ментора, превосходившего размерами даже его самого, и сказал:
— Кому-то придётся освободить место.
У Фарго отвисла челюсть.
— Как вы попали сюда?
— Прошу прощения, Уэллс, но вы обязаны знать, что у меня есть комбинация любого замка от воздушных шлюзов во флоте. Вы передали в наши руки трёх опаснейших преступников из списка разыскиваемых, и мне казалось, что будет справедливо, если я поблагодарю вас лично.
— В этом не было необходимости, адмирал…
— Более того,— жёстко продолжал Йоно.— Я явился сюда один , чтобы выяснить, какой незаконной деятельностью вы занимаетесь на этот раз. Насколько я вижу, в вашем распоряжении имеется крупный робот явно неизвестного происхождения и остов инопланетного корабля на буксире.
Норби раскачивался взад-вперёд на своих двусторонних ступнях:
— Мы должны отправиться домой, адмирал.
— Да, домой,— подтвердил Первый ментор.
Йоно с интересом посмотрел на него.
— Он говорит на нашем языке, и, подозреваю, имеет отношение к останкам инопланетного корабля. Назови своё имя и номер, робот.
Джефф быстро встал между адмиралом и Первым ментором.
— Этот робот — отец Норби, и мы должны отвезти их обоих домой.
— Что он говорит? — спросил Йоно у Фарго.
— Только то, что вы слышали, сэр.
— А теперь послушайте! — загремел адмирал. Джефф вздохнул и закрыл глаза, потянувшись к маленькой ладошке Норби, в то время как огромная ладонь Первого ментора опустилась на его голову. Маленький робот, должно быть, соприкасался с приборной панелью: кадет ощутил, что компьютер тоже стал частью цепочки.
Затем, через органы чувств компьютера, Джефф увидел флагманский корабль флота, нависающий в космосе над медленно поворачивающимся астероидом, на котором стоял их катер. Адмирал что-то раздражённо кричал, но мальчик отключился от него. Соединив свой разум с мозгом Норби и Первого ментора, он представил себе Джемию. «Многообещающий» слегка вздрогнул, покинул Солнечную систему с инопланетным кораблём на буксире и приземлился на Джемии.
— Ну что ж,— философски заметил адмирал Йоно, наклонившись за последним пирожным (его пришлось заверить в том, что это, в самом деле, пирожные).— Человек не может иметь все. Только сегодня утром я думал о том, как необходим мне отпуск. Полагаю, пикник на этой лужайке может сойти за выходной.
Джефф облегчённо улыбнулся Фарго, но тот был серьёзен. Оола отдыхала в нижних руках Первого ментора, в то время как Зи оживлённо беседовала с ним. Великая драконица, в честь такого случая, надевшая на свои клыки рубиновые колпачки, нависала над адмиралом Йоно, сверкая краснозубой улыбкой. С другой стороны от Йоно маленькая Заргл тёрлась носом о его грудь, покрытую рядами медалей.
— О адмирал,— проворковала Заргл.— Вы самое крупное и великолепное человеческое существо, которое мне приходилось видеть. Конечно же, вы у них самый главный?
— Драконы это или нет, а женщины остаются женщинами,— проворчал Фарго.
— Ты не возражал, когда она переключила внимание с меня на тебя,— подметил Джефф.
— То было проявлением обычного здравого смысла, а сейчас нет. И посмотри, как Оола ластится к Первому ментору.
— Перестань. Он изобрёл её, и он был её первым хозяином. Не будь таким ревнивым.
— Я не ревнив. Я люблю Олбани Джонс, а у неё аллергия на кошек, которая, возможно, распространяется и на усовершенствованных саблезубых тигров.
— Ты любишь, лишь, когда вспоминаешь о ней.
— Я не могу не отвлекаться. Я молод, красив, музыкален, умён и — кстати, если адмирал поскорее не вернётся на свой пост,— снова лишён работы.
Адмирал Йоно величественно поднялся с подушек, в спешке принесённых из дворца для удобства пришельцев с Земли.
— Леди и джентльмены! — Он поклонился Великой драконице, которая от волнения так жарко задышала, что Йоно был вынужден немного отступить назад.— Это был великолепный приём, и я горд, приветствовать вас от имени первого посла Земной федерации, но боюсь, что мы, земляне, должны вернуться в свою Солнечную систему. К этому времени руководство флота, должно быть, поверило в мою гибель.
После небольшой паузы Первый ментор протянул свою верхнюю правую руку адмиралу, который, после такой же заминки, пожал её.
— Вы весьма великодушно согласились оставить у нас разбитое грузовое судно,— сказал Первый ментор.— Особенно после того, как стало ясно, что вы никак не можете забрать его с собой.
— Это называется практической политикой,— отозвался Йоно,— и она широко практикуется в Солнечной системе.
— Теперь, когда вы трое получили драконий укус и понимаете наш язык, мы присваиваем вам звание почётных джемианцев, наравне с драконами и Менторами — двумя разумными расами, обитающими на этой планете.
