Сологуб.Избранное.

Сологуб.Избранное.

1915 год
1917
1918
Алкогольная зыбкая вьюга
Аллеею уродливых берез
Алмаз
Алой кpoвью истекая в час всемирного Томления
Алый мак на желтом стебле
Амур — застенчивое чадо
Ангел благого молчания
Анне Ахматовой
Анненской Елене Александровне
Ариадна (Где ты, моя Ариадна?..)
Ариадна (Сны внезапно отлетели)
Астероид
Ах, зачем ты не затих
Ах, лягушки по дорожке
Ах, раздвиньтесь, стены душные
Ах, этот вечный изумруд
Багряно и страстно
Бай, люби ребенка, баюшки баю
Баллада о высоком доме
Баллада о милой жизни
Балалайка моя
Беден бес, не ест он хлеба
Беден дом мой пасмурный
Бедный дом мой не украшен
Безгрешно всё, и всё смешно
Безгрешный сон
Безочарованность и скуку
Безумием окована земля
Безумно злое упоенье
Безумно осмеянной жизни
Безумное светило бытия
Безумные слова
Безумных дней томительная смена
Безумствует жестокий рок
Белая тьма созидает предметы
Белый мой цветок, таинственно-прекрасный
Березка над морем
Бесконечно длинный
Бесконечный мальчик, босоножка вечный
Беспощадная вовремя скосит
Беспредельно утомленье
Беспредельною тоскою
Благодарю тебя, перуанское зелие
Благослови свиные хари
Благословлять губительные стрелы
Благоуханье по весне
Блажен, кто пьет напиток трезвый
Блаженство в жизни только раз
Близ ключа в овраге
Близ одинокой избушки
Бога милого, крылатого
Божественной комедии
Бойся, дочка, стрел Амура
Болен хоженька
Больна моя любовь
Больной, угрюмый человек
Больному сердцу любо
Больные дни мои унылы
Бренное
Будетлянка другу расписала щеку
Бывают дивные мгновенья
Быть может, нисхожу я вниз
В альбом Зоргенфрея
В амфоре, ярко расцвеченной
В багряные ткани заката
В великом холоде могилы
В весенний день мальчишка злой
В глубокий час молчания ночного
В день Воскресения Христова
В дневных лучах и в сонной мгле
В долгих муках разлученья
В его саду растет рябина
В его устах двухсмысленны слова
В жизни я встретил неправду и зло
В жутких санках мы укатим
В иных веках, в иной отчизне
В камине пылания много
В лес пришла пастушка
В лугу паслись барашки
В лунном озарении
В мае
В мечтанья погруженный
В моем безумии люби меня
В моих мечтах такое постоянство
В небо ясное гляжу
В недосягаемом чертоге
В норе темно и мглисто
В одном из наших городов
В окно моей темницы
В окно, где тонкий занавес желтел
В очарованьи здешних мест
В первой дикости свободной
В переулке одиноко
В полдень мертвенно-зеленый
В поле девушка ходила
В поле не видно ни зги
В последнем свете злого дня
В предутренних потьмах я видел злые сны
В прекрасный храм моих надежд
В пути безрадостном, среди немой пустыни
В пути томительном и длинном
В пути, многократно измеренном
В светлый день похоронили
В село из леса она пришла
В старину-то что бывало
В стихийном буйстве жизни дикой
В стране безвыходной бессмысленных томлений
В стране сурового изгнанья
В таинственную высь, в неведомые веси
В тени аллей прохлада
В тихий вечер на распутьи двух дорог
В тишине бездыханной ночной
В угрюмой, далекой пещере
В унылую мою обитель
В чародейном, темном круге
В час молитвы полуночной
В час полночный на песке
В чаше леса леший бродит
В чем слова ты обвиняешь
В этот час
В ярком мрении насмешливом дневном
В ясном небе — светлый Бог Отец
Валерьяна экзальтата
Вблизи колодца мне мальчишка
Вдали от скованных дорог
Вдали, над затравленным зверем
Вдоль реки заснувшей прохожу лугами
Ведь вот какое было дело
Ведьме
Веет ветер мне навстречу
Великого смятения
Венок из роз и гиацинтов
Вереницы мечтаний порочных
Веришь в грани? хочешь знать?
