Легче птицы, легче стрел…—Михаил Кузмин

Легче птицы, легче стрел Горный танец, быстр и смел, Кончен круг, и вновь сначала Тучкой вьется покрывало. Гнися вниз, как нарцисс, О Фотис, Фотис, Фотис! Слышишь скрипок жгучий звук? Видишь кольца смуглых рук? Поспешай, приспело время Бросить в пляску злое бремя! Не стройней кипарис, О Фотис, Фотис, Фотис! Завевай и развевай Хоровод наш, милый май. Читать дальше …

Я этот вечер помню, как сегодня…—Михаил Кузмин

Я этот вечер помню, как сегодня… И дату: двадцать третье ноября. Нас музыка, прелестнейшая сводня, Уговорила, ветренно горя. Недаром пел я «Случай и Дорину», Пропагандируя берлинский нрав! Мне голос вторил: «Вас я не покину, Открой глаза, сомненья отогнав». Вдруг стало все так ясно, так желанно, Как будто в руку мне вложили нить. И я сказал: Читать дальше …

Я чувствую: четыре…—Михаил Кузмин

Я чувствую: четыре Ноги, и все идут. Острей, прямей и шире Глаза мои глядят. Двойное сердце бьется (Мое или твое?), Берется и дается Обоими сполна. Коричневым наливом Темнеет твой зрачок, А мой каким-то дивом Сереет, как река. Тесней, тесней с любимым! Душа, и плоть, и дух, – И встанешь херувимом, Чудовищем небес. Михаил Кузмин. Стихотворения Читать дальше …

Я цветы сбираю пестрые…—Михаил Кузмин

Я цветы сбираю пестрые И плету, плету венок, Опустились копья острые У твоих победных ног. Сестры вертят веретенами И прядут, прядут кудель. Над упавшими знаменами Разостлался дикий хмель. Пронеслась, исчезла конница, Прогремел, умолкнул гром. Пала, пала беззаконница – Тишина и свет кругом. Я стою средь поля сжатого. Рядом ты в блистаньи лат. Я обрел себе Читать дальше …

Я твой до дна… бери и пей…—Михаил Кузмин

Я твой до дна… бери и пей: Моя любовь неистощима, Бескрайна, как простор степей, И, как судьба, непоправима. За что, зачем тебя люблю? Позором крою иль прославлю? Но пусть с собой тебя гублю – Живым тебя я не оставлю. Как жертву, сердце я держу: Трепещет, бьется на ладони, И близок час, когда заржут На смерть Читать дальше …

Я спрашивал мудрецов вселенной…—Михаил Кузмин

Я спрашивал мудрецов вселенной: «Зачем солнце греет? зачем ветер дует? зачем люди родятся?» Отвечали мудрецы вселенной: – Солнце греет затем, чтоб созревал хлеб для пищи и чтобы люди от заразы мерли. Ветер дует затем, чтоб приводить корабли к пристани дальней и чтоб песком засыпать караваны. Люди родятся затем, чтоб расстаться с милою жизнью и чтоб Читать дальше …

Я рассмеялся бы в лицо…—Михаил Кузмин

Я рассмеялся бы в лицо Тому, кто мне сказал заране, Что после сладостных лобзаний, Размолвок, ссор, опять свиданий Найду я прежнее кольцо, Кольцо любовных обручений, Надежд, томлений и мучений. Как, я, Кузмин, опять влюблен, И в Вас, кого люблю два года? Не изменилась ли природа, Иль нипочем мне стала мода, Что я, как мальчик, увлечен Читать дальше …

Я не с готовым платьем магазин…—Михаил Кузмин

Я не с готовым платьем магазин, Где все что хочешь можно взять померить И где нельзя божбе торговца верить; Я – не для всех, заказчик мой один. Всех помыслов моих он господин, Пред ним нельзя ни лгать, ни лицемерить, Власть нежную его вполне измерить Тот может лишь, над кем он властелин. Ему я пеструю одежду Читать дальше …