— Спасибо,— сказал Йоно.— Но…
— Мы продолжим работу над останками нашего разбитого корабля, а разобравшись в механизме его гипердвигателя, передадим его в дар Федерации как знак начала торговли между нашими двумя цивилизациями.
— Адмирал, это означает, что Норби сможет остаться со мной,— с энтузиазмом произнёс Джефф.— Как только Федерация поймёт, что мы скоро получим гипердвигатель, он перестанет подвергаться опасности со стороны Союза изобретателей.
— Мы также хотим получить мини-антиграв,— заявил Йоно. Его тёмное лицо было невозмутимо.
— Сэр,— сказал Джефф,— я не хочу подвергать Норби опасности уничтожения.
— Я тоже этого не хочу, кадет,— ответил адмирал.— В сущности, вам следует помнить, что именно я первым предупредил вас об опасности. Однако это было до того, как мне пришлось путешествовать через гиперпространство. Налицо выдающееся достижение, и Федерация не может быть лишена его преимуществ из-за одного незначительного робота. Мы сделаем все возможное, чтобы не причинить ему вреда, но Норби должен быть исследован нашими учёными.
— Нет,— резко сказал мальчик.— Когда речь идёт о моем друге, я не доверяю никому.
Первый ментор отпустил Оолу, чей странный мех стоял дыбом. Он выпрямился, став ещё выше, чем Йоно. Атмосфера на приёме неожиданно накалилась.
— Норби — мой сын,— веско произнёс Первый ментор.— Он может доверять только мне. Его дом на Джемии, и он нужен мне для работы с кораблём Других.
— Но, Первый…— начал было Джефф и остановился, когда глазные впадины Ментора вспыхнули красным.
— Норби останется здесь!
Великая драконица, выдохнула клуб дыма, от которого все закашлялись, кроме двух роботов. Потом она повернулась, тяжело привалилась к плечу Фарго и принялась осторожно расчёсывать его волосы своими когтями.
— Какие вы все глупые,— сказала она.— А вот у меня есть план.
— Да, мэм? — с надеждой спросил Джефф.
— Какие вы все глупые,— сказала она.— А вот у меня есть план.
— Да, мэм? — с надеждой спросил Джефф.
— Разве вы забыли, что никто из землян не сможет попасть домой, пока Норби не приспособит их корабль для полёта в гиперпространстве? Вы не можете вернуться на свою планету, если оставите робота здесь, поэтому он должен отправиться с вами. В таком случае мы, джемианцы, обязаны принять меры предосторожности, чтобы быть уверенными в скорейшем и безопасном возвращении Норби.
— Что вы предлагаете, мадам? — поинтересовался Йоно глубоким рокочущим басом.
Великая драконица обняла старшего Уэллса когтистыми лапами и оторвала его от земли, поднявшись на своём антиграве.
— Фарго останется моим заложником до возвращения Норби.
Прежде чем кто-либо успел возразить, Великая драконица быстро долетела над вершинами деревьев к своему дворцу и исчезла вместе со своей ношей.
Норби! — крикнул Джефф.— Возьми меня во дворец. Нужно вернуть брата!
— Нет,— проскрежетал Первый ментор, удерживая робота.— Великая драконица совершенно права. Если Норби придётся уйти, то Фарго останется здесь до его возвращения.
Оола вела себя странно. Её клыки то удлинялись то укорачивались, по мере того как она меняла свою форму от тигриной к собачьей и наоборот. Наконец она залаяла, заскулила и поднялась на своём антиграве. Оола лизнула выпуклую голову большого робота, но когда он потянулся к ней, ускользнула из его рук и полетела к дворцу.
Первый ментор сложил все четыре руки на груди.
— Вот как? — недовольно произнёс он.— Преданность раздвоилась!
— Отец, мы с Оолой путаемся в своих чувствах,— извиняющимся тоном сказал Норби.— Она была сделана на основе живших на Земле животных, но сделал её ты, джемианский робот. А я частично джемианец, частично землянин. Моя преданность тоже разделена между двумя мирами.
— Хорошо,— изрёк адмирал.— Тогда прислушайся к своей земной части и сотрудничай с нашими учёными.
— Нет! — загремел Первый ментор.— Прислушайся к своей джемианской части и после отлёта этих землян возвращайся помогать мне.
Норби закрыл все четыре глаза и спрятался в бочонок. Джеффу хотелось ему сказать: «Пожалуйста, останься со мной!» — но он не мог. Многие уже хотели заполучить маленького робота для своих целей.
«Ты не хочешь его ни для каких целей, просто ты любишь его».
Мысль принадлежала Зи, мягко прикоснувшейся к руке Джеффа. Мальчик улыбнулся и кивнул ей. Он заметил, что глазные впадины большого робота по-прежнему светятся красным, а подбородок адмирала Йоно упрямо выпячен вперёд.
