Самая большая рама— Виктор Голявкин

Самая большая рама— Виктор Голявкин Она стояла в коридоре, громадная, до потолка. Самая тусклая лампочка светила в этом коридоре. Самая прекрасная рама мерцала в полутьме. Покрытая пылью, увешанная тряпками, эта рама не сразу была заметна. На раме стоял горшок. Но я сразу заметил её. Протёр рукавом. Это была очень старая, очень красивая рама. Отец с Читать дальше …

Рисунок— Виктор Голявкин

Рисунок— Виктор Голявкин Алёша нарисовал цветными карандашами деревья, цветы, траву, грибы, небо, солнце и даже зайца. — Чего здесь не хватает? — спросил он папу. — Всего здесь достаточно, — ответил папа. — Чего здесь недостаточно? — спросил он брата. — Всего хватает, — сказал брат. Тогда Алёша перевернул рисунок и написал на обороте вот Читать дальше …

Разрешите пройти— Виктор Голявкин

Разрешите пройти— Виктор Голявкин Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они Читать дальше …

Пять ёлок— Виктор Голявкин

Пять ёлок— Виктор Голявкин Сначала купили сразу две ёлки: одну ёлку — папа, другую — мама. Потом пришёл дядя Миша с ёлкой. Дядя Миша сказал: — Эх, какая досада! — Три ёлки нам ни к чему, — сказал папа. — Бог троицу любит, — сказала бабушка. — Бога нет, — сказал я. — Бесхозяйственность, — Читать дальше …

Пятнадцать третьих— Виктор Голявкин

Пятнадцать третьих— Виктор Голявкин Все столпились возле бильярда. — Довольно играть просто так, — сказал он. — Я играю на третье. К примеру, кисель дадут, или компот, или там шоколад, ну не важно что, ясно? Всем было ясно. Стали играть. К обеду он выиграл пятнадцать третьих. Подали чай. Все кричали: — Чай! Чай! Даже повар Читать дальше …

Путешественник— Виктор Голявкин

Путешественник— Виктор Голявкин Я твёрдо решил в Антарктиду поехать. Чтоб закалить свой характер. Все говорят, бесхарактерный я: мама, учительница, даже Вовка. В Антарктиде всегда зима. И совсем нет лета. Туда только самые смелые едут. Так Вовкин папа сказал. Вовкин папа там был два раза. Он с Вовкой по радио говорил. Спрашивал, как живёт Вовка, как Читать дальше …

Никакой я горчицы не ел— Виктор Голявкин

Никакой я горчицы не ел— Виктор Голявкин Сумку я спрятал под лестницу. А сам за угол завернул, на проспект вышел. Весна. Солнышко. Птички поют. Неохота как-то в школу. Любому ведь надоест. Вот и мне надоело. Иду, витрины разглядываю, во весь голос песни пою. Попробуй в классе запой — сразу выгонят. А тут пой, сколько твоей Читать дальше …

Неохота всё время пешком ходить— Виктор Голявкин

Неохота всё время пешком ходить— Виктор Голявкин Неохота всё время пешком ходить. Прицепился сзади к грузовику и еду. Вот и школа за поворотом. Только вдруг грузовик быстрей пошёл. Будто нарочно, чтоб я не слез. Школу уже проехали. У меня уже руки держаться устали. И ноги совсем затекли. А вдруг он так целый час будет мчаться? Читать дальше …

Не успел— Виктор Голявкин

Не успел— Виктор Голявкин Нарисовал Мишутка рисунок. — Вот, — говорит, — это конь. — Твой конь больше на обезьяну похож. — Это и есть обезьяна. — Ты же сказал, что это конь. — Я нечаянно сказал, что это конь. — Может быть, это не обезьяна? — Может быть, — говорит Мишутка. — Как же Читать дальше …

Не может быть— Виктор Голявкин

Пётр Петрович развернул свой завтрак и стал есть яблоко. Кусок хлеба с маслом он положил на подоконник. Я стоял за стеклянной дверью и тоже ел яблоко. Большой кусок хлеба с маслом я положил на подоконник. Пётр Петрович поднял кверху яблоко и показал на бутерброд. Он как бы говорил: «Какое совпадение!» Мы улыбались друг другу, и Читать дальше …

Берды Онже — Варлам Шаламов

Берды Онже — Варлам Шаламов Анекдот, превратившийся в мистический символ… Живая реальность, ибо с подпоручиком Киже общались люди как с живым человеком — все, что так хорошо рассказал нам Юрий Тынянов, долгое время не принималось мной как запись были. Поразительная история павловского времени была для меня лишь гениальной остротой, злой шуткой какого-либо досужего вельможи-современника, превратившейся, Читать дальше …

Бизнесмен — Варлам Шаламов — читает Павел Беседин

Бизнесмен — Варлам Шаламов Ручкиных в больнице много. Ручкин — это кличка — примета: повреждена, значит, рука, а не выбиты зубы. Какой Ручкин? Грек? Длинный из седьмой палаты? Этот Коля Ручкин, бизнесмен. Правая кисть Колиной руки отстрелена взрывом. Коля — самострел, членовредитель. В медицинских отчетах самострелов числят по графе саморубов. В больницу их класть запрещено, Читать дальше …

