Летчик Летучий—Николай Богданов

Летчик Летучий—Николай Богданов ✯✯✯✯✯ На войне всякое бывает… Но когда молодые солдаты, присланные охранять аэродром, увидели, что под крылья самолёта вместо бомб подвешивают свиные туши мордами вперёд, иные протёрли глаза. Уж не показалось ли? Или это бомбы новой системы? Нет, самые настоящие хрюшки с пятачками на носах. Подъехал грузовик. — Товарищ Летучий, принимайте колбасу, хлеб, Читать дальше …

Лайка — не пустолайка—Николай Богданов— читает Павел Беседин

Лайка — не пустолайка—Николай Богданов — читает Павел Беседин ✯✯✯✯✯ Когда фашисты отступали под натиском нашей армии, они взрывали мосты, портили дороги, сжигали дома и поселки. И жителей всех угоняли. Все живое уничтожали: и скот, и птицу… Много мы прошли деревень и ни разу петушиного крика не слыхали. Лишь иногда попадались нам одичавшие собаки. Вокруг Читать дальше …

Комиссар Лукашин—Николай Богданов— читает Павел Беседин

Комиссар Лукашин—Николай Богданов ✯✯✯✯✯ По снежной долине бежали семеро наших лыжников, спасаясь от вражеской погони. Впереди шел Тюрин — командир маленького отряда. Этот большой, сильный человек шумно дышал; пар валил от его широкой спины, по щекам струился пот, несмотря на жестокий мороз. Первому идти — труднее всех; по следу — легче. Поэтому прокладывать лыжню ставят Читать дальше …

Вдвоем с братишкой—Николай Богданов—читает Павел Беседин

Вдвоем с братишкой—Николай Богданов—читает Павел Беседин ✯✯✯✯✯ Наши войска шли в наступление. Связисты тянули следом за ними телефонные провода. По этим проводам артиллеристам сообщают, куда стрелять; штабам — как идет атака, куда посылать подкрепления. Без телефона воевать трудно. И вдруг в разгар боя оборвались провода, и связь прекратилась. Немедленно на линию выслали связистов. Вдоль одного Читать дальше …

Боевой друг —Николай Богданов—читает Павел Беседин

Боевой друг —Николай Богданов—читает Павел Беседин ✯✯✯✯✯ Было у нас два неразлучных лейтенанта — Воронцов и Савушкин. Воронцов высокого роста, белолицый, чернокудрый красавец, с громким голосом, сверкающими глазами. А Савушкин не выдавался ни ростом, ни голосом. — Я бы, может, с тебя вырос, — говорил он Воронцову, — да мне в детстве витаминов не хватало. Читать дальше …

Николай Богданов— Рассказы детям о В.О.В. 1941 1945 гг

✯✯✯✯✯ Боевой друг Вдвоем с братишкой Комиссар Лукашин Лайка — не пустолайка Летчик Летучий Медовый танк Один против многих Самый храбрый Совиные крылья Хитрый ДОТ Хорошая пословица Черный кот ✯✯✯✯✯ Сайт Мировой Поэзии и Прозы Декламации Павла Беседина Просмотров: 6

Моя душа летит приветом —Алексей Толстой—читает Павел Беседин

Моя душа летит приветом —Алексей Толстой ✯✯✯✯✯ …Моя душа летит приветом Навстречу вьюге снеговой, Люблю я тройку удалую И свист саней на всем бегу, Гремушки, кованую сбрую И золоченую дугу. Люблю тот край, где зимы долги, Но где весна так молода, Где вниз по матушке по Волге Идут бурлацкие суда. Люблю пустынные дубравы, Колоколов призывный Читать дальше …

Волоса на безумные очи —Алексей Толстой—читает Павел Беседин

Волоса на безумные очи —Алексей Толстой ✯✯✯✯✯ Волоса на безумные очи, Звуки скрыпки так дивно звучали, Разливаясь в безмолвии ночи. В них рассказ убедительно–лживый Развивал невозможную повесть, И змеиного цвета отливы Соблазняли и мучили совесть. Обвиняющий слышался голос, И рыдали в ответ оправданья, И бессильная воля боролась С возрастающей бурей желанья; И в туманных волнах Читать дальше …