«Зи, ещё недавно мы были так дружелюбны друг с другом!»
«Дружелюбие все ещё здесь. Как и мои чувства к тебе».
«Но Первый ментор и адмирал Йоно, похоже, преисполнены ненависти друг к другу. Только посмотри на них!»
«Тогда сделай что-нибудь, молодой землянин. Найди решение!»
«Это просто сказать, Зи, но я ничего не могу придумать».
Джефф чувствовал себя очень маленьким и несчастным. «Адмирал Йоно хочет получить гипердвигатель Норби и его мини-антиграв,— подумал он.— Первый хочет получить своего сына и восстановить других Менторов. Фарго жаждет получить свободу для своих приключений. А Норби?»
А Норби хочет быть с роботом, которого считает своим отцом, и это хуже всего,— по крайней мере, для Джеффа.
— Ментор,— сказал он.— Как получилось, что только Норби может помочь тебе? Он то и дело путается, а когда ты узнал его, то назвал Изыскателем. Его изобрели, чтобы найти потерпевший крушение корабль, и он это сделал. Его работа закончена. Почему ты не можешь изучить механизм гипердвигателя?
— Я не могу этого сделать.
— Но ведь именно ты дал Норби его гипердвигатель. Как это произошло?
Казалось, Первый ментор пытался вспомнить что-то давно забытое.
— Я вмонтировал в Норби устройство для подзарядки из гиперпространства. Это я помню. Однако мне кажется, что один из наших Менторов незадолго до своего полного отключения установил тот самый механизм, который позволяет маленькому роботу путешествовать в гиперпространстве.
— Но ты был Главным ментором, самым умным и образованным среди них. Если другой Ментор понимал принцип гиперпространственного двигателя, ты тоже должен был знать.
— Я не могу вспомнить,— ответил Первый.
Джефф попробовал снова:
— Хорошо. Тогда как насчёт запасных частей для остальных Менторов? Теперь ты, наконец, получил все необходимое и можешь вернуть их к жизни. Так почему бы не сделать это и не попросить их помочь тебе?
— Мне трудно думать: много лет я был наполовину дезактивирован,— печально произнёс большой робот.— Может быть, ты и прав, молодой землянин, но Норби — моё создание, вроде сына, и его место здесь.
Джефф прикусил губу. Норби оставался неподвижным в своём бочонке.
«Мужайся,— снова раздалась мысль Зи.— Мы, драконы, поможем Менторам исцелиться. А землянам пора уходить».
«Но когда мы попадём домой, Норби вернётся сюда и останется здесь. Он бросит меня!»
«В конце концов, это его выбор, не так ли?»
Ноги Норби вытянулись из туловища, и он закачался взад-вперёд. Потом появились две руки, упёршиеся в корпус бочонка. Очевидно, маленький робот пришёл к какому-то решению.
— Хорошо,— сказал он, приподняв шляпу.— Я только доставлю этих землян домой и вернусь.
«Мы уже ничто для него,— подумал Джефф.— Всего лишь кучка землян. И он больше не хочет быть моим партнёром».
— Как насчёт Фарго? — вслух спросил он.
— Он останется заложником,— ответил Первый ментор.— Извините, адмирал, но я не могу доверять вам.
— Как и я вам,— отозвался Йоно, направляясь к «Многообещающему».— За мной, кадет! Готовимся к отлёту!
Джефф побежал за ним. Норби заковылял следом, громко жалуясь, пока не вспомнил о своём антиграве. После этого он втянул ноги и проплыл мимо Джеффа в воздушный шлюз.
«Он даже не взглянул на меня, когда пролетал мимо,— подумал Мальчик.— Я больше не нужен ему».
— До свидания, Джефф,— сказала Заргл.
— Берегите себя,— добавила Зи.— И возьмите это в подарок
Развернув крылья, она подлетела к нему и вручила золотой воротник.
— Не пытайтесь удержать Норби у себя,— предупредил Первый ментор, скрестив все четыре руки на своей массивной груди.
Джефф остановился в дверях воздушного шлюза и зло взглянул на него:
— А ты не забудь передать Великой драконице, что Фарго мой брат и лучший друг.
Когда дверь за кадетом закрылась, он услышал слабый металлический голосок:
— Раньше я был твоим лучшим другом.
У Джеффа запершило в горле. Прошедшее время. Сможет ли он это изменить?

Глава тринадцатая
ПОЛЕЗНАЯ ПУТАНИЦА СО ВРЕМЕНЕМ?

— Мне очень жаль, кадет,— сказал Йоно, когда Джефф занял своё место в кресле Фарго.— Возможно, я вёл себя не слишком дипломатично в отношении Норби и без надобности ухудшил отношения с Первым ментором.
— Мне хотелось бы верить вам, адмирал,— пробормотал мальчик.