Я не мажусь снадобьем колдуний…—Михаил Кузмин

Я не мажусь снадобьем колдуний, Я не жду урочных полнолуний, Я сижу на берегу, Тихий домик стерегу Посреди настурций да петуний. В этот день спустился ранним-рано К заводям зеленым океана, – Вдруг соленая гроза Ослепила мне глаза – Выплеснула зев Левиафана. Громы, брызги, облака несутся… Тише! тише! Господи Исусе! Коням – бег, героям – медь. Читать дальше …

Я мог бы!.. мертвые глаза…—Михаил Кузмин

Я мог бы!.. мертвые глаза Стеклянятся в прорезах узких, И ни усмешка, ни слеза Не оживят их отблеск тусклый… Целую… ближе… грудь тепла… Ни содрогания, ни пульса… Минута в вечность протекла… Непререкаемо искусство! Я мог бы!.. в комнате своей Встаете Вы. Луна ущербна. Сомнамбулических очей Недвижен взгляд. Утихло сердце – Проспект, мосты, и сад, и Читать дальше …

Я книгу предпочту природе…—Михаил Кузмин

Я книгу предпочту природе, Гравюру – тени вешних рощ, И мне шумит в весенней оде Весенний, настоящий дождь. Не потому, что это в моде, Я книгу предпочту природе. Какая скука в караване Тащиться по степи сухой. Не лучше ль, лежа на диване, Прочесть Жюль Верна том-другой. А так – я знаю уж заране, Какая скука Читать дальше …

Я к магу шел, предчувствием томим…—Михаил Кузмин

Я к магу шел, предчувствием томим. Был вечер, быстро шел я вдоль домов, В квартал далекий торопясь до ночи. Не видел я, не слышал ничего, Весь поглощенный близостью свиданья. У входа в дом на цепи были львы, Их сдерживал немой слуга; в покоях Все было тихо, сумрачно и странно; Блестела медь зеркал, в жаровне угли Читать дальше …

Я имени не назову…—Михаил Кузмин

Я имени не назову… Ни весел, ни печален, Посеял садовод траву На выступе развалин. Свирель поет, Трава растет, А время быстрое не ждет. Прогулкой служит старый вал, Покрыт травою юной. Влюбленный всякий повидал И башенку за дюной, И дальний бор, И косогор, И моря плоского простор… Пришел и прежний садовод: – Ого, как луг-то зелен! Читать дальше …

Я знаю вас не понаслышке—Михаил Кузмин

Я знаю вас не понаслышке, О, верхней Волги города! Кремлей чешуйчатые вышки, Мне не забыть вас никогда! И знаю я, как ночи долги, Как яр и краток зимний день,— Я сам родился ведь на Волге, Где с удалью сдружилась лень, Где исстари благочестивы И сметливы, где говор крут, Где весело сбегают нивы К реке, где Читать дальше …

Я встречу с легким удивленьем…—Михаил Кузмин

Я встречу с легким удивленьем Нежданной старости зарю. Ужель чужим огнем горю? Волнуюсь я чужим волненьем? Стою на тихом берегу, Далек от радостного бою, Следя лишь за одним тобою, Твой мир и славу берегу. Теперь и пенного Россини По-новому впиваю вновь И вижу только чрез любовь, Что небеса так детски сини. Бывало, плача и шутя, Читать дальше …

Я вспомню нежные песни…—Михаил Кузмин

Я вспомню нежные песни И запою, Когда ты скажешь: «Воскресни». Я сброшу грешное бремя И скорбь свою, Когда ты скажешь: «Вот время». Я подвиг великой веры Свершить готов, Когда позовешь в пещеры; Но рад я остаться в мире Среди оков, Чтоб крылья раскрылись шире. Незримое видит око Мою любовь – И страх от меня далеко. Читать дальше …

Я вижу, в дворовом окошке…—Михаил Кузмин

Я вижу, в дворовом окошке Склонилась к ребенку мать, А он раскинул ножки, Хочет их ртом поймать. Как день ему будет долог, Ночам – конца словно нет… А год? это – дивный сколок Будущих долгих лет. Вот улыбнулся сонно С прелестью милых котят… Ведь всякая мать – Мадонна И всякий ребенок свят! Потом настанут сурово Читать дальше …