Безумная Евдокия —Анатолий Алексин

Безумная Евдокия —Анатолий Алексин Порою, чем дальше уходит дорога жизни, тем с большим удивлением двое, идущие рядом, вспоминают начало пути. Огни прошлого исчезают где-то за поворотом… Чтобы события на расстоянии казались все теми же, теми же должны остаться и чувства. А у нас-то с Надюшей где был тот роковой поворот? Сейчас, когда несчастье заставило оглянуться Читать дальше …

27 января – день рождения Михаила Евграфовича Салтыкова- Щедрина (1826-1889), русского писателя

Родился 27 января 1826 г. в селе Спас-Угол Тверской губернии в старинной дворянской семье. В 1836 г. был отдан в Московский дворянский институт, откуда через два года за отличную учёбу переведён в Царскосельский лицей. В августе 1844 г. Салтыков поступил на службу в канцелярию военного министра. В это время вышли в свет его первые повести Читать дальше …

15 октября родился Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-1841) – поэт,прозаик.

15 октября родился Михаил Юрьевич Лермонтов (1814-1841) – поэт,прозаик. Михаил Юрьевич Лермонтов родился (3) 15 октября 1814 года в Москве, в доме напротив Красных ворот (сейчас на этом месте находится высотное здание, на котором есть памятная доска с изображением М.Ю. Лермонтова). 23 октября в церкви Трёх святителей у Красных ворот новорожденного крестили. Крестной матерью стала Читать дальше …

Каменщик (Каменщик, каменщик в фартуке).— Валерий Брюсов. —читает Павел Беседин

Каменщик (Каменщик, каменщик в фартуке).— Валерий Брюсов. —читает Павел Беседин – Каменщик, каменщик в фартуке белом, Что ты там строишь? кому? – Эй, не мешай нам, мы заняты делом, Строим мы, строим тюрьму. – Каменщик, каменщик с верной лопатой, Кто же в ней будет рыдать? – Верно, не ты и не твой брат, богатый. Незачем Читать дальше …

Нахальство —Михаил Зощенко — читает Павел Беседин

Нахальство —Михаил Зощенко — читает Павел Беседин Тут на днях одна комсомольская ячейка разбирала бытовое дело насчёт одного комсомольца. Этот паренёк показал себя с невыгодной стороны. Он гулял с тремя девицами и всем жениться наобещал. А сам он был давно женатый, и даже у него в колыбельке малютка копошился. Про малютку и про жену он Читать дальше …

Голубиные башмаки—Саша Чёрный

✯✯✯✯✯ Было это в Одессе, в далекие дни моего детства. Младший брат мой Володя, несмотря на свои шесть с половиной лет, был необычайно серьезный мальчик. По целым дням он все что-то такое мастерил, изобретал, придумывал. Пальцы у него были всегда липкие, курточка в бурых кляксах, от волос пахло нафталином, а в карманах от мелкой дроби Читать дальше …

В полночь—Саша Чёрный

В полночь—Саша Чёрный В круглой клетке, стоявшей посреди комнаты, завозился попугай. Ага! На часах в столовой пробило двенадцать. Лунный свет сквозь ажурные занавески дымной скатертью расстилался по паркету. Попугай внимательно склонил хохлатую голову набок, поднял черную лапу и сказал: — Полночь! Вещи могут разговаривать… КРЕСЛО Старое вольтеровское кресло плавно подкатило на колесиках к окну, где Читать дальше …

Бретонский нептун—Саша Чёрный

Бретонский нептун—Саша Чёрный Над океаном — три домика. Вытянулись по краю обрыва в ряд — зеленый, красный и серенький. Домики маленькие, затейливой, словно детской постройки; вокруг каждого ограда из колючих тугих кустов кратегуса, в оградах игрушечные сарайчики и курятники. В зеленом домике живет старая француженка со своим любимым шпицем Принцем; в красном — русское семейство, Читать дальше …

Яблоки—Саша Чёрный

Яблоки—Саша Чёрный Петя и Вовка никак не могут опомниться. Младшая сестренка заболела скарлатиной, и мальчиков, сонных, отправили вечером к дяде в подгородное именьице. Как ни таращили они в бричке глаза, ничего не было толком видно: то ли кусты по бокам дороги торчат, то ли медведи на дыбки подымаются, маленькими мальчиками хотят поужинать. Старший Вовка на Читать дальше …

Белая медведица—Саша Чёрный

Белая медведица—Саша Чёрный Она сидела в своей каменной ванне в парижском зоологическом саду и купалась. По бокам с четырех сторон гладкие стены. Вверху над решеткой — головы любопытных людей. Вот солдатик в металлической каске жует банан, небось не догадается медведице бросить… Вот дама в обезьяньей шубке. Смотрит и думает: хорошо ей, медведице, у нее есть Читать дальше …

Смеяться и думать— Виктор Голявкин

Смеяться и думать— Виктор Голявкин ✯✯✯✯✯ Часто я пишу весёлые рассказы. Естественно, тут нужен смех, чтобы дети смеялись. Однажды я читал в школе. Выбрал самые весёлые рассказы, как мне показалось. Я хотел, чтобы смеху было как можно больше, чтобы всем было весело. Дети, в общем, смеялись, но не все. Кое-кто не смеялся. Это меня беспокоило. Читать дальше …