Вернулся блудный сын. Глядит из подворотни
Верховный мир, творящий чудеса
Верь, – упадет кровожадный кумир
Верьте, люди, если скажут
Веселая народная песня
Веселая песня
Весна сияла ясно
Ветер в трубе
Ветер наш разгульный
Ветер тучи носит
Вечерний мир тебя не успокоил
Вздымалося облако пыли
Вздыхает под ногами мох
Вижу зыбку над могилой
Вижу светлые места
Вижу, дочь, ты нынче летом
Вина неискупленная
Влачится жизнь моя в кругу
Влачу бесцветное житье
Влечется злая жизнь! Ни счастья, ни свободы
Вновь неудачи
Вновь тайна предо мной, но эта тайна чья
Во внутреннем дворе отеля
Водой спокойной отражены
Воздвигнет мне царство
Воздух, пестрый от дождя
Возникнет человек, спокойный, беспощадный
Войди в меня, побудь во мне
Вокруг меня зыбкая мгла
Вокруг меня немая мгла
Волна морская – веселый шум
Волны моря
Воля к жизни, воля к счастью, где же ты
Вон там, за этою грядою
Воображение влечет
Воскреснет Бог, и мы воскреснем
Воспитанник природы дикой
Восставил бог меня из влажной глины
Восстановители из рая
Восход солнца
Восходит Змий горящий снова
Восьмидесятники
Вот минута прощальная
Вот так придешь и станешь на камнях над рекою
Вот у витрины показной
Вот ухожу я от небес
Воцарился злой и маленький
Время битвы
Всё было беспокойно и стройно, как всегда
Все во всем
Всё выше поднимаюсь я
Всё дано мне в преизбытке
Всё зеленее и светлее
Всё невинно в Божьем мире
Всё новое на старый лад
Всё смирилось и поблекло
Всё тот же путь, не ближе, не короче
Всё чаще девушки босые
Всё, что природа мне дала
Все были сказаны давно
Все дороги земные не прямы
Все земные дороги
Все мы, отвергнутые раем
Все мы, сияющие, выгорим
Все эти наши слова
Все, что вокруг себя знаю
Всегда в порывах нетерпенья
Вспомни, Элоиза, нежные уроки
Вы не умеете целовать мою землю
Вы, святые, други Богу
Вывески цветные
Выйди в поле полночное
Выпил чарку, выпил две
Высока луна Господня
Высоко я тебя поставил
Вьются над кадилом огоньки
Вячеславу Иванову
Гадание
Гайдамаки
Где безбрежный океан
Где грустят леса дремливые
Где дом любви, где дом разврата
Где твои цветочки, милая весна?
Где ты делась, несказанная
Где-то есть тропа мечтательная
Геок-Тепе
Гимны Родине
Глаза горят, лицо пылает
Глядит высокая луна
Головой о стены бейся
Голос из публики
Город вовсе небольшой
Горька мне жизнь, как питие с отравой
Горький оцет одиночества
Господь мои страданья слышит
Господь прославит небо, и небо
Грести устали мы, причалили
Грешник, пойми, что Творца
Грозные невзгоды
Гром
Громадный живот
Грустная светит луна
Грустное слово – конец
Грустные взоры склоняя
Гулял под зонтиком прекрасный кавалер
Гусли-самогуды
Да, были битвы
Давно мне голос твой невнятен
Давно создать умел я перлы
Давно стараюсь, и напрасно
Давно уж я покинул Сину
Дай мне эфирное тело
Дали стали очень жестки
Даль безмерна, небо сине
Дарованный тебе, Георгий
Дачный домик заколочен
Два блага в мире есть, добро и зло
Два солнца горят в небесах
Две лесные старушки и лесной старичок
Две проститутки и два поэта
Девочкa Луна
День безумный, день кровавый
День золотистой пылью
День и ночь измучены бедою
День сгорал, недужно бледный
День только к вечеру хорош
День туманный
Державные боги
Детский лепет мне несносен
Дивлюсь всему тому, что вижу
Для безнадежности все дни равны
Для тебя, весёлой гостьи
Для тебя, ликующего Феба
Для чего в пустыне дикой
Дни безрадостно-пустынны
Дни за днями
Довольно поздно, уже летом
Догорало восстанье
Дождик, дождик перестань
Дождь неугомонный
Долина пьет полночный холод
Долог мой путь утомительный
Дон-Кихот
Дон-Кихот путей не выбирает
Дорога от дождя размокла
Дорогой скучно-длинною
Дошутился, доигрался, докатился до сугроба
Дрожат круги на потолке
Друг другу руки подадим
Друг моей печали
Друг мой тихий, друг мой дальный
Другу неведомому
Думы черные лелею
Душа и тело нам даны
Душа моя без крыл
Душа моя, благослови
Душа немая, сострадая
Душа, отторгнувшись от тела
Душой росы, не выпитой пространством
Душу вынувши из тела
Дымился ладан благовонный
Дышу дыханьем ранних рос