— А мне бы хотелось, чтобы ты понял меня. Мой главный долг — Земля и наша Солнечная система. Мне нужно знать секрет гипердвигателя, и я должен получить его до того, как это сделают другие,— в особенности Союз изобретателей. Первоначально Союз был основан с разумными целями, но постепенно бразды правления в нем перешли к милитаристам-радикалам, жаждущим использовать свои изобретения для завоевания власти.
— Вы полагаете, они замышляют революцию и захват Федерации?
— Моя обязанность как главы Космического управления проследить, чтобы они этого не сделали. Таланты Норби больше нельзя рассматривать как забавные игрушки. Они стали жизненно важными. Мы должны узнать его секреты.
— Вы убьёте курицу, несущую золотые яйца, сэр. В целости и сохранности Норби может принести гораздо больше пользы для Федерации, чем любая из его частей.
Они оба посмотрели на маленького робота, подключившегося к компьютеру «Многообещающего».
— Готовы к возвращению в Солнечную систему, адмирал? — спросил Норби.
— Да. Перенеси нас в Космическое управление.
— Тебе нужна моя помощь? — поинтересовался Джефф.
— Нет,— ответил робот.
— Адмирал,— сказал кадет,— пожалуйста, внимательно следите за смотровым экраном и точно скажите, где вас высадить.
Как только Йоно последовал его совету, Джефф наклонился вперёд и прикоснулся к Норби:
«Ты так и не научил меня бесконтактной телепатии, поэтому мне пришлось отвлечь адмирала, чтобы он не увидел, как я прикасаюсь к тебе. Мне очень жаль, что мы не можем доверять ему, так же как и Первому ментору».
«Мой отец достоин доверия!»
«В обычных ситуациях они оба достойны доверия, Норби. Но сейчас они оба отчаянно хотят кое-кого заполучить, и ты знаешь, кто это. Они хотят использовать твои таланты, открыть твои секреты, потому что для каждого из них на кону стоит целый мир».
«В обычных ситуациях они оба достойны доверия, Норби. Но сейчас они оба отчаянно хотят кое-кого заполучить, и ты знаешь, кто это. Они хотят использовать твои таланты, открыть твои секреты, потому что для каждого из них на кону стоит целый мир».
«Это правда, Джефф. Первый ментор хочет получить гипердвигатель раньше землян, потому что он боится вас. Я сделал ошибку, преподав ему короткий телепатический курс человеческой истории. Он был особенно потрясён моей личной встречей со львами в римском Колизее. Я пытался объяснить, что люди с тех пор стали гораздо более цивилизованными, но схватка с пиратами убедила его в обратном».
«Это было опрометчиво с твоей стороны. Твой рассказ сделал его подозрительным и недоверчивым. В свою очередь Йоно тоже стал подозревать и не доверять. И я сомневаюсь, смогут ли они когда-нибудь подружиться».
«Тебе не придётся долго злиться на меня. Я отвезу тебя на Землю, потом верну Фарго и отправлюсь домой, на Джемию».
Джефф отпустил Норби и прикрыл рукой глаза. «Я ещё хуже все запутал»,— подумал он, опустив голову.
Что-то тёрлось о его подбородок. Он открыл глаза и увидел золотой воротник, подаренный Зи на прощание. Тогда он автоматически надел воротник на руку и сразу же забыл о нем.
— Послушайте, адмирал,— воскликнул мальчик, поражённый неожиданной мыслью.— Вам не нужно исследовать Норби. Этот воротник — мощное антигравитационное устройство. Передайте его своим учёным, и пусть они разработают механизм мини-антиграва на его основе. А потом будет легко перейти к гипердвигателю.
Йоно хмыкнул и взял воротник.
— Как он работает?
— Просто представьте, что вы поднимаетесь вверх.
Адмирал так и сделал. Его голова с глухим стуком ударилась о потолок рубки. Он вскрикнул и, должно быть, представил себя падающим, потому что в следующее мгновение врезался в пол с более громким стуком.
— В самом деле, мини-антиграв,— признался он, морщась и потирая ушибленные места.— Но почему ты думаешь, будто он приведёт нас к секрету гиперпространственных путешествий?
— Фарго считает, что это так.
— Твой брат не физик-теоретик, а недоразвитый романтик. Мне все равно понадобится Норби. Мой долг перед Федерацией…
— Готовы? — перебил его робот.— Я не могу постоянно держать свой разум настроенным на нужное место.
— Одну минутку.— Джефф напряжённо размышлял.— Я знаю, ты можешь совершить гиперпрыжок в любое место, но я не хочу, чтобы ты это делал. Если тебе придётся попасть в руки земных учёных или навсегда покинуть Землю, я в любом случае должен научиться технике гиперпространственных путешествий в одиночку.
Быстро, прежде чем Норби или Йоно успели ответить, мальчик настроился на приборную панель компьютера и протянул руку, соединившись с разумом Норби.
«Ты что-то замышляешь, Джефф?»