Я вижу – ты лежишь под лампадой…—Михаил Кузмин

Я вижу – ты лежишь под лампадой; Ты видишь – я стою и молюсь. Окружил я тебя оградой И теперь не боюсь. Я слышу – ты зовешь и вздыхаешь, Ты слышишь мой голос: «Иду». Ограды моей ты не знаешь И думаешь, вот приду. Ты слышишь звуки сонаты И видишь свет свечей, А мне мерещатся латы Читать дальше …

Я белым камнем этот день отмечу…—Михаил Кузмин

Я белым камнем этот день отмечу. Мы были в цирке и пришли уж поздно: На всех ступенях зрители теснились. С трудом пробились с Манлием мы к месту. Все были налицо: сенат, весталки; Лишь место Кесаря еще пустело. И, озирая пестрые ступени, Двух мужей я заметил, их глаза Меня остановили… я не помню: Один из них Читать дальше …

Ютясь в тени тенистых ив…—Михаил Кузмин

Ютясь в тени тенистых ив, Раздумчиво смотрю в аллею. О прошлых днях я не жалею: Чего жалеть уж, разлюбив? Как будто едет, молчалив, Ездок влюбленнейший в лилею. Ютясь в тени, я не жалею Раскатной радости мотив. Какой блаженной тишью нив Утишен, я живу и млею?.. – Нет! прошлых дней я не жалею, Узнав дней нынешних Читать дальше …

Эфесские строки—Михаил Кузмин

Флейта, пой! Пещеры своды Зацвели волшебным мленьем: Рощи, копья, города, Тихо каплет дни и годы Наговорным усыпленьем Голубиная вода. Мреет сумрак. Свет на воле. Предначертанные тени За мерцанием зарниц. Горстью сыпь на угли соли! Спины, шеи и колени, Шелестенье тщетных лиц. Ток эфира бурей станет, Буря нежит ток эфира, Кошка львом и кошкой лев. Арфы Читать дальше …

Это все про настоящее, дружок…—Михаил Кузмин

Это все про настоящее, дружок, Про теперешнее время говорю. С неба свесился охотничий рожок, У окна я, что на угольях, горю, – Посмотреть бы на китайскую зарю, Выйти вместе на росистый на лужок, Чтобы ветер свежий щеки нам обжег! Медью блещет океанский пароход. Край далекий, новых путников встречай! Муравейником черно кишит народ, В фонарях пестрит Читать дальше …

Эпитафия самому себе—Михаил Кузмин

Я был любим. Унылая могила Моих стихов влюбленных не сокрыла. Звенит свирели трепетная трель, Пусть холодна последняя постель, Пускай угасло страстное кадило! Ко мне сошел ты, как весенний Лель, Твоя улыбка мне во тьме светила, В одном сознанья – радость, счастье, сила: Я был любим! Рассказов пестрых сеть меня пленила, Любви плененье петь мне было Читать дальше …

Эпитафия—Михаил Кузмин

Двадцатую весну, любя, он встретил, В двадцатую весну ушел, любя. Как мне молчать? как мне забыть тебя, Кем только этот мир и был мне светел? Какой Аттила, ах, какой Аларих Тебя пронзил, красою не пронзен? Скажи, без трепета как вынес он Затменный взгляд очей прозрачно карих? Уж не сказать умолкшими устами Тех нежных слов, к Читать дальше …

Эпилог—Михаил Кузмин

Что делать с вами, милые стихи? Кончаетесь, едва начавшись. Счастливы все: невесты, женихи, Покойник мертв, скончавшись. В романах строгих ясны все слова, В конце – большая точка; Известно – кто Арман, и кто вдова, И чья Элиза дочка. Но в легком беге повести моей Нет стройности намека, Над пропастью летит она вольней Газели скока. Слез Читать дальше …