Еврей боится попасть в шеол, как христианин в ад
Елисавета, Елисавета
Если б я был к счастью приневолен
Если б я был себе господином
Если б я был ранен стрелою
Если б я могла, как платье
Если замолкнет хотя на минуту
Если знаешь за собою
Если скажешь: – Упоенье
Если солнца в небе нет
Если трудно мне жить, если больно дышать
Если ты чего-нибудь захочешь
Есть ароматы в непорочной плоти
Есть в этих долгих муках радость
Есть вдохновенье и любовь
Есть соответствия во всем
Есть тайна несказанная
Есть тропа неизбежная
Есть улыбки, зыбкие, как пляски
Еще арба влечется здесь волами
Еще в полях белеет снег
Еще гудят колокола
Еще немного дней добавить
Жаждет сердце тишины
Жарким летом
Жаркое солнце по небу плывет
Жди удивительного чуда
Желанье страстное – сорвать
Жестокая слукавила
Жестокие дни
Живи и верь обманам
Живы дети, только дети
Жизни рада и не рада
Жизни, которой не надо
Жизнь моя, змея моя
Жизнь проходит в легких грезах
Жизнь хитрит, смеется да лукавит
Жуткая колыбельная
Жуткий полдень дышит зноем
За Волгою просторы те же
За кустами шорох слышен
За мельканьем волшебных узоров
За мрак изображений
За оградой старых стен
За окном пробежали ребята
За плохое знание урока
За решёткой
За старинными амбарами
За цветком цветёт цветок
За чай, за мыло
Забелелся туман за рекой
Забыв о родине своей
Забыв о счастьи, о весельи
Забыты вино и веселье
Загаром стройных ног на влажных травах в поле
Займитесь чтением в вагоне
Закрыв лицо рукою
Закрывая глаза, я целую тебя
Зальдивши тайный зной страстей, Валерий
Замолкнули праздные речи
Запах асфальта и грохот колес
Заря на закате
Заряла, озаряла
Застенчив я, и потому смешон
Затаился в траве и лежу
Затхлый запах старых книг
Зачем возрастаю? — Снегурка спросила меня
Зачем любить? Земля не стоит
Защекочут до смеха, защекочут до дрожи
Звезда Маир
Звездная даль
Звездные выси приближу
Звенела кованная медь
Зверь-человек купается от века
Здесь и там вскипают речи
Здесь люди очень злые
Здесь над людьми везде царят
Здесь недоступен я для бредов бытия
Здесь солнце светит безучастное
Здесь, на этом перекрестке, в тихий, чуткий час
Зеленая вода гнилого моря
Зеленые слова так ласковы, так радостны
Зеленый изумруд в твоем бездонном взоре
Зелень тусклая олив
Земле
Земли поколебав основы
Земли смарагдовые блюда
Земля докучная и злая
Земля мила, хоть и сурова
Земля, и небо голубое
Земной, желанный сердцу рай
Земные топи непролазны
Злая ведьма чашу яда
Злое земное томленье
Злой Дракон, горящий ярко там, в зените
Змея один лишь раз ужалит
Змий, царящий над вселенною
Значит, дошел до черты
Знаю знанием последним
Знаю правду, верю чуду
Знойно туманится день
И без греха не будет пуст
И породисты, и горды
И так я долго сердце мучил
И это небо голубое
И этот день такой же будничный
Иван-Царевич
Играет солнце на восходе
Иди в толпу с приветливою речью
Идти б дорогою свободной
Иду в лесу. Медлительно и странно
Иду в смятеньи чрезвычайном
Иду по улицам чужим
Иду, путей не выбирая
Иду, цветы сбираю
Иду я влажным лугом
Иду я и заглядываю
Из детства Клара мне знакома
Из мира чахлой нищеты
Из низменных страстей, из гнусных утомлений
Из отуманенного сада
Из старых былей
Из чаш блистающих мечтания лия
Из-под летней светлой блузы
Избороздил я все окрестности
Избрать из двух грозящих зол
Изволением вечного Бога
Изменил я тебе, неземная
Изнемогающая вялость
Имена твои не ложны
Ирина
Искали дочь
Иссякла божеская жалость
Истомил меня пасмурный день
Истомный зной, но мне отрадна
Исчезнет мир усталый, тая
Итальянец в красном жилете
К безвестным, дивным достижениям
К жизни забытой
К земле уже не тяготея
К первоначальной чистоте
Каждый год я болел в декабре
Каждый день люблю подняться
Каждый день, в час урочный
Как бессвязный рассказ идиота
Как было сладостно вино
Как высокая тонкая арка
Как же богат я слезами
Как же огня не любить
Как лук, натянутый не слишком туго
Как мне ни горек мой напиток
Как мне с Коленом быть, скажи, скажи мне, мама
Как много снегу намело
Как на куртине узкой маки
Как нам Божий путь открыть
Как небо вечернее ясно!