«Можешь не сомневаться. Возьми нас в гиперпространство, а потом на Землю — вот так!» Джефф представил Норби визуальную картинку, и робот издал металлический смешок.
Когда «Многообещающий» выпрыгнул из пространственно-временного континуума Джемии, Джефф почувствовал уже привычное странное ощущение внутри. Однако на этот раз оно было сильнее, чем обычно: у него словно что-то перевернулось в животе. А может быть, это — лишь нервная реакция на его рискованный замысел.
— Очень хорошо,— сказал адмирал.— Мы в Солнечной системе. Но где же Космическое управление? Я не вижу никаких космополисов.
— Может быть, мы промахнулись и находимся в планетной системе другой звезды? — предположил Джефф.
— Чушь! — отрезал Йоно.— Вот Луна, она выглядит как обычно. А прямо по курсу — Земля. Это земные облачные формации, я изучал их в течение десятилетий. А если есть какие-то вопросы… этот смотровой экран можно приспособить для приёма микроволнового излучения? Да, я уже вижу, как это сделать.
Он произвёл необходимые манипуляции.
— Сейчас мы посмотрим через слой облачности и увидим сушу. Можно ошибиться с облачностью, но не с очертаниями континентов.
Пока он говорил, клубы белых облаков, скрывавшие голубизну земной атмосферы, стали тоньше и потом исчезли. Земной шар превратился в круг угрожающе багрового цвета, в котором красные континенты выступали на фоне чёрного океана.
Дыхание Йоно со свистом вырывалось из горла, словно его ударили в солнечное сплетение. Прошла почти минута, прежде чем он смог произнести:
— Там нет Атлантического океана: один большой континент! Если это Земля — а это она, поскольку Луну не спутаешь ни с чем,— то мы попали в прошлое за двести пятьдесят миллионов лет до нашей эры!
— Интересно,— пробормотал Джефф, глядя на смотровой экран.
— Интересно? — Адмирал скрипнул зубами. Если бы у него были клыки, то он бы сейчас оскалился.— Ты и твой идиотский робот только что перенесли «Многообещающий» не только в пространстве, но и во времени!
— Боюсь, вы правы, сэр,— согласился кадет.— С Норби такое случается. Иногда он доставляет вас прямиком к месту назначения, а иногда…
— …а иногда нет! Это совершенно очевидно! С каких пор тебе стало известно, что Норби путается ещё и во времени?
— Вообще-то, он изучал историю…
Взмахом руки адмирал призвал Джеффа к молчанию и ткнул пальцем в Норби, чьи задние глаза невинно смотрели на него:
— Послушай, ты, джемианский робот! Тот больной Ментор научил тебя путешествовать во времени так же, как и в гиперпространстве? Это было частью его плана?
— Нет, сэр.— Куполообразная шляпа скользнула вниз; лишь верхушки глаз Норби продолжали наблюдать за сердитым адмиралом.— Думаю, это Мак-Гилликадди сделал что-то, пробудившее к жизни мой талант.
— Талант? Это бедствие, а не талант!
— Это другой секрет Норби,— сказал Джефф.— Единственная трудность заключается в том, что он не может отправиться в тот период времени, когда он уже существовал. И ещё он не может отправиться в будущее.
— Ты хочешь сказать, мы не можем вернуться в наше время?
— Нет, сэр. Я хочу сказать, что он не может отправиться в будущее из нашего настоящего — из настоящего, в котором мы обычно находимся. Я имею в виду…
— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Не сбивай меня. Этот его талант… он управляем?
— Не совсем, сэр. Перемещения во времени путаются с перемещениями в пространстве, и мы едва ли сможем попасть туда, куда собирались.
Адмирал опустился перед смотровым экраном, сгорбив широкие плечи. На его лице застыло выражение ужаса и разочарования.
Скажите мне, несчастные, существует ли хотя бы слабая вероятность того, что мы вернёмся вперёд в то время, когда люди уже существовали на Земле?
— Да, сэр,— сказал Джефф.— Давай попробуем, Норби.
— Слушаюсь, капитан,— с преувеличенной вежливостью отозвался робот.
«Многообещающий» вздрогнул и затрясся. «Что, если мы с Норби настолько все запутали, что потерялись навсегда?» — подумал мальчик.
— Я ничего не вижу,— заметил Йоно, всматриваясь в экран.— Должно быть, мы оказались слишком близко к Земле и находимся внутри облачного слоя. Это опасно. Ещё немного ближе, и…
— Я передвину катер в обычном пространстве,— торопливо предложил Джефф.— Это не опасно.
Нос «Многообещающего» вынырнул из облака, и на смотровом экране появилось увеличенное изображение земной поверхности. Более того, под ними был город. Внизу виднелись здания и люди.
— Мы вернулись к человечеству и цивилизации, адмирал,— доложил кадет.