Репититор —Надежда Тэффи —читает Павел Беседин

Репититор —Надежда Тэффи —читает Павел Беседин Когда у Коли Факелова отлетела подметка и на втором сапоге, он заложил теткину солонку и составил объявление: «Гимназист 8-го класса готовит по всем предметам теоретически и практически, расстоянием не стесняется. Знаменская, 5. Н. Ф.». Отнес в газету и попросил конторщика получше сократить, чтобы дешевле вышло. Тот и напечатал: «Гимн. Читать дальше …

А поутру они проснулись —Василий Шукшин —читает Павел Беседин

А поутру они проснулись —Василий Шукшин —читает Павел Беседин ✯✯✯✯✯ Рано-рано утром, во тьме, кто-то отчаянно закричал: — Где я?! Э-эй!.. Есть тут кто-нибудь?! Где я?.. И во тьме же, рядом, заговорили недовольные голоса, сразу несколько. — На том свете. Чего орешь-то? — Где я? Где мы?.. — На том свете. Чего орешь-то? — Ну Читать дальше …

Рыбий бог— Владимир Солоухин

Рыбий бог— Владимир Солоухин Первый взгляд — мельком и вскользь. Слева от дороги зеркало в камышах, плоское, как и все здесь в степи. Не настолько большое, чтобы казаться выпуклым, то есть не море, не озеро, а именно — пруд. Далеко, на другом крае зеркала, — домик, серый наперсточек. Острая вертикальная зацепка для глаза рядом с Читать дальше …

Немой— Владимир Солоухин

Немой— Владимир Солоухин Теперь получилось у нас в селе (как и в других селах) два стада. Одно стадо — колхозное, однородное. Оно состоит из одних только взрослых коров одной породы (во всяком случае, одной масти) и содержится в большом коровнике за пределами села. На строительство этого коровника разобрали в свое время церковную ограду, но кирпича, Читать дальше …

Подворотня— Владимир Солоухин

Подворотня— Владимир Солоухин Всю ночь мне снились золотые соломенные пояски. Это, наверное, потому, что вечером я помогал матери их скручивать. Мы крутили их на зеленой лужайке около пруда. Ведь если солому помочить в прудовой воде, то она делается мягче, лучше свивается в поясок. Я знал, что утром мать пойдет в поле жать рожь. За ней Читать дальше …

Под одной крышей— Владимир Солоухин

Под одной крышей— Владимир Солоухин Некоторое время волею судеб мы жили в деревне Светихе, занимая половину пятистенного дома. Половины были отгорожены друг от дружки наглухо: мы выходили из дому на свою сторону, соседи — на свою. Но все же была общая стена. В сенях сквозь нее проникали к нам запахи картошки, поджариваемой на постном масле, Читать дальше …

Мед на хлебе— Владимир Солоухин

Мед на хлебе— Владимир Солоухин Теперь словно свихнулись все — мумиё, мумиё! Три года назад покупали это снадобье еще из расчета две тысячи рублей за килограмм. То есть десятиграммовая росинка, завернутая аккуратно в пергаментную бумажку, этакая черная, лоснящаяся бляшка величиной с ноготок мизинца, пахнущая не то овечьей отарой, не то битумом, стоила двадцать рублей. Тогда Читать дальше …

Девять миллиардов имен Бога —Артур Кларк —читает Павел Беседин

– Заказ необычный. – Доктор Вагнер старался говорить как можно степеннее. – Насколько я понимаю, мы первое предприятие, к которому обращаются с просьбой поставить автоматическую счетную машину для тибетского монастыря. Не сочтите меня любопытным, но уж очень трудно представить, зачем вашему… э… учреждению нужна такая машина. Вы не можете объяснить, что вы собираетесь с ней Читать дальше …

Летний паводок— Владимир Солоухин —читает Павел Беседин

Летний паводок— Владимир Солоухин —читает Павел Беседин Каждый день перепрыскивали дожди. В конце концов земля так напиталась водой, что не брала в себя больше ни капли влаги. Вот почему, когда образовалась в небе широкая, темная прореха и оттуда хлынула обильная, по-летнему теплая вода, наша тихая мирная речка сразу начала вздуваться и пухнуть. По каждому оврагу, Читать дальше …