Как ни бейся, жизнь обманет
Как ни грозит нам рок суровый
Как остро наточил я стрелы
Как пловец в прозрачном синем море
Как попала на эстраду
Как сковать мне эту волю
Как часто хоронят меня
Как ювелиры, собираем
Как я с Тобой ни спорил, Боже
Как ярко возникает день
Какая нежная интимность
Какая покорность в их плаче
Какая радость – по дорогам
Какая смена настроений
Какая тишина! Какою ленью дышит
Какие злые перемены
Какие-то светлые девы
Какое горькое питье
Какой-то хитрый чародей
Каменные домики, в три окошка каждый
Камни плясали под песни Орфея
Камыш качается
Качели
Келья моя и тесна, и темна
Кинжал не нужен для того
Кинул землю он родную
Клевета
Когда войдем мы ликовать
Когда звенят согласные напевы
Когда меня ты грозно гонишь
Когда с малютками высот
Когда царицы скромно косы
Когдa я был собакой
Когда я в бурном море плавал
Когда я стану умирать
Когда-то мудрый д’Аламбер
Колыбельная Насте
Колыбельная себе
Коля, Коля, ты за что ж
Конь Аполлона
Короткая радость сгорела
Костер
Кругом насмешливые лица
Кто же кровь живую льет
Кто на воле? Кто в плену
Кто сложил куплеты
Кто увидит искру? Виден только след
Кумир упал, разрушен храм
Купол церкви, крест и небо
Ладан стелется туманный
Ладья
Лампа моя равнодушно мне светит
Ландыши, ландыши, бедные цветы
Ласкою утра светла
Легкокрылою мечтою
Лежали груды мха на берегу морском
Лежу в траве на берегу
Лежу и дышу осторожно
Лес и в наши дни, как прежде
Леший любит девок замануть
Либава, Либава, товарная душа
Лизу милый друг спросил
Ликуй, звени, блести, мой легкий, тонкий стих
Ликующей в мирах Любви
Лиловато-розовый закат
Лиловый очерк снежных гор
Лихо
Лишь в минуты просветленья
Лукавый хохот гнусных баб
Луна взошла, и дол вздохнул
Лунная колыбельная
Луны безгрешное сиянье
Любви неодолима сила
Любви томительную сладость неутолимо я люблю
Люби меня ясно, как любит заря
Люби меня, люби, холодная луна
Любите, люди, землю, – землю
Люблю бoльшие города
Люблю блуждать я над трясиною
Люблю загорающиеся
Люблю мое молчанье
Люблю мою родную землю
Люблю я все соблазны тела
Любовь к земле недолго мучит
Любовью легкою играя
Любопытные соседки
Люди вежливы и кротки
Люди такие презренные
Людская душа – могила
Мала ворона
Маленькие кусочки счастья, не взял ли я вас от жизни
Малыш, Отцу послушный
Маргрета и Леберехт
Матово-нагие плечи
Медный змей
Межи
Мелькающие годы
Мениса молодая
Менял разные личины
Мерцает запах розы Жакмино
Мечи отчаянья свергаются с небес
Мечта стоять пред милой дамой
Мечтатель, странный миру
Мечты о славе! Но зачем
Мигом оставлен полок
Милая мать, ты – Мадонна
Милая прохлада, – мгла среди полей
Мне боги праведные дали
Мне была понятна жизнь природы дивной
Мне в Институте живется
Мне весело, – я необутый
Мне говорит наставник мудрый
Мне паутину не плести
Мне райских радостей не надо
Мне сегодня нездоровится
Мне страшный сон приснился
Много вижу следов на песке прибережных дорог
Много камней на дороге
Многоцветная ложь бытия
Моей свинцовой нищеты
Мои томительные дни
Мой ангел будущее знает
Мой ландыш белый вянет
Мой милый друг! я прежде был
Молитва покаяния
Молодой босой красавец
Морозная даль
Моя верховная Воля
Моя далекая, но сердцу близкая
Моя молитва – песнь правдивая
Моя печаль в полночной Дали
Моя усталость выше гор
Мудрец мучительный Шакеспеар
Муж мой стар и очень занят, все заботы и труды
Муза
Мы – плененные звери
Мы были праздничные дети
Мы лежали на мшистой постели
Мы людей не продаем
Мы поем, как зыряне поют
Мы поклонялися Владыкам
Мы скучной дорогою шли
Мы устали преследовать цели
Мысль не нудится трудом
На берегу ручья в лесу
На Волге
На гармонике рев трепака
На гибельной дороге
Нa гулких улицах столицы