— И к Колизею,— добавил Норби.— Джефф, это снова времена Римской империи. Мы прицепились к тому месту, где я побывал раньше. Может быть, теперь я смогу увидеть, как гладиаторы закончат схватку? Они бросили меня в львиную клетку как раз перед началом боев. Ох и здоровенный детина этот гладиатор! Напоминает мне вас, адмирал.
— Ты хочешь сказать,— со сдерживаемой яростью произнёс Йоно,— ты хочешь сказать, что твоё увлечение этим историческим периодом спутало процессы, проходящие под твоей жестяной шляпой, и перенесло всех нас во времена Древнего Рима только для того, чтобы тебе представилась возможность узнать, что случилось с каким-то гладиатором?
— Это не совсем верно, сэр,— возразил Норби.— Даже если бы я и собирался так сделать, то вряд ли мне это удалось. Я не виноват, что у меня есть эмоции, воображение и особенные таланты. Просто получилось так, что я отличаюсь от других роботов.
Джефф наклонился над приборной панелью «Многообещающего», и маленький корабль поднялся в небеса.
— Думаю, нам лучше отправиться куда-нибудь ещё,— сказал он, пряча улыбку.— Мы же не хотим вызвать изменения в истории?
— Изменения в истории? — Адмирал вытер лоб.— Полагаю, если наши учёные попытаются скопировать подобные таланты, над нами нависнет постоянная угроза вмешательства в прошлое. История может измениться таким образом, что никто из нас не будет существовать. Я прав?
— Думаю, да,— согласился кадет.— Может быть, все человечество перестанет существовать.
Он прикоснулся к роботу:
«Миссия завершена, Норби».
«Да, Джефф. Он убеждён, что на меня нельзя положиться».
«Но это правда, не так ли?»
«Не совсем. Просто…»
«Не обращай внимания. А теперь давай, в самом деле, отправимся домой».
Но ничего не вышло.
— Где мы теперь? — устало спросил Йоно.
— Норби,— крикнул мальчик.— Где мы?
Робот лихорадочно подключался к различным частям компьютера.
— Не знаю, Джефф. Ты перевозбудил мои эмоциональные контуры, и что-то пошло не так.
— Я ничего не вижу на экране,— с беспокойством сказал адмирал.— Все блестит и расплывается.
— Экран поляризован! — в ужасе воскликнул Джефф.— Свет снаружи так силен, что компьютер «Многообещающего» компенсирует поток, не пропуская его на экран. Судя по показаниям приборов, корпус корабля быстро нагревается.
— Мне кажется, мы застряли,— тоненьким голосом пропищал Норби.
— Так вытащи нас! — завопил Джефф.— Мы, люди, не сможем выжить, если здесь станет слишком жарко.
— И я тоже. Мой мозг имеет тонкие электронные механизмы.
— Тогда заставь их работать над решением этой проблемы! — взревел Йоно.
У Джеффа стучало в висках. Никогда в жизни он ещё не был так испуган.
— Может быть, мы попали в центр звезды? — прошептал он.
— Нет, кадет. Невозможно! Тогда мы бы умерли за долю микросекунды.
— В таком случае, где мы?.. Смотрите, адмирал, приборы показывают увеличение гравитационного поля. Нас куда-то притягивает.
— Я расшифровал поступающие данные,— тихо сказал Норби.— Сообщаю обстановку. Мы находимся неподалёку от звезды значительно более тусклой, чем земное Солнце. Так близко, что её излучение быстро нагревает нас, а гравитационное поле сильно тянет к себе.
— Мы падаем на поверхность звезды.— Мальчик был в ужасе.— Норби, вытащи нас отсюда поскорее!
— Но, Джефф, я не могу. Мои логические цепи функционируют неправильно.
Кадет прикоснулся к маленькому роботу:
«Норби, я купил тебя, и, пока ты не вернёшься на Джемию, ты останешься моим роботом. Объедини свой разум с моим, и мы попытаемся вернуть «Многообещающий» в гиперпространство».
«Но мы же оба путаемся, когда доходит да путешествий во времени».
«Мы пытались обмануть адмирала. Но сейчас мы попали в беду и должны собраться. Давай попробуем ещё раз».
Они соприкоснулись друг с другом и с приборной панелью. Внезапно Джефф ощутил себя частью «Многообещающего».
Он больше не был Джефферсоном Уэллсом. Он не был Норби. Он был кораблём, борющимся за спасение трёх хрупких существ, находившихся внутри, и за своё спасение. Он боролся… и победил!
— Уф! — вздохнул Йоно, потирая свою лысину.— Скверная переделка!
— Мы выбрались! — Джефф подхватил Норби и заплясал по рубке.— Мы это сделали!
— И попали точно в наше время,— добавил робот, торжествующе размахивая руками.
— Тише! — рявкнул адмирал.— Я вижу прямо по курсу Космическое управление. Хотя раньше я никогда не считал его самым прекрасным объектом во Вселенной, но теперь оно почему-то очень привлекает меня.