Девочка на урезе моря—Владимир Солоухин

Девочка на урезе моря—Владимир Солоухин Обращаются за советом, когда колеблются. Решение еще не принято. Все еще можно сделать так, а можно и эдак. Цепочка жизни, цепочка событий, фактов, судеб, начинающаяся от точки принятого решения, будет вязаться и плестись либо одна, либо другая. Как же тут, скажите, не колебаться? Посоветуете вы вашему другу Сергею не жениться Читать дальше …

Двадцать пять на двадцать пять—Владимир Солоухин

Двадцать пять на двадцать пять—Владимир Солоухин Герой Советского Союза, доктор юридических наук, заведующий кафедрой в одном из крупнейших учебных заведений страны Алексей Петрович Воронин был когда-то обыкновенным деревенским подростком. Небольшого росточка и не имевший еще той профессорской округленности, которая появится впоследствии (и очков в роговой оправе), а обладавший лишь тонкой шеей, торчавшей из широкого воротника Читать дальше …

Каравай заварного хлеба—Владимир Солоухин —читает Павел Беседин

Каравай заварного хлеба—Владимир Солоухин —читает Павел Беседин По ночам мы жгли тумбочки. На чердаке нашего общежития был склад старых тумбочек. Не то чтобы они совсем никуда не годились, напротив, они были ничуть не хуже тех, что стояли возле наших коек, – такие же тяжелые, такие же голубые, с такими же фанерными полочками внутри. Просто они Читать дальше …

Ножичек с костяной ручкой —Владимир Солоухин —читает Павел Беседин

Ножичек с костяной ручкой —Владимир Солоухин —читает Павел Беседин Из Москвы мне привезли небольшой перочинный ножичек с костяной ручкой и двумя зеркальными лезвиями. Одно лезвие побольше, другое — поменьше. На каждом — ямочка, чтобы зацеплять ногтем, когда нужно открыть. Пружины новые, крепкие — попыхтишь, прежде чем откроешь лезвие. Зато обратно только немного наклонишь, так и Читать дальше …

Иосиф Бродский — Стихотворения о войне

Иосиф Бродский — Стихотворения о войне Стихотворения о Великой Отечественной Войне 1941 —1945 гг ✯✯✯✯✯ Вальсок Письмо генералу Z Одиссей Телемаку На смерть Жукова 1 сентября (Первое сентября) ✯✯✯✯✯ Сайт Мировой Поэзии и Прозы Декламации Павла Беседина Просмотров: 2

Опаздывают поезда…—Олжас Сулейменов

Опаздывают поезда…—Олжас Сулейменов Опаздывают поезда. Опасен семафор зелёный, упала серая звезда – опаздывают самолёты. Прищурил бровью карий свет мыслитель доброго столетья – всего на расстоянье плети опаздывает твой совет. Тень будущего на портрет навалится, ломая краски, любимая, на сколько лет опаздывают твои ласки! По клавишам и – закричат! на выручку, быстрее Листа, из эпоса джигиты Читать дальше …

На площади Пушкина—Олжас Сулейменов

На площади Пушкина—Олжас Сулейменов Поэт красивым должен быть, как бог. Кто видел бога? Тот, кто видел Пушкина. Бог низкоросл, черен, как сапог, с тяжелыми арапскими губами. Зато Дантес был дьявольски высок, и белолиц, и бледен, словно память. Жена поэта — дивная Наталья. Ее никто не называл Наташей. Она на имени его стояла, как на блистающем Читать дальше …

Полон и просторен—Марина Цветаева

Полон и просторен—Марина Цветаева ✯✯✯✯✯ Полон и просторен Край. Одно лишь горе: Нет у чехов — моря. Стало чехам — море Слёз: не надо соли! Запаслись на годы! Триста лет неволи, Двадцать лет свободы. Не бездельной, птичьей — Божьей, человечьей. Двадцать лет величья, Двадцать лет наречий Всех — на мирном поле Одного народа. Триста лет Читать дальше …