На закат, на зарю
На заре, заре румяной
На лестнице не видно никого
На меня ползли туманы
На минуту приходила
На небе лунный рдеет щит
На него еще можно смотреть
На нем изношенный кафтан
На опрокинутый кувшин
На песке прихотливых дорог
На песке, пыли и глине
На пламенных крыльях стремлений
На поденную работу
На разноцветных камнях мостовой
На распутьи злом и диком
На свете много благоуханной и озаренной красоты
На свирели вечером играя
На серой куче сора
На тихом берегу мы долго застоялись
На улицах пусто и тихо
На улице пылью запахло
На холмах заревых таинственную быль
На что мне пышные палаты
На Шипке все спокойно
На щеке прекрасной будетлянки
Навек налажен в рамках тесных
Нагая, ты предстала предо мной
Над безумием шумной столицы
Над землёю ты высок
Над плесом маленькой реки
Над усталою пустыней
Надеть личину или снять
Нaдo жить с людьми чужими
Надо мной голубая печаль
Надо мною жестокая твердь
Надо мною, как облако
Назвать, вот этот цвет лиловый
Наивно верю временам
Налей в бокал какое хочешь
Наливаясь медвяною кровью
Нам, людям, справедливости не надо
Народ торжественно хоронит
Насилье царствует над миром
Насладился я жизнью, как мог
Насладиться б жизнью здешней
Наслаждаяся любовью, лобызая милый лик
Настала светлая минута
Настало время чудесам
Насытив очи наготою
Наш кот сегодня видел
Нашу любовь увенчали
Не боюсь ни бедности, ни горя
Не быть никем, не быть ничем
Не глядится никто в зеркала
Не дождь алмазный выпал
Не доживу до светлых дней
Не думай, что это березы
Не жалей о днях минувших
Не завидую тупому дурачью
Не заползет ко мне коварная змея
Не знают дети
Не иссякли творческие силы
Не ищите грозных драм
Не клятвами любовь твоя была сильна
Не Люблю я встреч
Не люблю, не оболыщаюсь
Не могу собрать
Не надейся на силу чудесную
Не надо долгого веселья
Не наряд тебя красит, о нет
Не нашел я дороги
Не носил я богатых одежд
Не один я в тесной келье
Не поверь лукавой лжи
Не пойду я в лес гулять одна
Не понимаю, отчего
Не понять мне, откуда, зачем
Не презирай хозяйственных забот
Не свергнуть нам земного бремени
Не скажешь, какими путями
Не слышу слов, но мне понятна
Не смейся над моим нарядом
Не снова ли слышны земле
Не стоит ли кто за углом
Не стыдясь людей, она
Не трогай в темноте
Не увлекайтесь созерцаньем
Не ужасай меня угрозой
Не улыбайся, день прекрасный
Не успеешь дорожки полоть
Не ходи ко мне, тоска
Не я воздвиг ограду
Небо — моя высота
Небо желто-красное зимнего заката
Небо рдеет. Тихо веет тёплый ветерок
Невеста тихая приходит
Невинный цвет и грешный аромат
Невольный труд
Невольным отдыхам не рад
Невыносимо тяжкое воспоминанье
Негодование
Недотыкомка серая
Неживая, нежилая, полевая, лесовая, нежить горькая
Незабудки вдоль канавки
Ненавижу снова женщин и обманы
Нерон сказал богам державным
Нет словам переговора
Нет, не любовь меня влекла
Нет, не одно только горе
Нет, я тому не верю, что шепчет мне Колен
Неурожай
Неустанное в работе
Нецеломудренно скорбя
Ни презирать, ни ненавидеть
Ни человека, ни зверя
Ниву спелую волнуешь
Никогда я не поверю
Никого и ни в чем не стыжусь
Никто не убивал
Нине Каратыгиной
Ничто не изменит
Но не затем к тебе вернуся
Новый человек во мне проснулся
Ночные стихи
Ночь
Ночь настала рано
Ночь настанет, и опять
Ночь, тишина и покой. Что же со мной? Кто же со мной
Ночью лунною и ясной
Ну, что ж, вздымай свою вершину
Нюренбергский палач
О. А. Глебовой-Судейкиной
О бедствии забывши общем
О, безмерная усталость
О владычица смерть, я роптал на тебя
О друг мой, друг мой бледный
О друг мой, друг мой милый
О, если б сил бездушных злоба
О, жалобы на множество лучей
О, жизнь моя без хлеба
О забвение! низойди, обмани
О лихорадочное лето!