Огромный; искусственный мир космополиса — вращающегося колеса Космического управления с мириадами коридоров и причалов — сиял, словно огромный бриллиант в глубокой черноте космоса. На расстоянии виднелся Марс, вокруг которого вращался космополис, и Джефф мог различить огоньки маленьких челноков, снующих туда-сюда. Люди пользовались челноками, поскольку трансмиттеры были очень дороги. Но скоро они получат гипердвигатель и смогут расселиться по всей галактике, основать великую звёздную империю…
«Может быть, это не такая уж замечательная мысль, Джефф».
Мальчик по-прежнему держал робота.
«Менторы тоже будут путешествовать, Норби. Нам всем хватит места».
«А я буду кем-то вроде посредника. Я — часть двух рас, верно, Джефф?»
Тот рассмеялся:
«Давай смотреть в будущее с оптимизмом, Норби. Или, по крайней мере, относиться к жизни с юмором. Все ещё может устроиться».
— Хватит медлить, кадет,— нетерпеливо воскликнул адмирал Йоно.— Вперёд — и домой!

Глава четырнадцатая
ВЕЧНАЯ ПУТАНИЦА

Норби пропал!
Джефф встревоженно ожидал его в старой квартире Уэллсов на острове Манхэттен. Он смотрел из окна на Центральный парк, в котором листья становились жёлтыми и багряными в преддверии наступающей осени. Ежегодное великолепие угасающей природы болью отдавалось в его груди, и он чувствовал себя так, словно в нем тоже что-то умерло.
Адмирал Йоно поклялся хранить другой секрет Норби в глубокой тайне:
— Я никому не обмолвлюсь о том, что твой робот может путешествовать во времени. Если он — единственное существо во Вселенной, способное на это, я буду только рад. Но, откровенно говоря, если бы он не обладал таким талантом, я бы радовался ещё больше.
— Понимаю, сэр.
— Поэтому можно забыть об экспериментах наших учёных, иначе обнаружатся явления, слишком опасные для человечества. Фактически, если бы Норби не был твоим другом, у меня бы возникло искушение вернуть его в стазисный контейнер.
— Нет, сэр. Пожалуйста, не делайте этого.
Адмирал не обратил внимания на просьбу кадета.
— Мы можем лишь ждать и надеяться, что Менторы сочтут дружбу с Федерацией полезной для себя и поделятся с нами секретами гипердвигателя.
— Я уверен, что наши учёные сами вскоре изобретут гипердвигатель.
— Возможно, возможно. Они с усердием работают над золотым воротником, но делают лишь первые шаги. Держи своего робота подальше от них, чтобы не возникало недоразумений.
Норби с Джеффом вернулись на Землю из Космического управления. Адмирал заплатил за их трансмиттерное перемещение, сказав, что он больше не хочет рисковать, отправляя мальчика вдвоём с роботом через гиперпространство.
А теперь Норби — Джефф надеется на это — вернулся на Джемию, где Фарго, очевидно, томился в темницах замка Великой драконицы. Джефф представлял себе своего старшего брата измождённым, усталым и тоскующим по Земле. Если бы только Норби сумел убедить Великую драконицу и Первого ментора освободить Фарго! Тогда, если они вернутся вместе, а не застрянут на другой планете или в другом времени…
— Ох! — послушался знакомый голос.
— Фарго! — радостно закричал Джефф.— Норби вытащил-таки тебя с Джемии!
— Привет, братишка,— поздоровался тот, поднимаясь с пола и энергично потирая ушибленное место.— К чему было так торопиться, Норби? — спросил он.— Я как раз приступил к десерту, когда ты появился из ниоткуда и уволок меня в гиперпространство.
Фарго выглядел великолепно в пурпурной тунике с накидкой, расшитой золотыми нитями. На нем был золотой пояс, мягкие алые туфли, на пальце кольцо со сверкающим бриллиантом. И он совершенно не казался измождённым. По правде говоря, судя по внешнему виду, он даже прибавил пару килограммов.
— Я уверен, что Джефф беспокоился о тебе,— произнёс Норби из-под шляпы, катясь по полу со втянутыми конечностями. Его голова высунулась наружу, и он остановился, выставив ноги.— Наверное, он думал, что Её Величество посадила тебя в самую глубокую темницу и морит голодом.
— Меня? Я пел ей серенады в самом роскошном чертоге дворца, и мы как раз приступили к очередному обеду. Разве ты не мог подождать хотя бы до его конца?
— Обеда? — взвыл Джефф. В четырнадцать лет человек испытывает голод значительно чаще, чем в двадцать четыре года.
— Да. Праздничного обеда в честь песни, которую я написал специально для Её Величества.
— Фарго, дружище,— сквозь зубы процедит мальчик.— Я не уверен, что тебя волнуют мои чувства, но Олбани уже давно не получала от тебя никаких знаков внимания.
Старший Уэллс покраснел.