О, не спеши скликать народы
О сердце, сердце! Позабыть
О смерть! я твой. Повсюду вижу
О царица моя! Кто же ты? Где же ты
О чем щебечут птицы
О ясных днях мечты блаженно строя
Обдувайся, одуванчик
Обманет сладкий запах розы
Обнаженный царь страны блаженной
Обнажились гладкие каменья
Обольщения лживых слов
Оболью горячей кровью
Обрыв
Обутый в грязь земную
Обширен русский Пантеон
Объявления
Объята мглою вещих теней
Обыдиотилась совсем
Овеществленная дремота
Огненный мак
Огни далекие багровы
Огонек в лесной избушке
Огонь, пылающий в крови моей
Один в полях моих иду
Один свершаю долгий путь
Одиночество – общий удел
Окно ночное
Околдовал я всю природу
Окрест – дорог извилистая сеть
Окруженный облаками
Он был один. Горели свечи
Он не знает, но хочет
Он песни пел, пленял он дев
Он промечтал всю ночь, пока в его oкно
Он с неба нисходил порою вешней
Он шел путем зеленым
Она безумная и злая
Она придет ко мне, – я жду
Опьянение печали, озаренье тихих, тусклых свеч
Опять заря смеяться стала
Опять ночная тишина
Опять в лазури ясной
Опять… Сердце мое изнемогшее
Опять сияние в лампаде
Оргийное безумие в вине
Осенью скучной
От курослепов на полях
Отбросив на веки зеленые пятна от очков
Отвори свою дверь
Отдыхая в теплой ванне
Откачнись, тоска моя, чудовище
Отражена в холодном зеркале
Отрок слабый и недужный
Отчего боятся дети
Отчего же людям больно
Пал на небо серый полог
Парный воздух, гам и мгла
Пелена тумана
Перванш и сольферино
Перед твоей лампадою
Передрассветный сумрак долог
Перешагнешь, но не уйдешь
Песней колокольной
Песок, текучий как струя
Печальный аромат болот
Печальный дар анахорета
Печальный друг, мой путь не прокляни
Печать божественного Духа
Пилигрим
Пламенем наполненные жилы
Пламеннее солнца сердце человека
Плачет безутешная вдова
Пленитель душ, таинственным уловом
Плеснула рыбка под водой
Плещут волны перебойно
По дорожке солнечного сада
По жестоким путям бытия
По копейке четыре горшечка
По небесам идущий Бог
По неизведанным путям
По силе поприще едино
По ступеням древней башни поднимаюсь выше, выше
Пo тем дорогам, где ходят люди
По узким улицам гремит
По цветам, в раю цветущим
Погляди на незабудки
Под звучными волнами
Под кустами снег лежит
Под легким туманом долины
Под одеждою руки скрывая
Под пальмами играли в кости
Под сводами Утрехтского собора
Под сению Креста рыдающая мать
Под сенью тилий и темал
Под черемухой цветущей
Поднимается дева по лесенке
Поднимаю бессонные взоры
Подражание пророку Амосу
Подумай, – на праздник я выду
Подыши еще немного
Поет печальный голос
Позабыв о светлом Фебе
Позолотила ноготки
Пой по-своему, пичужка
Пойми, что гибель неизбежна
Покоряясь жажде странной
Покрыла зелень ряски
Покуковала, улетела
Полудетские грезы
Полуисточенное смертью тело
Полуночная жизнь расцвела
Полуночною порою
Помнишь, мы с тобою сели
Поняв механику миров
Порой повеет запах странный
Порой томится Дульцинея
Порос травой мой узкий двор
Порочная любовь
Порочный отрок, он жил один
Порою туманной
Портной Иванов из Парижа
Посвящение
Поскорее добрести бы
После жизни недужной и тщетной
Последуешь последней моде
Посмотри, какие башмачки
Постройте чертог у потока
Пошел мне год уже двадцать второй
Поэт, привыкший к нищете
Поэт, ты должен быть бесстрастным
Прачка с длинною косою
Предметы предметного мира
Предстояших несчастий предтечам
Прежнее истлело
Прекрасен был его закат
Прекрасный Днепр, хохлацкая река
Пренебрегая дольным миром
Преодолев тяжелое косненье
Преодолел я дикий холод
При ясной луне
Приветом роз наполнено купе
Привыкли говорить мы дома
Придешь ли ты ко мне, далекий, тайный друг
Приди ты поздно или рано
Прижаться к милому плечу
Призрак ели с призраком луны
Призрак моей гувернантки
Прикован тяжким тяготением
Прильнул он к решетке железной
Прими Ее, мой пламенный двойник
Приникни, пыль дорожная
Природа учится у нас
Приучив себя к мечтаньям
Приходи, мой мальчик гадкий
Пришла заплаканная жалость
Пришла ночная сваха
Пришла опять, желаньем поцелуя
Пришли уставленные сроки
Пробегают грустные, но милые картины
Провинциалочка восторженная
Продукты сельского хозяйства
Прозрачной ночью от вокзала
Прозрачный сок смолистый
Пройду над влагами болот
Пройдут все эти дни, вся жизнь совьется наша
Проселок
Проснувшися не рано
Простая Песенка
Прости, – ты – ангел, светлый, чистый
Просыпаться утром pано
Просыпаюсь рано
Противоречия во всем
Прохладная забава
Проходи, босой и кроткий
Проходят отроки и девы
Прохожу я тропы и дороги
Прошедшие оставили следы
Птичка – только канарейка, домик – только клетка
Птичка низко над рекою
Пурпуреа на закате расцвела
Пускай ликуют эти люди
Пусть будет все не так, как было
Путь лежит по каменцу
Путь мой трудный, путь мой длинный
Путь над морем вдруг обманет
Пьяный поэт
Пятью восемь сорок
Раб французский иль германский
Равно для сердца мило
Радуйся, радуйся, Ева
Разбудил меня рано твой голос, о Брама
Разве все язвы и шрамы
Различными стремленьями
Разнообразность городов
Разрушать гнездо не надо
Рассвет полусонный, я очи открыл
Расстегни свои застежки и завязки развяжи
Растревожил рану, а зачем?
Расточитель
Расцветайте, расцветающие
Рая не знаем, сгорая
Река времен имеет острова
Реклама конторы объявлений
Ржавый дым мешает видеть
Рифма
Родился сын у бедняка
Рождает сердце в песнях и радость и печаль
Розы битв жестоких
Розы Вячеслава Иванова
Росою травы живы
Россия
Рудо-желтый и багряный
Румяный, бойкий ученик
Румяным утром Лиза, весела
Русалка
С вами я, и это – праздник, потому что я – поэт
С волками жить, по-волчьи выть
С врагом сойдясь для боя злого
С каждым годом жизнь темней
С тех пор, как тебя полюбил я
Сама, с лукавостью улыбки
Самый ясный праздник года
Сатана вошел во фраке
Сатанята в моей комнате живут
Сверну-ка я с большой дороги
Светлой предутренней грезой
Светлый дом мой все выше
Свистали, как бичи, стихи сатиры хлесткой
Свободный ветер давно прошумел
Своеволием рока
Своей вины не отрицай
Святых имен твоих не знаю
Себе я покупаю смерть
Себя встречая в зеркалах
Сердце дрогнуло от радости
Сердце мне ты вновь, луна, тревожишь
Сердцем овладевая злоба застарелая
Сила песни звонкой сотрясает тело птички
Сказка ль только – эти местности
Сквозь вещий сумрак настроений
Сквозь кисейный занавес окна
Сквозь туман едва заметный
Сквозь туман этой жизни смятенной
Скифские суровые дали
Склонив к твоим ногам усталые глаза
Скользко-холодное
Скоро крылья отрастут
Скупа Филис, но пыл мятежный
Скучная лампа моя зажжена
Слабеют силы
Слепит глаза Дракон жестокий
Слишком медленно сгораю
Слова весьма разнообразны
Слова так странно не рифмуют
Слова твои строптивые
Словно бусы, сказки нижут
Словно лепится сурепица
Слушай горькие укоры
Слышу голос милой
Слышу песни плясовой
Смеется ложному учению
Смеешься надо мною
Смерть и сон, сестра и брат
Снег на увядшей траве
Снова покачнулись томные качели
Снова саваны надели
Собака седого короля
Соборный Благовест
Согласятся все историки
Солнце в тучу село
Солнце вечное сияет
Солнце от востока
Солнце, которому больно
Соловей cредь ветвей
Сон похорон
Сонет
Спишь ты, матушка, в могиле
Сплетают тени на песочке
Сплетеньем роз венчайте милых жен
Спозаранку две служанки
Спутник
Стансы Польше
Старик улыбчивый, ты медлишь на пороге
Старый дом развалится
Старый муж давно наскучил
Степь моя! Ширь моя!
Стих, как прежде, не звучит
Стихия Александра Блока
Стоит он, жаждой истомленный
Стоит пора голодная
Столкновение бешеных воль
Странный сон мне снился: я кремнистой кручей
Стремит таинственная сила
Стремленье гордое храня
Струясь вдоль нивы, мертвая вода
Судьба была неумолима
Суровый дpyг, ты недоволен
Суровый звук моих стихов
Счастье
Та святая красота
Так величавы сосны эти
Так же внятен мне, как прежде
Так жизнь пуста, так грезы ярки
Там, внизу, костры горели
Там, где улицы так гулки
Там, за стеною, холодный туман от реки
Танки
Творца излюбленное чадо
Творчество
Твоя душа – кристалл, дрожащий
Твоя душа – немножко проститутка
Твоя любовь – тот круг магический
Тебя Господь накажет
Тепло мне потому, что мой уютный дом
Теплый ветер веет мне в лицо
Терцинами писать как будто очень трудно
Тирсис под сенью ив
Тихая колыбельная
Тихий свет отбросив вверх, на потолок
Тихо, тихо над прадедовским прудом
Тихой лазурной дорогой
То не слёзы, — только росы, только дождь
Тогда насмешливый мой гений
Толпы домов тускнели
Только будь всегда простою
Только забелели поутру окошки
Только мы вдвоем не спали
Томилось небо так светло
Томленья злого
Тонкий край свой месяц долу кажет
Топор широкий не отрубит
Трепетно падают лилии белые
Трепещет робкая осина
Трепещет сердце опять
Три девицы спорить стали
Трое ко мне устремились
Тропинка вьется
Туман и дожль. Тяжелый караван
Туман не редеет
Туманы над Волгою милой
Ты – Воскресение! Ты, Смертью смерть поправ
Ты в стране недостижимой
Ты гори, моя свеча
Ты дал мне душу зыбкую
Ты живешь безумно и погано
Ты жизни захотел, безумный
Ты к сплетням людским равнодушна
Ты ко мне приходила не раз
Ты не бойся, что темно
Ты не весел и не болен
Ты не заснула до утра
Ты не знаешь, невеста, не можешь ты знать
Ты незаметно проходила
Ты ничего не говорила
Ты печально мерцала
Ты посмотрела мне в глаза
Ты пришла ко мне с набором
Ты сжег мою умильную красу
Ты только для меня. Таинственно отмечен
Ты улыбаешься, день ясный
Ты умираешь, ты хил и слаб
Ты, смуглый ангел, любишь соль
Тяжелокрылые печали
Тяжелые сны меня мучат
Тяжелый и разящий молот
Тяжелыми одеждами
У меня сто тысяч теней
У правительства — нагайки, пулеметы и штыки
Убежать бы в леса, отдохнуть
Увидеть города и веси
Увидишь мир многообразный
Угас дневной надменный свет
Угол падения равен углу отражения
Узкие мглистые дали
Узнаёшь в тумане зыбком
Уйдешь порой из солнечной истомы
Улыбкой плачу отвечая
Умертвили Россию мою
Унесла мою душу
Упадешь ты в лужу или в грязь
Упоенный ядом власти
Ускользающей цели
Усмиривши творческие думы
Устав брести житейскою пустыней
Утешающий свет
Утомленный горячими ласками
Утонул я в горной речке
Утро
Утром встану, в окна гляну
Фараон, фельдфебель бравый
Халдейская песня
Хнык, хнык, хнык!