— Что ж,— пробормотал он.— Я встречусь с ней сразу же после того, как приму душ. Позвони в участок и дай ей знать о моем приезде. Да, кстати: я захватил тебе подарочек перед тем, как Норби уволок меня из дворца. Вот!
Он протянул Джеффу нечто зелёное и кожаное, напоминающее миниатюрную подушку размером с бейсбольный мяч.
— Яйцо Оолы! — воскликнул мальчик.— Это наверняка оно.
— Совершенно верно,— подтвердил Фарго.— Женская особь будет твоей.
— И никаких биглей? Не то чтобы мне не нравились бигли,— торопливо добавил Джефф,— просто я всегда хотел иметь котенка.
— Ты можешь получить саблезубого котёнка, если не будешь осторожен,— заметил Норби.— Яйцо растёт медленно, поэтому тебе лучше держать его при себе и оказывать влияние на развитие детёныша, постоянно думая о ласковых кошках. Надеюсь, котёнок понравится тебе больше, чем я.
В душе кадета на мгновение вспыхнула надежда, но ему не хотелось открыто проявлять свои чувства. Он открыл было рот, но так и не смог ничего сказать.
— Закрой рот, Джефф. Я ещё не закончил рассказывать о многоцелевых домашних животных. Если их обидеть, они окружают себя кожаным коконом, откуда их невозможно вытащить в течение многих поколений, и малыши появятся лишь в том случае, если ты знаешь правильную мелодию и можешь её спеть.
— Вроде Оолы,— прошептал Джефф, бережно поворачивая яйцо в руках.
— Назови её Оолой Второй,— предложил Фарго.
— Я так и сделаю.
— М-да,— хмыкнул Норби.— Полагаю, в вашей квартире скоро проходу не будет от зелёных котят.
— Ты собираешься домой, на Джемию? — смущённо поинтересовался Джефф.
— А где мой дом? — спросил робот, закрыв пару глаз, обращённых к мальчику. Он шумно протопал к компьютерному терминалу и включил особенно дурацкую игру-загадку.
Увидев выражение лица брата, Фарго сделал вид, что его очень интересует яйцо Оолы. Джефф не мог ни попросить Норби остаться, ни приказать ему сделать это. Робот больше не был его собственностью. Он был его партнёром и принимал решения самостоятельно.
— Может быть, у тебя есть два дома, Норби? — мягко спросил Фарго.— Как насчёт того, чтобы жить в них попеременно?
— Вероятно, я никому не нужен,— прошептал тот.
В горле у Джеффа застрял комок, и, попытавшись заговорить, он издал лишь невнятные звуки.
— Ну-ну.— Фарго потянулся.— Думаю, мне следует оставить вас вдвоём для выяснения отношений. Я же приму душ и переоденусь. Олбани предпочитает практичную одежду и не одобряет мужчин, которые носят кольца с бриллиантами.
— А как насчёт золотых поясов? — поинтересовался кадет, когда к нему вернулся дар речи. Уголком глаза он заметил, как металлические веки Норби поползли вверх. Джефф сделал глубокий вдох.
— Ах, это,— небрежно произнёс Фарго, расстегнув пояс и передавая его брату.— Это специальный антигравитационный пояс, сделанный для меня по заказу Великой драконицы. Мы будем пользоваться им по очереди, пока наши учёные не изобретут что-нибудь своё.
Робот перехватил пояс.
— Нет,— сказал он.— Возьми его себе, ему он не понадобится. У него буду я… большую часть времени.
Джефф с шумом выпустил воздух из лёгких и взял своего любимца на руки.
— Я отвечаю за нашу семью, Норби, и, возможно, у меня были кое-какие сомнения на твой счёт,— с улыбкой сказал Фарго.— Тебе понадобилось много времени, чтобы вернуть «Многообещающий» в Космическое управление. Ты чуть не потерял корабль вместе с моим братом и адмиралом, не так ли?
— Это было сделано специально,— возразил Джефф, крепко прижимая Норби к себе.— Чтобы Йоно счёл его ненадёжным и отказался от своих замыслов.
Робот несколько раз кивнул, подтверждая его слова.
— У меня было время подумать,— сказал он.— И я решил, что смогу часто посещать Джемию и моего отца. Но, в конце концов, мне всегда по-настоящему хотелось остаться с Джеффом. Он мой друг .
— Понимаю,— кивнул Фарго.— Но подозреваю, что ты, как обычно, запутался, Норби.
— Боюсь, что да,— отозвался маленький робот и неожиданно озорно подмигнул Джеффу.
— Норби,— сказал Джефф,— ты мне друг тоже, и я хочу, чтобы ты оставался таким, как есть,— пусть даже у нас с тобой будет вечная путаница.

  • Айзек Азимов. Произведения
  • Сайт Мировой Поэзии и Прозы

  • Декламации Павла Беседина





  • Норби-необыкновенный робот—Айзек Азимов —Мир фантастики