Холод повеял в окно
Холодная, жестокая земля
Холодный ветерок осеннего рассвета
Хороводом ночь водила
Хорошо бы стать рыбачкой
Хорошо в широком поле
Хорошо, когда так снежно
Хоть умом не очень боек
Хотя бы нам и обещали
Хотя и пустынна дорога
Хотя сердца и ныне бьются верно
Царевной мудрой Ариадной
Цвети, безумная агава
Цветик белоснежный
Цветков благоуханье
Цветными шелками по беглому шелку я вышила милый
Цветы для наглых, вино для сильных
Целуйте руки у нежных дев
Целуя руку баронессы
Церковь
Чародейный плат на плечи
Чёт и нечет, мутный взор
Час ночной отраден
Человечек Божий
Чем бледней лучи дневные
Чем строже себя наблюдаю
Чернеет лес по берегам
Чертовы качели
Четыре офицера
Чиста любовь моя
Что было, будет вновь
Что в жизни мне всего милей
Что вся громада эта может
Что вчера пробегало во мне
Что дальше, всё чудесней
Что дурак я, знаю сам
Что ж, пойте, вы, артисты
Что жалеть о разбитом бокале
Что же ты знаешь об этом
Что звенит? Что манит?
Что может быть лучше дороги лесной
Что моя судьбина
Что мы служим молебны
Что напишу? Что изреку
Что таскать мне эту ношу
Швея
Широк простор, и долог путь
Широкие улицы прямы
Шум и ропот жизни скудной
Шут
Эллиптической орбитой
Эта странная труппа актеров и актрис
Этот зыбкий туман над рекой
Я – бог таинственного мира
Я был в лесу, и сеял маки
Я был один в моем раю
Я верен слову твоему
Я верю, верю, верю, верю
Я влюблен в мою игру
Я возвращаюсь к человеку
Я воскресенья не хочу
Я вышел из потайной двери
Я дикий голод вспоминаю
Я должен быть старым
Я дорогой невинной и смелою
Я душой умирающей
Я дышу, с Тобою споря
Я ждал, что вспыхнет впереди
Я живу в темной пещере
Я жил как зверь пещерный
Я иду от дома к дому
Я иду, печаль тая
Я из училища пришел
Я испытал превратности судеб
Я к ней пришел издалека
Я к ногам любимой брошу
Я к тебе головою приник
Я лесом шел. Дремали ели
Я лицо укрыл бы в маске
Я любви к тебе не знаю
Я любил в тебе слиянье
Я люблю весной фиалки
Я люблю всегда далекое
Я люблю мою темную землю
Я напрасно хочу не любить
Я не люблю строптивости твоей
Я не спал, – и звучало
Я не хочу захоженных дорог
Я ничего не знаю, какая радость есть
Я ноги в ручейке омыла
Я один в безбрежном мире, я обман личин отверг
Я отдал дань земной заботе
Я печален, я грешен
Я подарю тебе рубин
Я позабыл, как надо колдовать
Я приготовился принять гостей
Я рано вышел на дорогу
Я сам закон игры уставил
Я сам себе создал обман
Я сжечь ее хотел, колдунью злую
Я слагал эти мерные звуки
Я совершил полет мой к небу
Я создал легенду любви
Я созидал пленительные были
Я спал от печали
Я спешил к моей невесте
Я становлюся тем, чем был
Я страшною мечтой томительно встревожен
Я также сын больного века
Я томился в чарах лунных
Я уведу тебя далёко
Я устал, – я едва только смею дышать
Я ухо приложил к земле
Я часть загадки разгадал
Язычница! Как можно сочетать
Яр-хмель
Яркий факел погребальный
Яро длился милый день
 


www.reliablecounter.com
Click here


Яндекс.Метрика









Делимся с друзьями
Перейти к верхней панели